Беспринципное возмездие Лии Ахеджаковой

Время от времени приходится признавать, что любимцы публики, на чьих фильмах, книгах, песнях мы росли, оказались и не теми, кем мы их знали, и вообще непонятно кем.

Интересно, как скоро у нас начнут действовать какие-либо законы, о которых говорил журналист, член Общественной палаты России Александр Малькевич: «Или ты за свою страну, против нацизма и фашизма, или ты за так называемый коллективный Запад — пожалуйста, живи, работай, но заяви об этом открыто. Но если ты при этом пользуешься благами этого государства, тогда ты должен будешь лишиться грантов, бюджетных подпиток, ассигнований и не можешь находиться на государевой службе в самом широком смысле этого слова, потому что тебя не устраивает политика этого государства»?

Понимаете ли, дорогие заступники своих кумиров, вы считаете, будто оппозиционеров непременно пересажают в тюрьмы, потому что, дескать, в России так положено. У вас, похоже, в головах не укладывается, что Россия — она изменилась. А вы и не заметили.

Что, например, сталось с Юрием Шевчуком, лидером группы ДДТ, который на недавнем концерте в Уфе оскорбил русский патриотизм, сравнив его с поведением ж*полиза: «Родина, друзья, это не [пятая точка] президента, которую нужно всё время мусолить, целовать. Родина — это бабушка нищая на вокзале, продающая картошку. Вот это Родина», — пафосно воскликнул певец. И немедленно перешел к самохвальству: — «И я после Чечни записал первую песню, она называется «Любовь». Знаете почему? Потому что я не мог ничего другого писать. Эта песня меня спасла. И сейчас мы ее вам споем, эту песню». Хотя, признаться, после сравнения русского патриотизма с «мусолением» глютеус максима руководства страны песня звучала уже не так. Как фиалки из анекдота, которые пахли не тем.

Попытки зафиксировать то, что Шевчук нес со сцены, закончились отказом певца давать показания. Говорить он оказался смелый, а отвечать за сказанное… Впрочем, не готовы отвечать за свои слова оказались почти все наши оппозиционеры-диссиденты, как выяснилось.

Журналист Эмиль Мусин, бравший у Шевчука интервью трижды, пишет: «В его матрице мировосприятия любая власть изначальна подла. Я перечитал пожелтевшие газеты, где он излагал мне свои взгляды, и только сейчас осознал, что там нет ни слова про войны НАТО, геополитику и вообще про Запад. Противостояние цивилизаций он и тогда, и сейчас воспринимает как обоюдную пропаганду, словно войн и нет». Журналист не верит в наивность мытого-катаного шоумена, скорее уж в инфантильность: «Найдите хоть одно негативное высказывание Шевчука про политиков Запада, про то, как они финансируют неофашистов, разрушают институт традиционной семьи. Их нет. Наш Юлианыч не просто пацифист, а западник. В моей голове не укладывается, как можно знать о преступлениях зарубежных головорезов в Чечне, видеть раненых российских солдат и иметь такую инфантильную пацифистскую установку».

Может быть, дело в том, что «окно в Европу открыли, Шевчук записал кучу альбомов в США, как и Борис Гребенщиков. Оба хорошо покатались по миру, а в пандемию попросили денег на новые музыкальные альбомы. Россияне их перечислили, альбомы записались. Может быть, сейчас тоже окно в “свободную” Европу понадобилось. Но ведь там, если не скажешь плохо про Россию или Путина, петь и не дадут»? Скорее всего так и есть. Бесстрашные певцы превратились в оборотистых бизнесменов. Мусин спрашивает: «Что скажут сейчас бывшие военные, а также парни, выковыривающие зверят из подвалов в Авдеевке? Именно эти укронацисты с конца февраля расстреливают из пушек стариков и детей».

Итак, народный артист РБ Юрий Шевчук стал фигурантом административного дела по статье 20.3.3 о дискредитации Вооруженных Сил РФ. По сообщению продюсера в Инстаграме (запрещенная в России соцсеть; принадлежит корпорации Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена), с музыкантом беседовали полицейские. Скорее всего, ему назначат 50-тысячный штраф, который, согласитесь, для певца не страшней комариного укуса. Скорее всего, столько он оставляет на столике в ресторане. Вот и все «страшные репрессии», которым подвергаются у нас «латентные западники», перешедшие в профашистски настроенную категорию населения.

Эмиль Мусин не хотел бы, чтобы его любимый певец оказался в одной категории с записной стыдливицей Лией Ахеджаковой. Но до этого осталось всего ничего! Ахеджакова тоже не демонстрирует наивного взгляда на мир — однако так же инфантильна и оборотисто делает хайп на скандальных заявлениях, не давая о себе забыть. Да, актеры как дети, им нравится внимание, некоторые из них (из детей) не просто капризничают, но и заболевают патологической дурашливостью в форме гебефрении, желая привлечь больше внимания. Вот и у наших не желающих стареть ветеранов сцены наблюдается та же печальная картина бешеной жажды внимания.

Не только проукраинская, но и феминистская пресса в лице издания WomanEL, захлебываясь восторгом, цитирует Л. Ахеджакову, пока Л. Ахеджакова стремительно коричневеет.
Уже не первый год пожилая актриса не столько высказывает собственное мнение, сколько бредит пустыми словами и общими местами, впадая в клевету и даже в откровенную пропаганду фашизма: «Я искренне убеждена, что россияне должны поучиться у своих соседей постоять за себя. Да, быть сдержанным, конечно, тоже является большой героической миссией. Но дать отпор тому, кто над тобой издевается, тем более несколько десятилетий подряд, — это ещё больший героизм». Нет, я не буду говорить про восьмилетний ад в Донбассе, Аллею ангелов и 15 000 (!) убитых украинцами мирных людей, соотечественников тех, кто расстреливал детей, женщин, стариков, малюя на снарядах глумливые надписи. Я просто удивлюсь россказням Ахеджаковой об издевательствах над украинцами со стороны русских — в форме восьми лет попыток добиться исполнения соглашений? 

