Южная Осетия: долгий путь в Россию…

100 лет назад была образована Южно-Осетинская автономная область. Однако грузинские националисты, доказывающие некую «исконную грузинскую принадлежность» южно-осетинских земель, забывают, что последние в состав независимой Грузии никогда не входили. 

Действительно, говорить о Грузии в современном понимании с середины XVII столетия до 1991 года бессмысленно. Единое грузинское царство, образованное в начале XI века, постоянно воюя с такими мощными соседями, как турки-сельджуки, империя Чингизхана, государство Тамерлана, просуществовало чуть больше 400 лет, распавшись на несколько отдельных царств и княжеств, являвшихся фактическими вассалами либо Персидской, либо Османской империй.
Между тем, государство аланов, предков современных осетин, играло заметную роль в мировой истории от начала первого тысячелетия до приблизительно XV века. При этом выступая в качестве достаточно весомой силы в противостоянии тогдашних «тяжеловесов», например, вышеупомянутого Тамерлана и хана Золотой Орды Тохтамыша. 
Понятно, что не ослабевшим от междоусобных разборок грузинским князьям мечталось о том, чтобы прибрать к рукам столь храбрый народ. Особенно погружаясь во всю большую зависимость от властителей Стамбула и Тегерана.
Хотя, конечно, грузинская знать стремилась закабалить жителей Южной Осетии после включения грузинских земель в состав Российской империи в начале XIX века. Очень помогало таким поползновениям наличие многочисленной и влиятельной грузинской диаспоры в России (при том, что «лоббистов» осетин было намного меньше). К тому же многие в Петербурге считали, что раз Грузия административно разделена на Тифлисскую и Кутаисскую губернии, будет проще управлять через их чиновничий аппарат и близлежащими территориями, в том числе и Южной Осетией.
Впрочем, осетины всегда чётко понимали, кто на самом деле жаждет их поработить, а кто лишь частично соглашается с этим во имя каких-то не всегда понятных политических целей. Поэтому отношение осетин и к России, и к её армии было очень хорошим, в отличие от грузин. И именно россиян осетины воспринимали в качестве защитников от грузинского произвола.

Особенно явно это проявилось после революции 1917 года и начала Гражданской войны. И в Северной, и в Южной Осетии единства по линии «белые-красные» не было, были сторонники и того, и другого лагеря. 
Однако когда в 1918 году Советская власть в Грузии пала под ударами местных буржуазно-националистических сил, большая часть осетин тут же объединилась в главном – срочно просить помощи у России. Потому что якобы демократическая (как это было записано в официальном названии страны) Грузия в принципе не желала признавать осетин каким-то отдельным народом, проживающим на своей территории. Для Тбилиси Южная Осетия была некой теряющейся в глубине веков «Шида-Картли», якобы «исконно грузинской», где осетины были лишь гостями, которым в любой момент можно будет указать на дверь.
Ну и, главное, националистические режимы «маленьких, но гордых» карликовых держав, мнящих себя великими, просто не могут существовать без того, чтобы доказывать своё «величие» унижением кого-нибудь послабее. Те же грузинские политиканы в короткое время существования своего режима умудрились спровоцировать преследования и даже мини-войны с проживающими в Грузии меньшинствами, не только с осетинами или абхазами, но и с армянами, например. 
Неудивительно, что население Южной Осетии всего за пару лет пребывания под властью этой самой якобы демократической Грузии трижды восставало против диктата своих угнетателей – весной 1918, осенью 1919 и весной 1920 года. 

