Обвинить нельзя поверить

Голословные обвинения рушат карьеры и демократическую систему как таковую.

Знаменитый актер Кевин Спейси – обладатель двух «Оскаров», звезда сериала «Карточный домик», потрясающе сыгравший в нем роль порочного президента США Фрэнка Андервуда – предстанет перед британским судом по обвинению в сексуальном насилии. Он обвиняется в четырех эпизодах такового, якобы имевших место в отношении трех мужчин в промежутке между 2004 и 2015 годами, когда Спейси был художественным руководителем лондонского театра The Old Vic.  
Доказанное сексуальное насилие является тяжким преступлением и справедливо предполагает суровое наказание. Однако весьма вероятно, что нынешние обвинения против Спейси закончатся тем же, что и предыдущие: полным развалом дел. 

Первая волна поднялась в Америке. В 2017 году актер Энтони Рапп обвинил Кевина Спейси в действиях сексуального характера (речь шла о тесных объятьях и движениях), которые тот якобы совершил над ним на вечеринке в 1986 году, когда Раппу было 14, а Спейси – 26 лет. «Честно говоря, я не помню этой встречи, это было более 30 лет назад, – ответил Спейси. – Но если бы я вел себя так, как он описывает, я должен принести ему самые искренние извинения за то, что было бы глубоко неуместным пьяным поведением».
Тогда же известная бостонская журналистка Хизер Унру публично обвинила Кевина Спейси в сексуальном насилии над ее 18-летним сыном (парень, кстати, сказал актеру, что ему 21 год). Спейси якобы напоил молодого человека, после чего трогал его за гениталии. Обвинение развалилось, поскольку парень отказался давать показания, что вряд ли случилось бы, если бы ему действительно было что сказать. 
Еще одно подобное дело было закрыто из-за истечения срока давности. Не получилось и с прочими попытками представить Кевина Спейси маньяком-насильником (кого-то он якобы поцеловал, кого-то приобнял – ни в одном из случаев речь о прямом насилии не идет). Никто из преследователей не представил не просто убедительных, а каких бы то ни было доказательств и свидетельств, по сути, голословно обвиняя актера в преступлениях с нехорошим моральным душком. 

Это коснулось отнюдь не только Спейси. Ранее то же самое неоднократно произошло с рядом публичных деятелей вполне гетеросексуальной ориентации, столь же бездоказательно обвиненных в сексуальном насилии по отношению к женщинам. Поразительно,  но неужели западное общественное мнение не видит, как ураган #MeToo обнуляет демократическую систему, поскольку не оставляет возможности установления истины: обвиняемый заведомо осужден общественным мнением, а значит, виновен. (Отсутствующие) юридические доказательства уже никого не волнуют. Как и судьба реальных жертв сексуального насилия.
Несмотря на то, что все обвинения оказались ложью, карьера Кевина Спейси была разрушена. После заявления Раппа продюсеры «Карточного домика» отказались от сотрудничества с ним, в результате чего шестой, заключительный сезон сериала превратился, по общему мнению зрителей, в полный трэш. Персонажа Спейси – президента Андервуда – сценаристам пришлось убить (загадка его смерти, раскрывающаяся в заключительной серии, потрясает не меньше, чем неоправданный и необъяснимый безвременный уход главного героя). Вот тут-то и случилось самое страшное. Пост главы государства, как и положено, занял вице-президент – супруга Фрэнка Клэр Андервуд, твердой рукой направившая мир прямо к ядерной войне, от которой человечество (судя по всему, тщетно) пыталась спасти прогрессивные американские государственные деятели – и президент России по имени Виктор Петров. 

Через год после происшедшего Энтони Рапп выразил сожаление в связи с закрытием «Карточного домика», из-за чего сотни занятых в сериале актеров и других работников кино потеряли работу. Возможно, конечно, что, пускаясь в свои «откровения», он и не думал о таких последствиях. Однако, судя по развитию событий, можно предположить, что именно прекращение проекта и являлось главной целью потока бездоказательных обвинений. Но только ли в этом дело?
Перед Рождеством 2018 года Кевин Спейси опубликовал на YouTube трехминутное видео под названием «Давайте будем откровенны», в котором выступил от лица и в образе  своего персонажа Фрэнка Андервуда. Многие назвали видео странным, однако в ситуации, в которой оказался актер, подобный прием выглядит наиболее адекватным способом коммуницирования с действительностью. 
«Несмотря на всю чушь, враждебность, заголовки, импичмент без суда, несмотря даже на мою собственную смерть (отсылки к событиям сериала – прим.), я чувствую себя удивительно хорошо, и моя уверенность, что скоро вы узнаете всю правду, растет с каждым днем», – обратился Спейси-Андервуд к своей аудитории. Далее он в присущем Андервуду стиле опроверг обвинения в сексуальном насилии. «Конечно, некоторые верили всему, – сказал актер. – Они просто ждут, затаив дыхание, чтобы услышать, как я признаюсь во всем этом. Они просто умирают, чтобы услышать, как я говорю, что все было правдой, и я получил то, что заслужил. Вы не поверите в худшее без доказательств, не так ли? Вы бы не спешили судить без фактов, не так ли?». 

«Я могу обещать вам: если я не заплатил за то, что, как мы оба знаем, я сделал (в «Карточном домике» президент США лично совершает ряд убийств и много других тяжких преступлений, о чем зритель прекрасно осведомлен – прим.), я, конечно, не собираюсь платить за то, чего не делал», – резюмирует Андервуд-Спейси. Актер и его персонаж перетекают один в другого, чтобы заявить о невиновности реального человека, так убедительно сыгравшего обаятельного убийцу, подлеца и, кстати, бисексуала, которым, согласно его признанию 2017 года, является и сам Спейси. 
Точку в этом деле должен поставить британский суд. Однако вся история шита настолько белыми нитками, что симпатии большинства наблюдателей явно на стороне Кевина Спейси. На зрительских форумах распространено мнение, что актера шантажировали в расчете на отступные, тогда как у него не было причин прибегать к насилию – как, кстати, и его персонажу Фрэнку Андервуду, не испытывавшему проблем с удовлетворением сексуальных потребностей. 
И все-таки сериал отличается от реальной жизни. Андервуд – плод сценарного и актерского мастерства, к тому же мертвый, в то время как Спейси – реальная жертва инквизиторов XXI века, отправляющих современных «ведьм» на костер общественного мнения лишь на «основании» слухов, разговоров, поцелуев и флирта, случившихся – если было хотя бы это – несколько десятилетий назад. 

Подобная практика не только ломает карьеры – а иногда и жизни – талантливых и в целом законопослушных людей. Это «новое средневековье» подрывает базовые основы правосудия, а следовательно, правовой системы и правового государства как таковых. «Охота на ведьм» разрушает демократическую систему и доверие между государством и обществом в целом. «#MeToo – одна из худших вещей, которые когда-либо случались, – резюмировал ситуацию один из комментаторов истории Спейси. – Это просто инструмент, чтобы получить власть, испортить чью-то репутацию или отомстить». 
И если вспомнить, что альтернативой политикану Фрэнку явилась его помешанная на мести мужчинам – а де-факто, всему миру – супруга-радфем Клэр, поневоле задумаешься, не является ли «Карточный домик» достаточно точным предсказанием того, куда катится западный мир. 

5
1
Средняя оценка: 3.06522
Проголосовало: 138