Феминисткам сказали «ФАС»

На днях ядро российской ЛГБТ-Сети организация «Выход» провела эвакуацию своих сотрудников за границу. Уже покинул страну основатель российского ЛГБТ-движения Игорь Кочетков и из-за границы предрекает ядерную войну и всеобщую мобилизацию. Теперь его сотрудники будут консультировать квир-подростков и призывать их к транспереходу (смене пола) онлайн. Интересно, сманят ли ЛГБТ-кураторы с собой гражданскую активистку Дарью Серенко, которая вкупе со своими подельницами несколько лет подряд разговаривала с детьми (лиц старше 18 лет в ее, в частности, «Поэтическую студию 18-» не пускали) о гендерных исследованиях, теориях дискриминации и арт-активизме (сиречь о тех перформансах, которыми занимаются Павленский и Pussy Riot)? Также г-жа Серенко со товарищами при непосредственной помощи фонда Генриха Бёлля запустили ЛГБТ-проект с намерением вырастить из чего-то под названием «Фемдача» полноценную некоммерческую организацию. Им это вполне удалось.

Первостепенной задачей НКО в РФ, судя по всему, является перевоспитание молодежи, отрыв российских подростков от реальности и выведение их за скобки социализации. Взросление и становление личности – процесс весьма болезненный, поэтому многие рады уйти от него в воображаемый мир или в секту. Описания процедур в НКО, где подростков «спасали» от реальности, весьма похожи на сектантские радения: «Я раньше училась в гимназии, в „одной из лучших школ России“, как нам твердили каждый день. Там была бешеная конкуренция и такая тактика преодоления: ты должен делать. Ты должен и должен. Преодолевай себя. Это очень выматывало». Подростков часто утомляет растущий объем ответственности, который по мере взросления все увеличивается.

А еще их травмирует необходимость контакта с противоположным полом: «В нашей студии мне нравится, что у нас модераторки, а не модераторы. Как я заметила, смотря те же лекции на „Арзамасе“, почему-то вокруг очень много мужчин, и они занимают очень много публичного пространства. Опыт немужской социализации – он другой и уникальный, опыт такой социализации в искусстве – тоже уникальный. И он мне ближе и понятнее. К тому же мне нравится равенство, которое возникло у нас с модераторками». Проще простого сыграть на психологическом дискомфорте нервных подростков и внушить им свои (или заемные, из-за моря-океана прибывшие) ценности. Прикрывается это вовлечение в секту, как всегда, причащением к культуре и искусству. Кто станет наезжать на арт-студию, где детишкам дают возможность писать-рисовать-петь-плясать? А что попутно тем промывают мозги… кому до этого есть дело?

Во многих радужных НКО имеются группы поддержки подростков-трансгендеров. Есть ли в группах профессиональные психиатры? Не похоже на то. По большей части люди без медицинского образования, действуя согласно зарубежной методичке, повествуют о прелестях небинарной жизни детям. Хотя объявления выглядят как обычная разводка на деньги: 10 встреч с психологом (лицензия не прилагается) по 1250 рублей за каждую, группа из 10 подростков, мамы-папы, у кого есть свободные 12 с половиной тысяч?

И никто не проверяет, что эти особы рассказывают и к чему их рассказы приводят. При всем при том последние годы специалисты отмечают рост числа подростков, которых преследует навязчивое желание покончить с собой именно на почве сексуальной ориентации или «гендерной идентичности». Более 40% вынашивают мысли о суициде длительное время, 20% – суицидальную попытку совершают. В США прослеживается закономерность – в местах концентрации ЛГБТ-движений и пропаганды увеличился процент детей, совершающих попытки суицида: в Лос-Анджелесе – на 24%, в Сан-Франциско – на 31%. Рост так называемой «гендерной дисфории» объясняется сложностью получения препаратов, блокирующих половое созревание. ЛГБТ-агентура предлагает разрешить детям принимать эти препараты и проводить операции по смене пола.

Государство охотно награждает ЛГБТ-искусство, Минкульт выдает призы и добро на постановки и экранизации, выступает у провокаторов подросткового суицида бэк-дансом и работает на разогреве. Неоднократно упомянутая мною Оксана Васякина, активно посещавшая Фемдачу, иронически удивляется, почему ее родина ею не гордится. Дарья Серенко писала об этом в своем труде «Девочки и институции» (интересно, авторка знает смысл слова «институции»?): «Наша Оксана – лесбиянка. Недавно отменили целый литературный фестиваль, в котором она должна была читать свою лекцию. Обеспокоенные и патриотичные граждане оборвали горячую линию губернатора. Оксана – извращенка, лесбуха, тетка, гомосексуалистка, содомитка, ведьма, разрушительница традиций. „Я не понимаю, почему моя родина не гордится мной“, – говорит Оксана». (Дарья Серенко. Девочки и институции. М.: No Kidding Press, 2021)

Действительно, почему? Нам же Минкульт едва ли не напрямую заявляет: пора, пора делегировать воспитание детей таким вот Дашам-Оксанам, которые и искусству их подходящему научат, и в необходимости задержки полового развития убедят, и в качестве образца для подражания представят откровенно несчастных, ущербных, однако – вот парадокс! – по нынешним понятиям вполне успешных медийных фигур. Убедят начинающих гомо-поли-асексуалов-полиаморов бегать по вагонам с плакатами в рамках борьбы с гомофобией и не только. Например, сделает из них агентов и партизан, ориентированных на прозападную, русофобскую идеологию.

