Не тех позвал в гости НАТО, или к границам 1997 года

Первые цветы безудержной любви НАТО к украинским журналистам расцвели во второй половине бурных 90-х. Ровно тогда, когда после развала великой страны власть постсоветской Украины унавозила взаимоотношения с «цивилизованным миром» признаниями в нежных чувствах, воплотившихся сначала в присоединении Украины к Совету североатлантического сотрудничества, а в феврале 1994 года – в заключении рамочного договора с НАТО о программе «Партнёрство во имя мира». Дальше было бурное развитие этих отношений, которые за четверть века привели Украину к гражданской войне, конфронтации с Россией и полной зависимости Украины от Запада, готового воевать за свои интересы «до последнего украинца». Но мы не будем забегать вперед, а сделаем остановку в 1997 году, когда постсоветские страны поспешно уничтожали свой арсенал, а вожди уверяли население, что-де существует договоренность с Альянсом о не расширении НАТО на Восток. 
Итоги деятельности продажной элиты подвел 2022 год. В канун его Россия выдвинула США и НАТО ультиматум: убрать натовские войска и базы к границам 1997 года. 

ГОД 1997-й

В тот уже далекий год группа донецких журналистов, приглашенных в штаб-квартиру НАТО, собиралась по принципу: «У кого есть загранпаспорт?» А когда собралась, то обнаружилось, что сформирована она отнюдь не из военкоров и политологов, которым по долгу службы положено разбираться в вопросах войны и геополитики. Как в Ноевом ковчеге, здесь оказалось «всякой твари по паре»: спортивный комментатор и собкор, телевизионщик и барышня, пишущая о рок-музыке. Уже в Киеве тихой тенью присоединился к нам пан с длинными украинскими усами. Вроде журналист с Западной Украины, а, кроме того, «народный синоптик». Отстал от группы собратьев, которых вперед нас, «схiдняков», т.е. жителей Восточной Украины, евроинтеграторы по «праву первой ночи» повезли не только в мозговой центр Альянса, но и на военную базу в Германии, где дислоцировались самолеты-разведчики AWACS. 

Ну, а мы поехали в логово новых друзей украинской власти, по пути наблюдая родимые пятна украинства, которые, чем больше мы удалялись от Донецка, тем явственнее проступали в нашем окружении. Так, представители украинского посольства в Брюсселе, едва мы приближались к ним, срочно переходили с русского на украинский. 
На встрече с пресс-секретарём НАТО вообще дошло до курьеза, где труднее всех пришлось киевской переводчице, сопровождавшей нашу группу. Пока натовский чиновник говорил свою английскую речь, она переводила на украинский, а мы, русские люди, перемалывали в голове этот насильственный симбиоз ужа и ежа. Но самым смешным оказалось то, что наш собеседник довольно прилично говорил по-русски, потому что несколько лет проработал в Москве собкором то ли БиБиСи, то ли Рейтер. Посмеялись, поговорили, обменялись анекдотами и разошлись с чувством исполненного долга. А переводчица, как оказалось, знавшая это, потом оправдывалась: «Если б я использовала русский, то за границу меня бы уже не выпустили». 

ФОРПОСТ УКРАИНСТВА

Но форпостом украинства был, конечно, посол Украины в странах Бенилюкса, и глава представительства Украины в НАТО Борис Тарасюк. Карьерный дипломат, успевший при Советской власти послужить и в МИД УССР, и в Постоянном представительстве УССР при ООН, и в сверхидеологизированном ЦК КПУ, он, не раздумывая, присягнул новой власти и уже в новообразованном МИДе занялся разоружением Украины и втягиванием ее во вчера еще враждебный Альянс. Как в анекдоте: там я – за КГБ, тут я – за ЦРУ.
Общение донецких журналистов с послом было недолгим. Он тезисно изложил задачи посольства по интеграции республики в мировую систему, не забыв упомянуть о «злокозненной» Советской власти, устроившей в 1932-33 годах на Украине т.н. голодомор, унесший жизни 7млн. украинцев. В новой украинской истории эта страшилка о геноциде украинского народа стала одним из основных столпов пропаганды. В ней не было места жителям Казахстана, Урала, Поволжья и других регионов – жертвам массового голода, поразившего обширную территорию страны. Вот и Борис Тарасюк озвучил это сомнительное число для донецких журналистов. «Откуда эти данные?» – недоумевали мы. Но только после трижды заданного вопроса об источнике информации он признался, что это – данные украинской диаспоры в Канаде. Надо отметить, что сегодня в официальных украинских кругах число жертв «голодомора» уже уменьшилось вдвое. Что будет дальше – посмотрим. 

