Разведчица и диверсантка Любовь Шевцова

Павел Жуков

Разведчица и диверсантка Любовь Шевцова

Любовь Шевцова выделялась среди юных подпольщиков-молодогвардейцев. В отличие от всех остальных, она отучилась в Ворошиловградской разведшколе НКВД, став профессиональной разведчицей и диверсанткой. 

Любовь Шевцова родилась 8 сентября 1924 года в поселке Изварино, что в Краснодонском районе (сейчас – Луганская Народная Республика). Происходила она из простой, рабочей семьи. Поскольку Люба была поздним ребенком, то родители – Григорий Ильич и Ефросинья Мироновна – сильно любили дочь, потакая ее самым разнообразным капризам. И девчонка этим пользовалась. Она росла своенравной, упрямой и смелой. Люба всегда старалась сделать так, чтобы было «по ее». 
В 1927 году семья Шевцовых переехала в Краснодон. Став школьницей, Люба постепенно начала превращаться в местную звезду. Она мечтала стать артисткой, поэтому пробовала силы в балете, спорте, хоре и актерском мастерстве. Ни один концерт в доме знаний не обходился без ее участия. Одноклассники девчонку так и прозвали – Любка-артистка. А благодаря безбашенному характеру, ее друзьями, в основном, были мальчишки. И даже носила короткую стрижку, на мальчишеский манер. И в компании именно Шевцова являлась главным заводилой.  
Никто из друзей и знакомых Любы не сомневался, что девчонку ждет яркое и звездное будущее в каком-нибудь крупном городе. Возможно, даже в столице. Пробивной характер сделал бы свое дело. Но… Началась Великая Отечественная война. С карьерой артистки пришлось, как минимум, повременить. 
Люба не осталась в стороне. Она не стала эвакуироваться, решив остаться в Краснодоне. Семнадцатилетняя девушка окончила курсы медсестер, после чего начала работать в военном госпитале, расположенном в городе. Но это занятие было не для нее. Неугомонная душа Шевцовой требовала кипучей деятельности. И когда линия фронта начала постепенно приближаться к Ворошиловградской области, Люба поняла, что пришло ее время «бить фашистов». Но на войну ее, конечно, никто не отправил. И девушка решила действовать по-другому. Она узнала, что в области была создана школа разведчиков-радистов. Весной 1942-го года Люба подала заявление на прием в разведшколу НКВД. Она написала: «Прошу начальника НКВД принять меня в школу радистов, так как я желаю быть радистом в нашей Советской стране, служить честно и добросовестно. И по окончании этой школы я обязуюсь выполнять все задания в тылу врага и на фронте».

Заявление Шевцовой рассмотрели и вскоре ее зачислили в разведшколу НКВД. Поскольку ситуация на фронте для Советского Союза была тяжелой и существовала острая нехватка кадровых разведчиков, то Люба училась по специальной, ускоренной программе. За девяносто три дня ей требовалось из школьницы превратиться в профессиональную разведчицу и диверсантку. 
Школа разведчиков-радистов, где училась Шевцова, находилась недалеко от Ворошиловграда, в бывшем доме отдыха «Лысая Гора» от местного паровозостроительного завода. Именно тогда Люба по-настоящему поняла, какую дорогу она выбрала. Одно дело работать в госпитале, а совсем другое – постигать премудрости разведывательного мастерства. На курсах новобранцев учили не только тонкостям конспирации, основам шифровального дела, знакомили с портативной радиостанцией и стрелковым оружием. Им рассказывали и о том, какие опасности подстерегают неопытных бойцов на фронте. Шевцова понимала, что она может погибнуть или попасть в плен. Второй вариант – самый страшный. Любе объяснили, что немцы прибегнут к любым пыткам, лишь бы выведать секреты… Но страха ни у Шевцовой, ни у других разведчиков не было. Молодость притупляла инстинкт самосохранения. Новобранцы искренне хотели помочь своей Родине и согласны были выполнять даже самые опасные задания. Тогда бойцы еще не знали, что, чаще всего, карьера неопытных разведчиков и диверсантов заканчивалась через несколько недель в застенках гестапо… 
9 июля Шевцова окончила ускоренные курсы. Ее определили в группу «Буря», дислоцировавшуюся в Ворошиловграде. Люба должна была вести подпольную и разведывательную работу в немецком тылу. Кстати, тот факт, что Шевцова являлась профессиональной разведчицей, довольно часто забывают. Не говорил об этом и писатель Александр Фадеев. Правда, когда он работал над романом «Молодая гвардия», эта информация носила секретный характер. Тогда, еще в военные дни, посторонние люди ничего не знали о школе НКВД и ее учениках.

