Крейсер «Аврора»: 125 лет на службе Родине

4 июня 1897 года было начато строительство легендарного корабля революции.

Основной причиной строительства как «Авроры», так и её «систершипов» «Паллады» и «Дианы»,  также названных в честь древнегреческих богинь, стал очередной виток международной напряжённости в середине последнего десятилетия уходящего XIX века. Великобритания вновь стала демонстрировать подчёркнутое недружелюбие к России – приходилось принимать контрмеры.
Туманный Альбион зависел от внешних поставок, и серьёзной угрозой для него могло стать нарушение морской торговли «крейсерскими операциями» – перехватом торговых судов, движущихся в порты враждебной страны.
В качестве одного из наиболее показательных (пусть и неудачных для нас) примеров можно привести историю Русско-Японской войны. Тогда именно недостаточная мощь российских военно-морских сил на Дальнем Востоке не позволила нарушить ни поставки стратегически важных грузов самой Японии, ни военные поставки высадившейся в Корее и Китае японской армии. Что, в конце концов, и стало решающим фактором поражения России.
Первые задумки создать отечественную серию так называемых «бронепалубных» крейсеров появились в 1895 году. А уже 4 июня (23 мая по старому стилю) 1897 года состоялась закладка трёх «богинь». Имена им выбирал лично недавно занявший престол Николай II. 
По военно-флотской традиции новым кораблям давались имена их предшественников, списанных за старостью или геройски погибших в боях. Так, «Аврора» была названа в честь героического фрегата, покрывшего себя славой в боях с превосходящими силами британской эскадры у Петропавловска-Камчатского в годы Крымской войны 1853-1855 годов. 
Корабли новой серии получили достаточно мощное для своего класса вооружение – по восемь 152-мм пушек, в несколько раз больше малокалиберной артиллерии, силовую установку свыше 11 тысяч лошадиных сил мощности, одна только корабельная динамо-машина давала 300 киловатт, что по тем временам было сравнимо с электростанциями небольших городов. 
Прочный корпус, разделённый водонепроницаемыми переборками на десяток отсеков, мощные водоотливные насосы, способные полностью откачать воду из затопленных отсеков за считанные часы, передовая система пожаротушения, одна из первых на российском флоте внутрикорабельная телефонная станция…
К сожалению, кораблестроители так и не смогли полноценно выполнить одно из главных требований к новым крейсерам – возможность достижения ими скорости в 20 узлов. Максимум, достигнутый «Авророй» на ходовых испытаниях, составил 19 узлов, что сравнимо со скоростью самых быстрых тогдашних броненосцев. С броненосцем сравнительно лёгкому крейсеру встречаться в бою не рекомендовалось, поскольку в полном соответствии со своим типом он не имел сплошного броневого пояса по бортам, бронёй были защищены лишь самые важные узлы (такие, как боевая рубка, машины) и палуба. 
Для сравнения – лёгкие крейсера американской постройки, к которым относился, например, легендарный «Варяг», имели максимальную скорость до 24 узлов и соответственно возможность не только быстрее догонять вражеские торговые суда, но и уходить от погони при встрече с более защищённым противником.
Тем не менее, после многочисленных согласований «Аврору» и её «сестёр» всё же приняли на вооружение, посчитав, что с задачей нанесения ударов по морским коммуникациям Британии эти грозные корабли справятся.

