Да не померкнут звёзды на обелисках

Пожелтевшие страницы из тетради в линейку, выцветшие чернила… Это три последних письма с фронта командира огневого взвода отдельного истребительного противотанкового дивизиона младшего лейтенанта (а потом лейтенанта) Николая Дроздова. Как и миллионы советских воинов, он отдал свою жизнь, освобождая Родину от врага в Великую Отечественную.
«Здравствуй, дорогая Клава и любимые наши малыши, Толя, дочка Лида! С приветом к вам с войны друг Коля. Клав, я жив и здоров, и того желаю вам. Сообщаю, что я получил от вас телеграмму. Этот день был праздником, так как ничего про вас я не слышу уже несколько месяцев. Я сейчас нахожусь в дороге, путь держу к Новороссийску… Выслал деньги. Клава, прошу купи что-нибудь для Толи в честь дня его рождения 3 марта. Толя, поздравляю тебя с днём твоего рождения и желаю хорошего здоровья и много счастья в будущем». (17 февраля 1943 г.)

 
Открытка-письмо с фронта Н.Ф. Дроздова от 17.02.43

Сын Толя исполнил заветы своего отца, вырос достойным человеком. Стал преподавателем в Курганском Высшем военно-политическом авиационном училище, спортсменом-борцом, получил звание полковника. Анатолий Николаевич Дроздов воспитал двух сыновей-офицеров. Ему сегодня за 80, и его без тени сомнений можно назвать счастливым человеком. Сын Толя постарался им стать, ведь именно это завещал ему отец и за это он воевал – за будущее своих детей.
«Видел всего хорошего и плохого. Но нужно сказать, что тут идут бои не на жизнь, а на смерть для фрица, много их побили, но и много предстоит убивать их. Сейчас фрицы снова готовятся к своему очередному наступлению. Но уж больше таких успехов им и во сне не приснится, всё, прошла их цветущая малина… Я не раз был под смертью. Но я не трус, смерти не боюсь, так как я знаю, за что погибаю, за светлое будущее нашего поколения. Под руководством нашей партии и великого Сталина всё будет сделано, и победа будет за нами». (24 июня 1943 г.).


Дроздов Николай Фёдорович

Эти строчки Николай Дроздов написал домой уже с Юго-Западного фронта, из Запорожья. К тому времени его удостоили Ордена Красной Звезды и присвоили звание лейтенанта. Будучи беспартийным, что также отражено в наградном листе и приказе о награждении, советский воин ни разу не усомнился в военной тактике вышестоящего руководства и всей душой свято верил в освободительную, спасительную миссию советского воина для людей всех национальностей, затоптанных фашистским сапогом.
Родина у всех была одна и поэтому, не жалея крови своей, надо было её, терзаемую врагом, защищать. Разве мог тогда лейтенант Дроздов и другие солдаты и офицеры, со стиснутыми зубами отправлявшиеся на передовую, а потом (если выживали) со слезами на глазах читавшие в окопах письма из дома, представить, что придёт такое нехорошее время? Настанут постыдные времена, когда историки, политики и простые люди, начитавшиеся их трудов, позволят себе усомниться в их святом отношении к войне, посчитают их героизм ненастоящим, приукрашенным советской идеологией. 
Даже название Великой Отечественной войны – величайшей трагедии всего человечества 20 века – посчитают не соответствующей действительности для всех народов, проживавших на территории СССР. Якобы, для её характеристики больше подходит формулировка Великая война, потому что ещё тогда, при нерушимом Союзе, у его народов были разные Отечества. И если русский солдат, и плечом к плечу с ним украинец, белорус, мордвин защищали свою общую Родину и погибали за неё, освобождая от немецких захватчиков, то почему эту войну на Украине теперь не считают освободительной? 

  
Стена памяти на братской могиле в с. Трудолюбимовка                                                  Среди павших товарищей

Бескрайние степи Запорожья пропитаны кровью павших советских героев. Среди них и русский воин Николай Дроздов, призванный на войну из подмосковной Кубинки, где он родился и куда он отправлял свои строчки с передовой линии фронта, наполненные нежностью, заботой и верой в свой святой долг – защитить близких.
«Здравствуйте, мои любимые Клава, Толя, Лида и мамаша Анастасия Семёновна! С горячим приветом к вам ваш друг и отец Николай… Клава, относительно того, что не видишь меня во сне. Это потому, что ты мало спишь, работаешь и не гуляешь много, а спать некогда тебе. В таком состоянии когда тебе видеть меня? Я тебя вижу часто во сне, потому что у меня одна мечта, и я не усну, когда если не вспомню о тебе и о своих родных. Клава, моя просьба к тебе опять одна. Сфотографируйся с полным семейством, с моими любимыми Толей и Лидой. Неужели мне их и тебя не видать? Пишите больше и чаще». (25 июля 1943 г.).