Увы, хотя в ходе восстаний поначалу и достигались немалые успехи, но в итоге они всё равно «топились в крови» присланными из Тбилиси карателями. Очень уж неравным было соотношение сил между Грузией и Южной Осетией, приблизительно 20:1 – и по территории, и по населению. 
К сожалению, Советская Россия в тот период не могла оказать по-настоящему действенной помощи дружественному народу из-за того, что и сама не раз оказывалась в очень тяжёлом положении из-за ударов вражеских войск. И белогвардейцев, и пожаловавших к нам весной-летом 1920 года за своими «восточными кресами» белополяков.
К счастью, после, пусть неудачной, но всё же завершившейся перемирием войны с Польшей и особенно после разгрома войск барона Врангеля в Крыму, Советская власть наконец смогла заняться проблемами Закавказья вплотную. 
Тем более что там прилагать особые силы почти и не требовалось. Местные буржуазно-националистические режимы под управлением зарубежных кукловодов (преимущественно из Лондона) в своих «независимых демократических республиках» довели ситуацию до ручки.
В результате наевшееся по горло ура-патриотической риторики местное население не препятствовало свержению обанкротившихся политиканов в ходе восстаний, организованных местными большевиками. А сами «независимые правительства» с частью особо упорных сторонников предпочли сбежать за кордон, как только на границах замаячила тень грозной Красной Армии.
Части РККА вступили в Тбилиси 25 февраля 1921 года, в Цхинвал – 5 марта. Тем не менее, несмотря на фактическое установление Советской власти, в регионе ещё практически целый год шло законодательно-юридическое оформление этого нового статуса, да и делимитация грузинской территории тоже – благодаря хорошим отношениям Москвы и новых турецких властей Грузия получила ещё и город-порт Батуми.
Соответственно, конституция Грузинской ССР была принята лишь 2 марта 1922 года. А 20 апреля того же года было принято решение об образовании Южно-Осетинской автономной области в составе Грузии.

До сих пор дискутируется вопрос – почему тогда не была объединена в единую автономную республику в составе РСФСР Южная и Северная Осетия? Самые недалёкие комментаторы относят это, как правило, исключительно к личности Сталина – дескать, он, будучи этническим грузином, не хотел обижать своих соотечественников уменьшением их якобы исконных земель.
Версия, по крайней мере, не исчерпывающая и по многим моментам спорная. Генеральным Секретарем ЦК РКП(б) Иосиф Виссарионович был избран лишь 3 апреля 1922 года, когда эта должность и была впервые учреждена на состоявшемся в этот день пленуме Центрального Комитета партии. 
Всерьёз говорить, что всего за 17 дней пусть и действительно незаурядный государственный деятель смог сосредоточить в своих руках всю полноту власти, дабы единолично решать вопросы административно-территориальной принадлежности и подчинённости – просто наивно. Новому генсеку пришлось ещё долгие годы серьёзно бороться с правой и левой оппозицией, Троцким, Зиновьевым, многими другими уклонистами, в то время обладавшими куда большим влиянием в партии, нежели Сталин.
Правда, до того как возглавить партию, Сталин занимал пост Наркома национальностей, как раз ответственного за политику в отношении отдельных народов, населяющих нашу тогда ещё общую страну. Однако и в этом аспекте говорить о каком-то избыточном сталинском «грузинофильстве» не приходится. Сталин вообще не был сторонником усиления национальных республик, даже своей родной. Предложенный им в конце 1922 года вариант Договора о создании СССР отводил им роль, больше похожую на роль автономий в составе РСФСР. 
Казахстан, например, до 1936 года был российской автономией, а не отдельной союзной республикой. В Союз отдельно не входили ни Грузия, ни Азербайджан, ни Армения, они были в составе Закавказской Федеративной Советской Социалистической Республики, под контроль администрации которой были поставлены в том числе и грузины. 

Таким образом, в отношении конкретной административной подчинённости Южной Осетии руководство страны руководствовалось исключительно целесообразностью. Даже  мало-мальски удобное транспортное сообщение с Южной Осетией (до постройки в 70-х годах Роккского тоннеля) было не через Осетию Северную, а через территорию Грузинской ССР. 
Нет никаких оснований говорить о каких-то националистических «прогрузинских» мотивах Сталина. Проводимая им политика основывалась на всемерном развитии культур всех народов СССР. 
Не стоит возлагать на большевиков вину за пещерный наци-фашизм образца Звиада Гамсахурдии и продолжателей его дела, с 1991 года вновь начавших третировать жителей Южной Осетии. Красная Армия сделала всё, чтобы навсегда очистить и Грузию, и всю «шестую часть суши» от разжигателей межнациональной розни с призывами считать свою нацию некой «высшей расой».
А за то, что в ходе Перестройки кучка предателей-перерожденцев предала идеалы братства народов, допустив развал великой страны, так с них и их последователей и надо спрашивать.
А население Южной Осетии можно лишь поздравить со столетней годовщиной официального признания их автономного статуса усилиями Москвы, которая, несмотря на все внутренние сложности, никогда не оставляла своей поддержкой этот древний и свободолюбивый народ. 

 

Художник: Л. Касоев.

5
1
Средняя оценка: 2.98571
Проголосовало: 70