Вскормленная фондом Генриха Бёлля Даша Серенко развернула феминистское антивоенное сопротивление и хвалится, что уже 45 групп действуют по всей стране – от Калининграда до Владивостока. Убедить подготовленные, промытые мозги, что защита требуется не только женщинам, но и старикам, детям, инвалидам, людям другой нации, несложно. А подготовленных к сдвигу по фазе у Серенко и ей подобных немало. Активистка с 2016 года трудится на поприще агитации. Теперь воинственная риторика серенок вовсю звучит из интернета со страниц не запрещенного (пока) издания «Гласная».

Начинается агитация, конечно, с общих слов: «Война бьет по всем, но сильнее всего – по тем, кто и до войны был более уязвим: женщинам, квир-людям, людям „негегемонной“ национальности, людям с инвалидностью. Все достижения в области прав человека военная машина отбрасывает назад, возвращает к нарративам, стирающим разнообразие, инклюзию и важные различия между группами людей. Война обобщает». А продолжает ее клевета на русских солдат: «Война так же усиливает гендерное неравенство. Как показывает история, во время войны для любой женщины в несколько раз возрастает риск быть изнасилованной. Недавно в соцсетях появилась информация о первом (но точно не единственном) случае изнасилования украинки солдатами. После войны может наблюдаться всплеск домашнего насилия в отношении женщин, стариков и детей: сломанные войной и насилием (как причиненным, так и причиняемым) выжившие солдаты вернутся домой, отыгрывая ПТСР на близких». Действительно, может, стоит убить всех русских солдат на этой войне и тем самым спасти от них бедных близких русского солдата, которые непременно пострадают от его ПТСР?

Где-нибудь в верхах наблюдается шевеление от того, что Серенко и иже с нею организовали ФАС – Феминистское Антивоенное Сопротивление? Что феминизм больше не занимается правами женщин, а практически официально объявил себя экстремистским течением? И не только объявил, но уже и разработал тактику и стратегию. «У нас нет общего координационного чата из соображений безопасности, но есть много маленьких чатов, в которых разный состав людей. Любой человек, любая активистка могут использовать имя и символику ФАС и провозглашать себя участницей движения или открыть ячейку в своем городе, если разделяет наш главный тезис, сформулированный в коллективном манифесте: нет [запрещенное в РФ слово]».

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но разве это не экстремистская организация, которая также борется с традиционными ценностями: «Нынешняя [запрещенное в РФ слово], как показывает обращение президента Владимира Путина, идет под знаменем „традиционных ценностей“, которые Россия якобы решила по-миссионерски нести миру. В чем состоят эти „традиционные ценности“, хорошо известно всем, кто следил за внутренней политикой страны последние годы: в их основании лежит эксплуатация женщин и других уязвимых групп и борьба против тех, чей образ жизни, самоопределение и деятельность выходит за пределы узкой патриархальной нормы»? Отныне феминистки не могут не бороться против Путина, России, русского солдата, русских ценностей…

Никому тактика-стратегия ФАС не напоминает превращение «Комитета свободных рабочих за достойный мир» в полноценную НСДАП? Только на основе полового вопроса. С примесью «антиимпериализма» (но именно для России, империализм США, наоборот, приветствуется): «Повестка нашего движения в том числе антиимпериалистическая, поскольку у многих народов, живущих в составе России, за плечами своя кровавая и болезненная история о том, как Российская империя или Советский Союз вели в отношении них насильственную политику. Мы говорим про колониализм внешний и про колониализм внутренний – часто не отрефлексированный той частью граждан, которые считают себя славянами». Граждан-то можно и разубедить в том, что они славяне, в том, что они гетеро, в том, что им нужна семья, родина, социализация.

Серенко и иже с нею в целях не стесняются: «Даже если наше движение не в силах остановить [запрещенное в РФ слово], оно в силах разрастись до такой степени, чтобы останавливать новые [запрещенное в РФ слово] и действовать превентивно. Российская имперскость укоренена в нашей реальности до такой степени, что нам нужно сломать очень прочный старый порядок для того, чтобы “можем повторить” превратилось в “больше никогда”». А потом они свой новый мир построят, рядом с которым Brave New World Олдоса Хаксли покажется вполне приемлемым. Там хотя бы разнополый секс разрешен, хотя институт брака отменен, а наличие постоянного партнера считается неприличным.

Если учесть, что поколение «плохих хороших девочек», выращенное Серенко, связано с ФАСом через издание и продвижение своей писанины, чью сторону, по-вашему, примут все эти девы, желающие, чтобы родина ими гордилась, – Родины или зарубежного спонсора?

Кстати, О. Васякина в романе «Рана» уже демонстрирует доброе отношение к русским традиционалистам: «Сват сказал, что западная пропаганда совсем обнаглела. Чем они там у себя на Западе занимаются, спросил он. Напялили блестящие трусы и танцуют, п......ы, а если война? Что будет, если война? Половое воспитание – это разврат, сказал сват. Ребенок в саду должен уметь держать автомат Калашникова. Он лично научит внука собирать и разбирать автомат, чтобы тот знал, как это делается. Так это и делается, американские бляди только и умеют в три года презервативы в руках держать. А наши русские дети с пеленок автомат знают. Если начнется война, каждый пойдет защищать родину. И стар и млад, все пойдут защищать родину. Ебстись может каждый, тут много ума не надо. А родину любить – вот это труд». Кажется, этот персонаж и есть тот самый «русский с ПТСР», от которого следует спасать его близких.

 

Художник: Артемизия Джентилески.

5
1
Средняя оценка: 3.625
Проголосовало: 112