Увы, боевое крещение этим бронепалубным крейсерам пришлось принимать в годы Русско-Японской войны в сражениях с японскими эскадрами. Тут и сказалась их сравнительно низкая скорость, за что эти суда получили от моряков не очень лестное прозвище «сонных богинь».
Так или иначе, но команды их воевали мужественно. Успевшие достичь до начала войны Порт-Артура «Паллада» и «Диана» дрались с японцами уже с весны 1904 года. «Диане» после неудачной попытки прорыва нашей эскадры во Владивосток 28 июля 1904 года пришлось, уходя от превосходящих японских сил, прорываться в Сайгон, где крейсер был интернирован до конца войны. «Паллада» вместе с другими кораблями российской эскадры вернулась в обречённый Порт-Артур, где и была затоплена командой перед сдачей города в конце 1904 года.
Их «младшая сестра» «Аврора» к началу боевых действий на Тихий океан добраться не успела. Следуя в составе небольшого отряда контр-адмирала Виррениуса, она застала начало войны на Красном море, после чего отряд получил приказ вернуться обратно на Балтику. Увы, сил прорваться через завесу многочисленных японских броненосцев и крейсеров у него было мало…
Для помощи 1-й Тихоокеанской эскадре в Порт-Артуре стала формироваться 2-я эскадра. К сожалению, этот процесс растянулся почти на полгода, корабли вышли из Балтики лишь в начале октября. Успев, что называется, к шапочному разбору, застав капитуляцию гарнизона Порт-Артура и уничтожение базировавшегося там нашего флота.
Тем не менее, в Петербурге от замыслов нанести японцам поражение хотя бы на море не отказались, и 2-й эскадре адмирала Рождественского было приказано следовать тем же курсом. В её составе шёл и крейсер «Аврора».
Трагический исход морской битвы с японским флотом при Цусиме общеизвестен. Был потоплен 21 российский боевой корабль, из которых 6 было самых мощных на то время броненосцев. Ещё 5 кораблей (из них 2 броненосца) сдались в плен. 
Относительно причин той катастрофы выдвигается немало версий. Одна из них – большинство снарядов наших кораблей были откровенным браком и просто не выполняил свою главную задачу.
В этой связи пустым злорадством выглядят комментарии «недоброжелателей» «Авроры» – дескать, артиллеристы корабля выпустили почти две тысячи снарядов, но без особого ущерба для противника.
К сожалению, в той печальной для России битве такой же была артиллерия практически всей российской эскадры! Известно, что командующий японским флотом адмирал Того, вступая в сражение, не очень надеялся на победу. Но после боя обнаружилось, что в флагманский броненосец «Микаса» попало 12 русских снарядов только главного, 300 мм калибра. Практически каждый из них мог бы пустить на дно даже мощный броненосец. Однако ни один из наших снарядов так и не взорвался…
Всего же японцы за весь бой отделались лишь тремя потопленными миноносцами, в то время не достигавших водоизмещения и в тысячу тонн.
Записные борцы со сталинизмом обычно очень любят стенать по поводу необоснованных сталинских репрессий. Но, думается, за такое откровенное вредительство с бракованными снарядами, повлекшее гибель десятков тысяч российских моряков и двух десятков кораблей, строившихся годами, виновники бы тюрьмой не отделались, получили бы сразу «вышку». Увы, виновники катастрофического разгрома под Цусимой из тогдашнего «оборонпрома» не попали даже под суд…
Командование и моряки «Авроры» сделали в том трагическом бою всё что могли, многие ценой жизни, как командир корабля капитан Егорьев, получивший смертельное ранение осколками попавшего в боевую рубку вражеского снаряда. Всего тяжёлые ранение получили 8 из 20 офицеров корабля. Всего в том бою, кроме погибшего командира, пали 9 матросов, ещё 74 было ранено. 
Старший помощник Небольсин после перевязки продолжал командование, несмотря на ранение головы, и все же смог с боем оторваться от врага. Прорываться на север тихоходному крейсеру после полученных тяжёлых повреждений было бессмысленно, пришлось уходить на юг. В конце концов «Аврора» и ещё один спасшийся крейсер «Олег» добрались до Филиппин, тогда принадлежавших американцам, и были интернированы до конца войны в гавани Манилы. 

После подписания русско-японского мирного договора в Портсмуте в 1906 году «Аврора» благополучно вернулась в родной Кронштадт. Большая часть команды была демобилизована. 
Сам же крейсер после ремонта фактически перестал быть полноценным боевым кораблем. До самого начала Первой мировой войны его использовали исключительно в качестве учебного судна для морской практики курсантов военно-морских училищ. 
Увы, прогресс в военных флотах в то время приводил к моральному устареванию целых классов боевых кораблей, совсем недавно ещё считавшихся вполне современными. Броненосцы, например, почти полностью утратили своё значение с появлением дредноутов, имевших втрое больше тяжёлых пушек, или линейных крейсеров с чуть менее мощной бронёй при том же вооружении.
К тому же, с начала XX века боевые корабли стали оснащаться турбинами, имевшими КПД в несколько раз выше, чем даже самые совершенные паровые машины, что давало значительный выигрыш в скорости и дальности хода.
К примеру, лёгкие крейсера типа «Светлана», одной из самых удачных предвоенных серий, заложенные в 1912 году, развивали до 29 узлов – против 19 узлов у «сонных богинь».
Тем не менее, когда Российская империя вступила в Первую мировую войну, флотскому начальству вновь пришлось вспомнить о боевом применении «Авроры» так как боевых судов современных моделей было ещё немного. Для полноценных морских сражений корабль, конечно, уже не годился, но отгонять огнём своих 152-мм орудий вражеские миноносцы или обстреливать немецкие позиции на берегу Балтики, поддерживая свои войска, он мог вполне. А 14 его дальнобойных орудий такого калибра, да ещё крайне мобильные за счёт перемещения по морю – это полноценный артиллерийский полк даже более поздних времён.

