Как советские лётчики летели в Америку через Северный полюс

18-20 июня 1937 года состоялся первый в мире беспосадочный перелёт экипажа Чкалова-Байдукова-Белякова из СССР в США через полярные льды и самую северную точку планеты.

Сам полёт, начавшийся на подмосковном аэродроме Щёлково завершился посадкой на аэродроме военной базы Барракс в американском городе Ванкувер, близ тихоокеанского побережья США. Полёт продолжался 63 часа 23 минуты, длина пройденного самолётом маршрута составила рекордные 9130 км. 
Правда, формально достижение 1933 года двух французских лётчиков П. Кодоса и М. Росси, пролетевших по прямой 9104 км, оказалось непревзойдённым, поскольку по правилам международной авиационной федерации в таких полётах засчитывалось расстояние лишь по прямой между точками взлёта и посадки. 
Экипажу Чкалова пришлось на отдельных участках изгибать эту прямую линию, особенно после достижения Северной Америки, над Скалистыми горами, когда порой приходилось буквально лавировать между наиболее высокими пиками этой гряды. Несмотря на то, что непревзойдённый по дальности советский цельнометаллический самолёт-моноплан имел максимальную высоту подъёма (правда, лишь при минимальной загрузке) почти 8 км, его «практическая высота», с оптимальным расходом горючего на единицу пройденного расстояния, составляла всего лишь 2 км. 
К тому же над полярными льдами из-за плохой погоды лётчикам приходилось постоянно бороться с обледенением. Намерзание льда на кабине и лопастях двигателя грозило резким увеличением веса машины и её падением. Для борьбы с этим грозным явлением помогала антиобледенительная система – спирт, имеющий температуру замерзания около 40 градусов ниже нуля, а потому и способный растворять образующийся иней. Но с учётом отвратительной погоды, антиобледенителя у команды Чкалова на весь полёт могло просто не хватить. Вот и приходилось регулярно поднимать самолёт повыше к облакам, что повышало расход бензина, а также кислорода, необходимого для полноценного дыхания лётчиков на значительной высоте, где атмосфера становится очень разреженной.
В итоге, к пролёту участка над Скалистыми горами у экипажа элементарно закончились запасы кислорода. Да и расход горючего сильно повысился из-за встречного ветра. 
Все вместе эти факторы и способствовали тому, что рекорд французов формально тогда побит не был. Хотя фактически он был превзойдён ещё раньше экипажем другого знаменитого советского лётчика Громова, 10-12 сентября 1934 года успешно совершившего полёт по замкнутому маршруту Москва–Рязань–Харьков–Москва на рекордное расстояние 12411 км! 
Уместно также вспомнить, что единственной причиной того, что экипаж Чкалова не был удостоен званий Героя Советского Союза за свой перелёт в Америку было то, что лётчики уже были награждены Золотой Звездой за сверхдальний полёт в июле 1936 года на том же АНТ-25 по маршруту Москва –Земля Франца-Иосифа – Северная Земля – Петропавловск-Камчатский – остров Удд протяжённостью 9374 километров. А в те годы награждать «Героем» дважды было не принято, эта традиция появилась лишь во время войны.
Лётчик Громов, второй пилот Юмашев и штурман Данилин меньше чем через месяц после чкаловского полёта уже безоговорочно побили рекорд французов, перелетев из Москвы через Северный полюс в калифорнийское Сан-Джасинто за 62 часа, преодолев огромное и по сегодняшним меркам расстояние в 11500 км (10148 км по прямой).

Маршрутом через Северный полюс летали и до рекордного полёта Чкалова. Только вот с разными результатами – от весьма сомнительных «рекордов» до трагического финала. 
Единственным успешным перелётом через полюс была экспедиция на дирижабле «Норвегия» в 1926 году под руководством Руаля Амундсена и конструктора Умберто Нобиле. Да и то, воздушная машина  с трудом дотянула до берегов Канады, в конце полёта началось обледенение винтов, и отрывающиеся от них на большой скорости кусочки льда начали дырявить оболочку дирижабля не хуже пуль.
Полёт самого Нобиле на дирижабле «Италия» двумя годами позже завершился катастрофой, судьба нескольких членов экипажа неизвестна до сих пор. Также как и судьба Руаля Амундсена, вылетевшего на поиски аэронавтов на самолёте «Латам». Кроме пустого бака с этой надписью, спустя много месяцев случайно выловленного в море, никаких других следов не осталось.
В те же годы заявил о своём достижении Северного полюса на самолёте американский лётчик Ричард Берд. Однако уже тогда его рекорд был поставлен под сомнение, поскольку нереально высокой была бы скорость его самолёта для преодоления расстояния от Шпицбергена и обратно за указанное им самим время. Практически сразу родилась весьма правдоподобная гипотеза, что весь «рекордный» полёт Берда на самом деле являл собой наматывание километров вблизи Шпицбергена. Благо, в условиях круглосуточного полярного дня, когда солнце находится почти на одной высоте, а стрелка компаса указывает, что угодно, распознать истинный курс крылатой машины не всегда под силу даже опытному навигатору. Которых в экипаже Берда, кроме него самого, просто не было. 
Австралиец Уилкинс, правда, избежал подобных обвинений. Может, потому, что во время своих арктических полётов гнался не столько за рекордами, сколько старался принести науке реальную пользу, стирая белые пятна на географической карте. Но и его самый длительный полёт в Северном ледовитом океане (не через полюс) занял не больше 2500 тысяч миль – чуть больше 4500 км.

Полёт экипажа Чкалова был действительно уникальным, потому и навсегда вошёл в мировую историю. Сравнивать его с перелётом французов, вылетевших с восточного побережья США к Сирии всё равно, что ставить на одну доску заплыв через Берингов пролив в ледяной воде с пересечением вплавь, например, Ла-Манша. 
Конечно, и при пересечении Атлантики существовала немалая доля риска – внезапная поломка самолёта, радиостанции, исключающая возможность позвать на помощь. Но трансатлантические полеты к 1933 году стали уже обыденностью, а первый из них состоялся ещё в 1919 году!
А вот перед полётом Чкалова среди экспертов раздавались голоса с призывом его не проводить. Да ещё со стороны таких корифеев, как совсем недавно успешно завершившего программу организации первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс-1» Отто Юльевича Шмидта. Тем более что в его позиции был немалый резон. Учёный предупреждал, что в случае аварии в ходе полёта на участке над Северным ледовитым океаном (да и в необжитых приполярных районах Северной Америки тоже) оказать помощь экипажу будет практически невозможно. Что получило, увы, трагическое подтверждение годом позже, когда при совершении такого же трансарктического перелёта пропал без вести экипаж АНТ-25 под командованием Сигизмунда Леваневского… 

По сути, первый полёт советских лётчиков через Северный полюс мало чем отличался от полётов первых наших космонавтов, когда ещё до появления стыковочных узлов на космических кораблях и возможности запуска другой ракеты со спасателями, любая серьёзная авария на орбите означала для них практически смертный приговор.
Чкалов, Байдуков, Беляков такого риска не побоялись. И победили Арктику, совершив первый в истории сверхдальний перелёт через самую северную точку планеты из СССР в США, прославив и свои имена, и великую страну в эпоху её таких же великих свершений.

 

Художник: И. Бройдо.

5
1
Средняя оценка: 3.21667
Проголосовало: 60