Валерия Борц: трагичная молодогвардейская юность

Валерия Давыдовна Борц – одна из самых юных участников подпольной организации «Молодая гвардия». Девушке было всего 15 лет, когда немцы оккупировали Краснодон. Несколько раз она находилась на краю гибели, но чудом спасалась. 

Малой родиной Валерии Давыдовны Борц является село Новобешено, что в Донецкой области. Валерия родилась 21 марта 1927 года, а перед началом Великой Отечественной войны семейство перебралось в Краснодон (сейчас на территории Луганской Народной республики). Родители преподавали литературу в одной из местных школ. 
Когда началась война, старшеклассники начали во всем помогать взрослым. Они на равных с ними трудились в полях, рыли траншеи, старались подготовить город к обороне. Но враг был слишком силен. Немецкие войска уверенно продвигались вперед, несмотря на отчаянное сопротивление местных жителей. Довелось испить горькую чашу оккупации и Краснодону. 20 июля 1942 года противник занял город. 
Валерия вспоминала тот страшный день. Немцы вошли в город рано утром. И ее разбудил звук моторов вражеской техники. Девушка выглянула из окна и увидела, как по улице ехали мотоциклы и танкетки. А через несколько часов подошла и пехота. Началось разграбление города. Оккупанты врывались в дома и забирали все, что им нравилось. Было очень страшно, но Валерия уже тогда осознала, что не смириться с таким положением и будет бороться с врагом. 
Жители Краснодона знали о ненависти, которую захватчики испытывали ко всем евреям. А значит, под ударом находился отец Валерии – Давид Наумович. Он был интеллигентным, тихим и скромным человеком, который никогда не шел на конфликт. По характеру Давид Наумович являлся полной противоположностью жены – Марии Андреевны, женщины сильной, волевой, решительной. 

Когда немцы начали хозяйничать в городе, Давид Наумович растерялся. Он понимал, какая страшная участь его ожидала. Понимала это и Мария Андреевна. И поэтому она решила, что мужу необходимо уходить к родственникам в другой город. Это был единственный шанс на спасение. 
И вскоре Давид Наумович, распрощавшись с женой и дочерями, отправился в Сталино (сейчас – Донецк). И что с ним стало потом – неизвестно. Зато известно, что в ту ночь, оккупанты казнили несколько десятков жителей Краснодона, заживо закопав из в городском сквере. 
В октябре 1942 года Валерия (родители и друзья называли ее Лера, а Валя), узнала, что в городе появилась молодежная подпольная организация. И решила вступить в нее. Девушка попала в группу к Сергею Тюленину. Парень был старшее Борц на пару лет, и между ними возникли романтические чувства. Но они друг другу об этом говорили осторожно, робко. Гнетущая обстановка не позволяла даже подумать о нормальной, мирной юности. Все мысли ребят были направлены на одно – на сопротивление оккупантам. 
Валерия вместе с другими подпольщиками своей группы доставляла шрифт для типографии, печатала и распространяла агитационные листовки, учувствовала в диверсиях. Кроме этого, Борц являлась связной между подпольными группами поселков Краснодон и Первомайка со штабом «Молодой гвардии» в городе. 
Мария Андреевна знала, что ее дочь вступила в ряды подпольщиков и сильно переживала из-за этого. Она прекрасно понимала, какой опасности подвергали себя ребята, но отговорить не пыталась. Лишь постоянно твердила о том, что нужно быть как можно внимательнее и следить за тем, чтобы в организацию не проник предатель. Иногда Валерия обращалась к матери за помощью, и та соглашалась. Мария Андреевна редактировала агитационные листовки, которые сочиняли молодогвардейцы. 
В то тяжелое время многих жителей Краснодона оккупанты отправляли в Германию на работу. Понимая, что это может произойти и с ней, Валерия начала работать в местном клубе имени Горького. Девушка вела струнный кружок, но это было лишь прикрытием. Обычно, под видом репетиции проходили заседания штаба «Молодой гвардии». 
Перед Новым годом оккупанты украсили клуб, поставили большую елку, нарядили ее. А напротив – установили флаг со свастикой. Валерии это очень не понравилось. И она вместе с Сергеем Тюлениным сумели незаметно выкрасть флаг и уничтожить. 