Конечно, наиболее известным эпизодом в истории «Авроры» является её знаменитый выстрел по Зимнему дворцу, сделанный комендором Огневым в 21:40 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года. 
С тех пор, правда, появилось много противоречащих друг другу версий. То ли выстрел был один, то ли два, то ли он был холостой, то ли, всё же, боевой. И, вообще, выстрела из корабельного орудия не было, сигнал к штурму Зимнего дала пушка Петропавловской крепости.
Думается, что подобная разноголосица является очередным проявлением любимого приёма антисоветских лжеисториков – обилием версий вызвать недоверие аудитории к самому описываемому событию. Будь то выстрел «Авроры» или, например, дебаты по вопросу первенства водружения Знамени Победы над Рейхстагом. Очевидно, что ни факта Великой Победы в мае 45-го, ни такого же неопровержимого факта Великой Революции в октябре 17-го, такие версии отменить не могут. И крейсер «Аврора» по праву вошёл в мировую историю благодаря своему знаменитому выстрелу поздним вечером 25 октября…

После начала Гражданской войны военная роль Балтийского флота значительно снизилась. Бывшие «друзья по Антанте», англичане и французы, резонно не решились атаковать с моря Петроград, хорошо защищённый фортами Кронштадта, предпочитая воевать больше на суше руками финансируемых ими белогвардейцев. 
На фронтах Гражданской войны сражалось большинство моряков-балтийцев, включая и команду «Авроры». С корабля было сняты большинство орудий для переброски их на куда более важный для победы революции волжский театр боевых действий.
Начало 20-х поставило окончательную точку в судьбе и «систершипов» крейсера революции «Дианы» и «Паллады». Первую списали на слом из Балтийского флота в 1922 году, вторую, подтянутую японцами после захвата Порт-Артура, японский флот в это же время решил использовать в качестве мишени в ходе артиллерийских стрельб.
Но понятно, что с кораблём, ставшим символом Великого Октября, так поступить не могли. В период между мировыми войнами его вновь начали использовать в качестве учебного судна, вооружив заново 130 мм пушками и зенитной артиллерией.

Участие «Авроры» в Великой Отечественной войне была похожа на её роль в Гражданскую. Будущее Ленинграда зависело, прежде всего, от успехов обороны на сухопутном участке фронта, туда и были отправлены почти все мощные пушки корабля вместе с большинством краснофлотцев из команды. На суше моряки воевали также героически. Например, в сентябре, из 165 бойцов одной из батарей, образованной из пушек крейсера, после исчерпания снарядов из вражеского окружения к своим вышло всего 26 человек…
Сам крейсер, находясь у Ораниенбаума, весь сентябрь принимал участие в противовоздушной обороне Ленинграда. Получив большую пробоину от огня вражеской артиллерии, опустился на грунт на мелководье. Но оставшийся на поверхности корабль так и не спустил флаг, отчего время от времени подвергался всё новым обстрелам немецкой артиллерии. 
После снятия блокады Ленинграда, 20 июля 1947 года корабль подняли, провели ремонт и 17 ноября 1948 года установили на вечную стоянку на Большую Невку. Интересно заметить, что перед этим, в 1946 году, «Аврора» сыграла роль легендарного крейсера «Варяг» в одноимённом фильме, для чего кинематографисты временно оборудовали судно множеством декораций, включая фальшивую четвёртую трубу, имевшуюся на «Варяге».
С 1950 года на «Авроре» начал создаваться музей, притом, что корабль продолжал числиться в составе ВМФ. Сначала – в качестве учебного судна Нахимовского училища, затем – просто боевого корабля, с полагающейся командой, офицерами, капитаном. В этом статусе крейсер стал уникальным долгожителем, единственным за всю историю российского флота находившимся в его списках более 120 лет! 
А ещё «Аврора» является единственным в мире кораблём, удостоенным (в 1968 году) награды, где изображён он сам – Орденом Октябрьской революции, на знаке которого главным элементом как раз и является гордый профиль легендарного крейсера, выстрел которого стал отправной точкой создания нового мира, лишённого эксплуатации человека человеком.

 

Художник: А. Дягилев.

5
1
Средняя оценка: 3.09615
Проголосовало: 104