Ахеджакова хвалит убийц так, что оторопь берет. И именно за то, чего в этих людях нет: «Нужно уметь демонстрировать свою стойкость и непобедимость, абсолютную взвешенность всех решений и правоту. По другому никак не добиться каких-то существенных успехов. Украина, украинцы = настоящий пример свободы совести, честности и непоколебимости. БУДЬ КАК УКРАИНЕЦ!» То есть после многолетнего пения фашистских гимнов и нацистских кричалок, после факельных шествий и речевок, призывающих умереть за родину, убить тысячи безоружных людей, набрать среди гражданских сотни заложников, просидеть несколько недель под землей, торгуясь и взывая о спасении к мировым лидерам, после чего бесславно сдаться?

Заодно расскажите про взвешенность всех решений нюхающей кокаин и ворующей всё подряд украинской хунте, малоуважаемая Лия Меджидовна. О наркомании и коррупции в правящих кругах Украины пишут и говорят уже западные СМИ, об этом кричат в роликах с полей войны еще живые солдаты ВСУ, умоляют им помочь, прислать подкрепление и нормальное, не списанное вооружение. Они умоляют свое командование, слышите вы? Вы предлагаете нам быть как эти люди, вернее, нелюди?

Ахеджакова пытается вызвать жалость, как и Овсянникова, и Хаматова, спекулирует возрастом (притом, что не всегда старость приходит с мудростью, чаще всего, увы, она приходит одна): «Скажу честно: мне стыдно за своих сограждан. Наверно, только они могут писать столько ужасных слов, которые может не знать даже человек, проживший на этой Земле более 80 лет, переживший ребенком Великую Отечественную войну и повидавший многое другое. Много гадостей». Артистка заламывает руки, напоминая: ах, ее тоже обидели ни за что, совсем как Украину! Пережить войну, между прочим, можно было в разных лагерях, хотя с уверенностью можно предположить: в сороковых маленькая Лия принадлежала к лагерю настоящих людей, а не нацистских нелюдей. Не то что сейчас.

Судите сами, сторонники нацизма для Лии Ахеджаковой сегодня оплот цивилизованности. Она ставит в пример русским людям, выражающих возмущение при виде роликов (снятых украинцами!) расстрела и пыток наших пленных и людей с Донбасса — им актриса противопоставляет поведение ботов ЦИПсО: «А вот зайдите вы в комментарии к тем, кто поддержал агрессию России против Украины. Там есть сообщения от украинцев. Только вот 99% этих сообщений не содержат в себе оскорблений и угроз. Очень показательно». А на поведение живых украинцев Ахеджакова посмотреть не хочет? Это они-то не угрожают русским комментариями и действиями? Это не о них, случаем, пишет западная криминальная хроника, описывая нападения на русских и на местных при одном только звуке русской речи, упоминая совершаемые украинскими мигрантами провокации и преступления? Или у актрисы Ахеджаковой сформировалась ложная слепота?

И совсем уж прекрасно смотрится высказывание актрисы: «Сразу видно, кто кого превосходит по каким-то параметрам, как любят говорить наши пропагандисты. Есть над чем подумать!» Ах, оказывается, это наши пропагандисты говорят про превосходство, а не любимцы Ахеджаковой, не нацисты, объявляющие себя сверхлюдьми, а «жидов и кацапов» (выражение А. Билецкого, идеолога украинского фашизма, и его последователей) недочеловеками. И свастики на их упитанных телах тоже есть знак превосходства.

Лия Ахеджакова уверена, что мир для Украины обязательно настанет, и нас с вами, русских людей, постигнет заслуженная участь: «Главное, что эта самая участь их настигнет в любом месте и в любое время. Она будет такая же беспринципная, как и весь украинский народ, жаждущий мести своим недругам». Упс! Оговорилась актриса по Фрейду, разом сняв с себя перья пафоса и нимб цивилизованности. Беспринципность есть отсутствие принципов, продажность и отсутствие совести (что вполне свойственно изрядному количеству украинцев, а заодно и некоторым артистам), но вовсе не высшая справедливость, на которую хотела намекнуть Л. Ахеджакова, бывшая хорошая актриса, а теперь всего лишь плохая пропагандистка фашизма. 

Не буду спрашивать, что происходит с Лией Меджидовной, обострение каких-либо недугов или запоздалый рост предпринимательской жилки. Мне это не интересно. И никому, думаю, не интересно. Но когда уже людей с нацистскими взглядами (притом открыто агитирующих за фашистскую хунту и готовых давать этой хунте, стоящей во главе Украины, свои гонорары за выступления) начнут убирать из государственных образовательных, культурных и информационных учреждений? Хотя бы оттуда, чтобы эти личности не формировали общественное мнение, не вели пропаганду с государственных платформ. Или мы решили свести информационную войну к игре в поддавки?

Это не призыв к мести и репрессиям. Это вопрос, когда уже в информационной войне будут предприняты какие-либо меры против разветвленной пятой колонны.

5
1
Средняя оценка: 4.24444
Проголосовало: 225