*** 

Отряд «Буря» полностью соответствовал разведывательно-диверсионной группе. У подпольщиков был свой командир, база и агентурная сеть. Вот только работало все это очень плохо. И не из-за неумелого командования, нет. Всему виной были упаднические настроения. И это стало неприятным сюрпризом для Шевцовой. Поскольку немецкие войска активно продвигались на Восток, оккупируя все новые и новые земли, некоторые агенты, оставшиеся в тылу, прекращали деятельность. Они боялись, что противник их схватит и казнит. Дошло до того, что от своих обязательств отказался хозяин явочной квартиры. Он просто не пустил Любу и не отдал ей радиостанцию. Из-за этого группа осталась без связи с «Центром». Вариантов развития событий было два: либо просто сидеть и ждать, когда «Центр» начнет поиски пропавших разведчиков, либо же попытаться сообщить руководству о случившемся. Командир разведывательно-диверсионного отряда выбрал второй путь. Он приказал своим подчиненным затаиться и не привлекать к себе внимания. 
Шевцова с таким развитием событий была не согласна. Она несколько раз пыталась переубедить командира, но тщетно. И тогда Люба решила действовать. Она перебралась из Ворошиловграда в оккупированный Краснодон и устроилась на работу в местное кафе. Поскольку в том заведении любили отдыхать немцы, то Любу взяли в качестве певицы. И перед оккупантами она выступала под оперативным псевдонимом Григорьева. 
Шевцова знала, что в Краснодоне действует подпольная молодежная антифашистская организация «Молодая гвардия». Выйти с молодогвардейцами на контакт для нее не составило труда. И вскоре девушка стала подпольщицей. 
Поскольку Люда была профессиональной разведчицей и диверсанткой, то ее знания высоко оценили в «Молодой гвардии». И вскоре девушка стала членом штаба организации. Навыки, полученные в спецшколе, пригодились молодогвардейцам. Шевцова вместе с соратниками распространяла агитационные листовки, проводила разведку, искала медикаменты. 
В декабре 1942 года Люба вместе с Сергеем Тюлениным и Виктором Лукьянченко совершили диверсию. Они смогли подобраться к бирже труда и поджечь ее. А после этого Шевцова, как ни в чем не бывало, пришла в клуб и стала петь для немецких офицеров. Благодаря этому, оккупанты слишком поздно узнали о поджоге. 
Биржа труда как цель была выбрана не случайно. Дело в том, что там хранились списки людей, которых немцы запланировали отправить в Германию на принудительные работы. Всего же, враг хотел угнать около двух тысяч парней и девушек Краснодонского района. Но этого не случилось, поскольку сформированные списки уничтожил огонь. 

Вообще, молодогвардейцы вели успешную подпольную войну с оккупантами. Они вывесили несколько красных флагов на 7 ноября, освобождали военнопленных, похищали у противника провизию и раздавали нуждавшимся, устраивали налеты на транспорт и совершали различные диверсии. Естественно, немцы хотели ликвидировать подпольную организацию. Но до зимы 1942 года они откладывали это «на потом». Ситуация резко изменилась в декабре. Положение немцев на фронте начало ухудшаться. Красная армия перешла в наступление. Среди жителей оккупированных территорий начали ходить слухи о скором освобождении. И немцы решили психологически сломать краснодонцев. А для этого им необходимо было разобраться с «Молодой гвардией». 
В начале января 1943 года начались массовые аресты подпольщиков. Отсутствие опыта, юный возраст и пренебрежение конспирацией стали смертным приговором для молодогвардейцев. 
Среди арестованных оказалась и Шевцова. Оккупанты знали, что она – выпускница спецшколы НКВД. И поэтому хотели заставить Любу перейти на их стороны и «сливать» советскому командованию дезинформацию. Но Шевцова, конечно, не согласилась. Немцы ее долго допрашивали, избивали, пытали, но сломить девушку у них так и не получилось. Тогда Любу доставили в Ровеньки, отдав в руки местному начальнику полиции, а затем и начальнику жандармерии. Но и их усилия оказались тщетны. Шевцова, несмотря на пытки, не произнесла ни звука. 
9 февраля Любу, Олега Кошевого и еще нескольких молодогвардейцев немцы расстреляли в Гремучем лесу. Уже после освобождения города, в камере, где перед казнью держали девушку, была найдена надпись: «Прощай, мама, твоя дочь Любка уходит в сырую землю».
13 сентября 1943 года Любови Шевцовой было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Похоронена радистка и разведчица в братской могиле в сквере имени «Молодой гвардии», что в центре города Ровеньки.

 

Художник: В. Эльманович.

5
1
Средняя оценка: 3.02344
Проголосовало: 128