Мы не знаем, получил ли лейтенант Дроздов письмо с фотографией любимой Клавы и детей, увидел ли он родные лица перед своей гибелью. Это последнее письмо, пришедшее от него на адрес: Московская область, Звенигородский район, Кубинское сельпо. Осенью 1943 года он погиб в ходе Запорожской наступательной операции соединений Юго-Западного фронта. Похоронен Николай Дроздов в Запорожской области, в Михайловском районе, селе Трудолюбимовка, в братской могиле. По данным обобщённого банка данных «Мемориал», вместе с ним там покоится 831 боевых товарища, фамилии известны у 622 человек. А в самом Михайловском районе таких захоронений 30.
Выполнив своё обещание перед близкими – отвоевать Отчизну у врага, о чём советский офицер не раз упоминал в письмах жене, сам он не выжил в смертельной схватке с врагом и не увидел, как выросли его дети, внуки… Он как тот памятник воину-освободителю, установленный в Трудолюбимовке, навсегда остался на своём посту в украинских степях, которые отчищал от фашистских захватчиков. Этот обелиск олицетворяет собой защитников Родины со всего Советского Союза, не деливших Отечество на «наше» и «ваше».

                                                                
Обелиск на братской могиле в с. Трудолюбимовка   

Получив из военного архива координаты братских могил, в одной из которых должен лежать наш герой, в 2012 году мы (его дети, внуки, правнуки) на машине из Подмосковья через Харьков отправились на его поиски. С собой – горстка родной землицы, его письма с фронта и фотография любимой Клавы, которой он, сидя в окопе, эти письма писал и, бывало, даже обижался, что не получал из дома вестей.
«Клава, ты пойми, я стараюсь для вас, не щадя себя. Но и обидно и не знаю, кому эту обиду сказать. Это то, что нет никаких известий от вас и всех остальных родных, как будто я остался одиноким и никому не нужным. Меня больше всего интересует то, как мои малыши растут и их здоровье. Я их сейчас не могу представить, какие они есть. Ещё раз тебя прошу, сфотографируй ты мне их и пришли карточку». (24 июня 1943 г.).
Женщины с маленькими детьми и стариками-родителями бежали подальше от вражеских пуль и разрывавшихся снарядов. До писем ли? Сохранить бы то, что вверено мужьями – детей. И Клава, Клавдия Николаевна Дроздова, их уберегла и от обстрелов, и от холода, и от голодной смерти. Вместе с другими женщинами зимой 1941 года из Кубинки она ушла в соседнюю деревню Улитино. Брели по снегу пешком, детей везли на санках. Получать письма по старому адресу было некому. Прочитала только три последних, когда в 43-м вернулась домой. А осенью того же года пришла похоронка.
В последнее десятилетие западными и украинскими историками предпринимается немало попыток представить Великую Отечественную войну «искалеченной политическими идеологемами и мифами о героизме». Однако подчинить сознание потомков героев-освободителей и пошатнуть их веру в правое дело своих предков у них не получится.
Письма, копии наградного листа, приказа о награждении Николая Дроздова Орденом Красной Звезды бережно хранятся в нашем семейном архиве. Эти документы не просто память, но и самое что ни на есть правдивое доказательство отношения советского защитника к войне именно как к Отечественной. 

 
Наградной лист и приказ о награждении Орденом Красной Звезды Дроздова Н. Ф.

За ордена и медали ли, за геройские звания они проливали свою кровь? О каких идеологических штампах в истории войны и сложенных легендах о её участниках, в которых приукрашивается, якобы, их героизм, может идти речь, когда сами воевавшие, какими-то особенными себя не считали. Они не выпячивали свой героизм, а действовали по зову сердца и не требовали к себе исключительного отношения среди своих товарищей, наград не получивших. В письмах своим жёнам и матерям бойцы писали об этом как о обыденном явлении, потому что на фронте тогда все были героями, просто награды не всех героев вовремя находили.
«Клава, вкратце расскажу, за что меня наградили правительственной наградой Орденом Красной Звезды. Я командовал взводом. Был передан одному стрелковому подразделению своим одним расчётом взять высоту “Н”. Пошли в наступление. Я со своей пушкой справа, а стрелки слева. Началось наступление, но не совсем удачное. Немцы наших стрелков отбили, а я находился от противника на 60 метров. Пушку установил, значит, и когда немцы отбили наших стрелков, то взялись за меня. Они хотели захватить у меня пушку. Но я организовал такой огонь, что не один немец взлетел в воздух, и разбил 4 дзота, и вернулся без потерь своих людей. Задача была сложная и трудная. Задача мной была выполнена. Это было 25 февраля 1943 года. Но а сейчас готовимся к решающим схваткам на поле боя с врагом». (24 июня 1943 г.).
Советские бойцы спасали Родину, защищали общее Отечество, где у каждого на малой родине остался родительский дом, родной уголок. Они мечтали, чтобы над ним простиралось чистое мирное небо, щебетали птицы. Чтобы на полях колосилась пшеница и чтобы беспечные дети запускали воздушных змеев, а не прятались с ужасом от вражеских пуль и бомбёжек.

Только вот правда о войне и победа в ней, которую советские солдаты и офицеры добыли ценой своей крови и жизни, кому-то не даёт покоя и мешает жить. Портят бумагу и занимают внимание зрителей никчёмными, а зачастую и откровенно лживыми, книгами и фильмами, воздвигают памятники карателям, возлагают к их подножию венки, подменяя ценности и подчёркивая, кто, по их мнению, в войне 1941-1945 годов настоящие освободители, а кто оккупанты. 
Памятники советским воинам пока ещё стоят на тех землях, которые они уберегли, заплатив своими жизнями, но на которых они перестали зваться защитниками и освободителями. И с каждым годом всё тревожнее и тревожнее становится за память о наших героях. Да устоят обелиски в это смутное время! Да не померкнут звёзды на них!

 

Фотографии из семейного архива автора.

5
1
Средняя оценка: 3.00935
Проголосовало: 107