Белорусских поляков толкают к экстремизму

Ленинский районный суд Гродно признал информационный ресурс нелегального Союза поляков в Белоруссии (СПвБ) Анжелики Борыс экстремистским. Сама Борыс уже десять месяцев находится под арестом по подозрению в пропаганде нацизма и межнациональной розни. 

Правоохранительные органы Белоруссии подразумевают под этим деятельность Борыс по возвеличиванию членов антисоветского бандподполья 1944-1953 гг. – Армии Крайовой (АК) и прочих вооружённых польских формирований. Убийства этими группировками мирного населения, советских милиционеров и солдат Красной армии Борыс считает подвигом, достойным уважения в глазах нынешнего поколения белорусских поляков.

Под руководством Борыс СПвБ планомерно занимался созданием государства в государстве. История Белоруссии в изложении СПвБ и принятая официальная история в белорусских учебных заведениях – это две разных истории. В той её версии, которую транслирует СПвБ, Белоруссия – это польская земля, польские магнаты – её благодетели, польский язык и католичество – её родные язык и религия, польские шляхтичи – её ангелы-хранители. АК – продолжательница боевых традиций польской шляхты, налёты на советские гарнизоны – продолжение славного дела польских повстанцев времён Костюшко, Радзивилла и Калиновского и неотъемлемая часть польской национальной памяти. 

Борыс и её люди устанавливали памятные кресты и мемориальные таблички в местах гибели повстанцев и «аковцев», развязали грязную кампанию по очернению подвига белорусских партизан в Великой Отечественной войне и создавали в Белоруссии свои параллельные органы образования, культуры, вероисповедания. Пытались пролезть в политику, но Лукашенко им этого сделать не позволил. Дошло до того, что во время попытки госпереворота в августе 2020 года СПвБ Борыс превратился в поставщика кадров для протестного движения, ячейки СПвБ – в пункты хранения агитационных материалов и разработки тактики противостояния с властями. 

Вполне предсказуемо СПвБ назвал решение Ленинского райсуда Гродно страхом режима Лукашенко перед «свободным словом поляков». Что дало Борыс право ассоциировать мнение своей организации со свободным словом, как таковым, непонятно. Это, вообще, в традициях польской пропаганды – рекламировать везде тезис о том, будто польский национальный характер сам по себе соответствует современным демократическим нормам, и каждый поляк по факту рождения поляком уже является охранителем прав человека и индивидуальной свободы. Как выразился один польский политэксперт, поляки не нуждаются, в отличие от прочих европейцев, в изучении России, знания о том, что Россия – зло, каждый поляк приобретает от рождения.

Официально в Белоруссии проживает около 300 тыс.этнических поляков, неофициально, т.е.по данным МИД Польши – более 1 млн. Для Варшавы это – целевая аудитория для распространения антироссийской и антибелорусской пропаганды. Белорусская прозападная оппозиция в большинстве своём состоит из поляков либо белорусов-католиков, которых СПвБ тоже опекает. 

К счастью, есть в Белоруссии и другие поляки. Они тоже создали свой Союз поляков в Белоруссии, но легальный. Сегодня его возглавляет Александр Сонгин. В отличие от Борыс, Сонгин призывает к сохранению польской культуры и традиций среди белорусских поляков, а не к бунту против Лукашенко по приказу из Варшавы.

За такое вольнодумство Варшава мстит. Члены организации Сонгина не могут надеяться на льготное получение т.н. Карты поляка, дающей право на медицинское обслуживание, образование и трудоустройство в Польше. Зато члены организации Борыс получают этот документ с завидной лёгкостью. Польша попросту отвернулась от десятков тысяч соплеменников, осмелившихся войти в СПвБ Сонгина. Этих поляков для Польши не существует.

Таким образом, в Белоруссии действуют два Союза поляков и польское дело в республике идёт двумя параллельными путями. Борыс зазывает белорусских поляков на баррикады, Сонгин – к миру и согласию. Борыс заявляет, что белорусский режим подавляет польское нацменьшинство и её культуру, Сонгин это отрицает. И прав Сонгин, а не Борыс. О каком подавлении польской культуры может идти речь, если белорусские поляки имеют свою организацию, а в некоторых учебных заведениях изучается польский язык, не считая внешкольных курсов для его изучения? 

В понимании Борыс ущемляют – это не пускают в политику. А разве в Польше есть нелегальное белорусское движение, которое претендовало бы на политическую роль в государстве? Нет такого, и Варшава никогда не позволит, чтобы появилось. Так почему Варшаве можно такого не допускать, а Минску нельзя? 

Белорусские власти закрыли многие учреждения, работавшие под контролем Борыс. Варшава сразу же обвинила Минск в наступлении на польскую культуру. 

Если кто-то, находясь в здравом уме, отдал тебе на хранение меч, а потом, лишившись рассудка, потребует его назад, отдать меч будет преступлением, гласит римская поговорка. Минск разрешал Борыс десятилетиями подвизаться на почве польской культуры, обзаводиться Польскими домами, клубами, школами. Попытка Борыс влезть в политику, используя польский вопрос, привело к тому, что отделения её Союза поляков были закрыты. Открывать их вновь и возвращать в руки Варшавы этот инструментарий было бы со стороны Минска преступлением против собственной государственности. 

Ведь Варшаве надо было действительно лишиться чувства политической уравновешенности, чтобы под видом культуры приступить к демонтажу политической системы того государства, которое позволило местным полякам возрождать свою культуру.

 

Художник: Ю. Брандт.

5
1
Средняя оценка: 2.92188
Проголосовало: 64