*** 

В начале января 1943-го года в Краснодоне начались массовые аресты молодогвардейцев. Немцы вели настоящую охоту за подпольщиками, стараясь поймать их всех до единого. Красная армия уже подходила к городу, и оккупанты из-за этого вели себя очень жестоко. 
Когда Сергей Тюленин узнал о начале арестов, то поспешил предупредить Валерию. Но ее дома не оказалось, и парень рассказал об опасности матери своей подруги, после чего ушел. Мария Андреевна не запаниковала, а начала действовать. Перебрала вещи и все, что могло вызвать подозрение у полицаев, уничтожила или надежно спрятала. Внезапно в дверь постучали. Мария Андреевна, приготовилась к худшему. Но на пороге оказался один из молодогвардейцев. Он попросил отдать ему агитационные листовки и сообщил, что Валерия находится в безопасности. 
Мария Андреевна проводила парня до калитки. И только она собралась войти в дом, как увидела Валерию и Сергея. Дочь сообщила, что они решили уйти из города и пересечь линию фронта. Мать решение поддержала. Она отдала ребятам запас еды и проводила. Было очень страшно. И за них, и за себя. Мария Андреевна прекрасно понимала, какие тяжелые испытания их ждут в самое ближайшее время. Спустя несколько минут Марию Андреевну арестовали и отправили в тюрьму… 

Но Валерия ничего об этом не знала. Она переночевала у знакомых, а утром вместе с Сергеем ушла из города. И это было большой удачей. Дело в том, что оккупанты патрулировали улицы, устраивали засады и тщательные проверки горожан. 
Через несколько часов они добрались до близлежащего села. В одном из домов их ждали Олег Кошевой и несколько других подпольщиков. Обсудив ситуацию, молодогвардейцы решили идти в село Рассыпное, поскольку знали, что там находится партизанский отряд. К нему и захотели примкнуть ребята. Но здесь удача от них отвернулась. Когда они добрались до населенного пункта, выяснилось, что партизаны уже ушли. А куда – неизвестно. Вариант оставалась только один – идти к линии фронта. 
Но сказать проще, чем сделать. Прифронтовая территория тщательно охранялась немцами. И подпольщики гораздо больше прятались, нежели шли. Проблема была еще и многочисленности группы, которая привлекала к себе ненужное внимание. И тогда ребята решили идти по одиночке. 
Валерии не повезло. Она заблудилась и целую неделю провела в степи. Замерзшая и голодная девушка просто шла, не понимая, куда. Возле какого-то поселка ее схватили оккупанты и отвезли в полицию. Началась череда допросов. Немцы пытались выяснить, кто она и сотрудничает ли с партизанами? Но измученный вид Валерии помог. Фашисты поверили, что она пыталась добраться до родственников и заблудилась. Девушку отпустили. И Борц пошла обратно в Краснодон. Она решила, что если мать и сестра арестованы, то отправится в полицию и признается в подпольной деятельности, чтобы только их отпустили.  

Борц добралась до Краснодона. Марию Андреевну на тот момент уже выпустили из тюрьмы. Она и рассказала дочери о казни молодогвардейцев. О Сергее Тюленине на тот момент ничего не было известно. Также Мария Андреевна предупредила, что Валерию ищут и ей нужно срочно покинуть город. 
Валерия была раздавлена. Она понимала, что произошло страшное, но никак не могла уже помочь своим боевым друзьям. Особенно сильно волновала ее судьба Сергея. Оставалось лишь надеяться на то, что он жив. Вариант у Валерии был один – послушать мать и опять сбежать из города. 
Ночью девушка ушла. Она прошла пешком пятьдесят километров до Ворошиловграда, где жили родственники. 14 февраля 1943 года город был освобожден Красной армией, а следом советские бойцы вошли в Краснодон. Валерия вернулась домой. Своими глазами видела, как устанавливали рядом с шахтой гробы, как доставали из шурфа тела молодогвардейцев. Среди них был и Сергей. Оказалось, что он вступил в Красную армию, поучаствовал в нескольких боях, но получил ранение и попал в плен. Сбежал оттуда и в конце января вернулся в Краснодон. Но через пару дней его арестовали оккупанты – парня сдала соседка. 31 января немцы сбросили Сергея в шурф шахты №5.  
Увиденное так сильно потрясло Валерию, что потом на протяжении многих лет ее мучили кошмары. Ей снились оккупанты, шурф, истерзанные боевые товарищи… 

*** 

Валерия Давыдовна не сломалась. После окончания войны она стала студенткой Военного института иностранных языков и окончила его в 1951 году. Борц стала переводчиком-референтом по испанскому языку, освоила она еще и английский. По работе ей довелось побывать на Кубе. Валерия Давыдовна вышла замуж, научилась водить автомобиль. Хотела стать пилотом, но не получилось. Зато она так сильно увлеклась автоспортом, что какое-то время являлась единственной женщиной в СССР, которую допускали до профессиональных соревнований. А позже Борц и вовсе стала первой женщиной – мастером автомобильного спорта. 
Не стало Валерии Давыдовны в январе 1996 года. До самой смерти она хранила записку Сергея Тюленина, как напоминание о трагичной молодогвардейской юности: «Валя, прошу тебя лишь об одном, когда меня расстреляют, то приди на мою могилу. Не забывай, что я любил тебя, люблю и эту любовь я унесу с собой в могилу. Если ты не забудешь меня, то вспомни незлым, тихим словом».

5
1
Средняя оценка: 3.09091
Проголосовало: 132