ХРЫСТЫНА

Пани Хрыстына, приставленная в Брюсселе к нашей группе, тоже была «канадийка», т.е. из Канады. Канадская диаспора украинцев, распухшая после Второй мировой войны за счет, мягко скажем, несимпатиков Советской власти, в т.ч. русофобов и фашистских подельников, стала в чем-то кузницей кадров для строительства Украины по западным лекалам. Для этой цели сгодился даже внучок одиозного «героя Украины» Степана Бандеры. Его привезли в Донецк по линии Конгресса украинских националистов (КУН) и представили общественности как «журналиста и эколога». Но на встрече с прессой, которая состоялась в штаб-квартире КУН, где молодой Бандера восседал под портретами своего дедушки и его подельника Бульбы-Боровца, сказать что-нибудь внятное об экологии Степан Бандера-младший не смог. Потом он выплыл в Киеве в качестве политолога, но оценить его в этом качестве я уже не смогла. А потом он и вовсе пропал из информпространства – видать, не оправдал надежд кураторов. А может, как говорят фантасты, «ушел в сумрак» и продолжил дело своего деда?
Но вернемся к Хрыстыне. Пани Хрыстына по-русски не говорила совсем, поэтому мне пришлось общаться с ней на мове, которой, в силу разных причин, в нашей группе владели не все. Одни приехали на Украину уже во взрослом возрасте, поэтому в школе ее не изучали, у других просто не было языковой практики, потому что Донбасс – регион русский, где украинский язык можно было услышать разве что в селах. Даже включение индустриального Донбасса в состав созданной большевиками Украины и несколько волн проводимой сверху насильственной украинизации не принесли ожидаемых результатов – Донбасс остался русским. Но у пани Хрыстыны была своя история Украины – «канадийська». Не исключаю, что в моем украинском, она увидела некую общность взглядов или точку опоры. Как тот львовянин, который, объясняя, как пройти в нужное мне место, восторженно заметил: «О, ви зi сходу, а так вiльно володiете мовою!» (укр. – «О! Вы с востока, а так свободно владеете языком!»)
– Ви ж так давно мрiяли про незалежнiсть! (укр. – Вы же так давно мечтали о независимости!), – как-то доверительно сказала мне Хрыстына.
– Вполне возможно, что где-то на Украине и мечтали, – ответила я, – только не в Донбассе. Это исконно русский регион.
А накануне нашего отъезда пани Хрыстына пригласила меня вечерком в гости, «на пиво». Может, решила перековать меня, а может еще что… Но гостевание не состоялось. В этот вечер коллега, аккредитованный при Бенилюксе, а точнее, при НАТО, повез меня на экскурсию по Брюсселю. 
Наши взгляды на жизнь с пани Хрыстыной разошлись еще раз, когда она почему-то мне, а не руководителю группы, притащила целую кипу буклетов и справочников по НАТО.
– Хрыстына, – сказала я, – если вы хотите, чтобы кто-то из донецких журналистов прочитал это, то принесите на русском.
Хрыстына была девушка неглупая и меня послушала. Ну, а украинский язык на этот раз проиграл. Должна сказать, что проиграла и натовская идеология. Большинство из наших журналистов сочли эти агитки макулатурой и оставили их в гостинице. 

НАТО – «ГОЛУБЬ МИРА»

Североатлантический Альянс был создан в 1949 году, т.е. после войны, когда главным противником мирового капитала стал не только не сломленный, но и окрепший в победе над фашизмом Советский Союз. «Призрак коммунизма», о котором предупреждал еще в XIX веке Карл Маркс, стал обретать в Европе материальные черты. Поэтому капиталисты сплотили свои ряды под предводительством США – государства, которое еще вчера было нашим союзником в борьбе с гитлеризмом. Понятно, что в антикоммунистический союз СССР не позвали и даже не приняли, когда Москва продекларировала готовность вступить в НАТО. Это дало все основания странам социалистического лагеря создать Организацию Варшавского Договора. Так возник двухполярный мир, просуществовавший вплоть до развала Советского Союза.
Казалось, что с крушением великой державы надобность в НАТО отпала. 
«Мы уже готовы были паковать чемоданы», – не раз говорили нам на встречах чиновники. Тем более, жаловались они, что финансирование недостаточное, а аккредитованные при НАТО коллеги напоминали о доминировании Штатов, которые перетягивали на себя выгодные военные заказы. В общем, большого согласия в рядах антикоммунистов не наблюдалось. Это было очевидно давно, еще с тех пор, как в 1966 Франция покинула их стройные ряды, заявив устами генерала Шарля де Голля о необходимости сохранения суверенитета и нежелании размещать военные базы Альянса на территории Франции.
Но это не стало препятствием для сохранения блока. С уходом регулятора баланса сил в мире, каковым являлся Советский Союз, властные аппетиты капитала только возросли. Глобалисты не собирались отказываться от построения нового мирового порядка. Для этой цели НАТО, как военный союз неравноправных, стал очень удобным инструментом. А для «пипла» была придумана следующая история. Дескать, теперь Альянс будет оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации в любой точке планеты и фактически станет спасателем. Но под эту дымовую завесу «настоящие полковники», убеждавшие нас в благостных намерениях Альянса нового типа, вели себя как опытные наперсточники, и упорно демонстрировали карты противостояния НАТО и России. 
«Почему у вас снова Россия – враг, вы ж теперь миротворцы и спасатели?», – спрашивали мы. «Ой, это карты старые», – валяли дурака полковники, по сути, раскачивая клин, давно и планомерно вбиваемый между Россией и Украиной. Но донецкие журналисты, хоть и подобранные по принципу «с миру по нитке», тоже были не лыком шиты.
«Мы с Россией одна семья, – поставил на место другого полковника наш донецкий спортивный журналист, – и даже, если в семье есть какие-то трения, то соседям, т.е. вам, не нужно вмешиваться». 

«ПИСАЮЩИЙ МАЛЬЧИК» И ДРУГИЕ «ЦЕННОСТИ»

Не знаю как другие, но я чувствовала себя подопытным кроликом, которого заманивают в капкан. «Лакомство» в нем даже в первом приближении выглядело несъедобным. А за капканом явственно слышалось щелканье челюстей ненасытного хищника. Будь я туристом, наверняка увезла бы с собой восхищение от старинных зданий Брюсселя, от мраморной почти живой мадонны Микеланджело, которую привезли в Брюгге еще при жизни гениального скульптора, от шедевров фламандской живописи, от искусства плетения кружев и от изумительного вкуса шоколада. Моя же задача была в другом: проверить (а может, и поверить в!) искренность вчерашнего врага. Но с первых шагов реальность была другая. 
Мы приехали в Брюссель в сумерках и первое, что увидели – двух целующихся негров. Это никак не вязалось с нашими устоями. На следующий день в небе над домами в самом центре Брюсселя были растянуты огромные джинсы с одной оторванной штаниной. Оказалось, что здесь шла конференция, где обсуждался вопрос о запрете противопехотных мин. Это было непривычно и в чем-то даже кощунственно. Верхом пошлости для меня стал «Писающий мальчик» или Manneken Pis – главная достопримечательность Брюсселя и главный герой всей сувенирной продукции, особенно винных штопоров, которые в огромном количестве раскупают туристы. В нескольких кварталах от него примостилась не столь знаменитая «Писающая девочка». Но все рекорды увековеченной безнравственности воплотил в себе памятник разгульному королю Бельгии Леопольду II, которого современники называли «Мясником из Конго» за отрубленные руки «нерадивым» рабам, геноцид конголезцев и безудержное грабительство колонии. И этот «цивилизованный мир» учит нас жизни! 
Все дни нашего пребывания в Брюсселе лил дождь. И по этому признаку город вполне мог перехватить у Львова его «титул» – «мочевой пузырь Европы», который ему присвоили сами львовяне. Дополнило грустную картину бельгийское телевидение, сообщившее о смерти капитана Кусто, который тогда рисовался в моем воображении исключительно как романтик моря. 
Но эра романтизма давно закончилась. НАТО, распухая, как на дрожжах, уже хозяйничает на территории ряда стран бывшего соцлагеря, на территории постсоветской Прибалтики и фактически в Грузии и на Украине, НАТО уже на пороге России. 

КОНФУЗ

Самоуверенность чиновников НАТО в приглашении «туземцев» и в ожидании от них восторгов обернулась для них конфузом. Дончане остались холодны к прелестям западного мира и к мощи Альянса. А приехавшие после нас крымчане вообще породили легенду, разлетевшуюся по всей Украине, как горячие пирожки. Она гласила следующее.
Познакомившись с «мозговым центром НАТО», крымские журналисты выпотрошили стоявшие в каждом гостиничном номере холодильники со спиртным и всю ночь орали «Интернационал» и «Вставай, страна огромная!»
«Який жах!» (укр. – «Какой ужас!») – волновались поклонники Бандеры и симпатики Запада. Наверное, и в Брюсселе кто-то получил по шапке за крымские художества. Поэтому впредь организаторы пресс-тура стали подбирать гостей с бОльшим вниманием, пытаясь сформировать из них устойчивую «пятую колонну». Параллельно с этим на Украине шли протесты против учений НАТО, проводимых на ее территории, против «Си Бриз», против натовских бомбардировок Югославии, против открытия центров НАТО. Здравомыслящие люди были и по ту сторону границы. Так, в ходе проведения Антифашисткого форума в Киеве мне удалось познакомиться с бывшим немецким адмиралом Эльмаром Шмеллингом, который, видя опасность агрессивного блока, громко хлопнув дверью, порвал с армией и НАТО и стал активным борцом за мир. 
В самом центре Брюсселя меня поразил огромный многоэтажный дом, укутанный в полиэтиленовую пленку. Вроде бы административное здание, которое не зажило своей чиновничьей жизнь исключительно из-за того, что при строительстве использовался канцерогенный асбест. Хороший символ для города, где находится штаб агрессивного военного блока. Сегодня НАТО для Европы и для всего мира, как тот асбестовый дом, токсичное формирование, которое давно пора замотать полиэтиленовой пленкой, а вместе с ним – и всех его симпатиков.

***

В начавшемся переговорном марафоне между Россией и Западом последний отказался удовлетворить требования России о возвращении Альянса к границам 1997 года и непринятии Украины и Грузии в состав НАТО, выставив просто нахальные контртребования, касающиеся размещения и дислокации российского воинского контингента на российской же территории. Но «Россия, – как когда-то сказал канцлер Горчаков, – не сердится, Россия сосредотачивается». 

5
1
Средняя оценка: 2.96721
Проголосовало: 61