Пионерское лето на Фикбуке

Несмотря на проблемы финансовые и законодательные, иноСМИ «Медуза» (запрещена в РФ) упорно изучает возможности внедрения в культурное поле россиян все новых и новых средств ЛГБТ-пропаганды. В частности, «евроценности» внедряются путем использования современной литературы — или даже сетературы. К кому следует обратиться за помощью в таком деликатном вопросе? Разумеется, к Галине Юзефович. А Галина Юзефович в качестве детской книги (детской!) активно предлагает роман Катерины Сильвановой и Елены Малисовой «Лето в пионерском галстуке», историю любви между вожатым Володей и пионером Юркой.

Это, выражаясь мудреным маркетологическим языком, таргетированное для подростков софт-порно. В интервью главный редактор издательства Popcorn Books (издавшего эту книгу и множество подобных ей) Тата Анастасян прямо и бесхитростно рассказывает, как их издательство в обход закона обрабатывает подростков и несовершеннолетних: «Официально наша целевая аудитория — от восемнадцати и до, я бы сказала, двадцати пяти. Но у нас есть и те, кто помладше, и те, кто постарше. Young adult — это литература, которая написана и для тех, кому, скажем, 13–14 лет. Но есть пресловутый закон о гей-пропаганде, который обязывает вас писать «18+».
Добираются ли ваши книги до тех, для кого они, собственно, были придуманы?
Тата: Да. Мы посмотрели статистику по нашим группам и выяснили, что 18% наших читателей — это те, кому нет восемнадцами лет.
И как подростки получают эти книги?
Тата: Они просят родителей. Людям младше восемнадцати наши книги в магазинах не продают. Чтобы книжку с маркировкой «18+» и в пленке продали в магазине, нужно прийти с паспортом. Никакого закона на эту тему нет, но книжные магазины боятся, как бы их не посадили за пропаганду».

Также госпожа Анастасян заявляет: «Я всем говорю, что капитализм победит гомофобию. Это правда. Есть такое выражение — “деньги не пахнут”. В данном случае, к счастью, оно работает. До Popcorn Books и до Букмейта я работала в издательствах, где супергомофобные мужики принимали решения относительно книг ЛГБТК+ чисто из расчета, будут ли такие книги продаваться и сколько денег они получат». Мы давно уже получили систему оценки текста по продажам. Данное произведение издано на бумаге тиражом 200 тысяч, еще более 30 тысяч копий разлетелись в цифровом формате. Значит, хорошее! Зачем еще и текст оценивать?

Однако если учесть, что один из самых выгодных бизнесов — более 1000% прибыли — это наркоторговля, то издатель Анастасян просто-напросто торгует литературной (скорее, впрочем, окололитературной) ЛГБТ-наркотой для любителей гомоэротического любовного чтива. Ну и пусть себе торгует — но не пытается продавать ее тем, кто еще сам не знает, куда его заведет «веселящая понюшка».

Взрослые люди вправе выбирать себе партнеров, сексуальные образы и роли в личной и интимной жизни. А несовершеннолетние должны постараться не увязнуть в инфантильной боязни контакта с противоположным полом. Большинство лиц с гендерной дисфорией и нетрадиционной ориентацией попросту не сумело пережить этот кризис и предпочло ограничиться «своим, понятным». Но ведь это путь в социальную пропасть, а вовсе не в прикольное радужное будущее. Именно поэтому «мягкие» любовные романы про однополую пионерскую любовь не следует распространять и рекламировать — даже если барыга считает себя певцом свободы, а рекламщик считает себя критиком.

Такой вот рекламщик из «рекомендательной ниши» (выражение коллеги Г.Юзефович К.Мильчина) Галина Леонидовна вовсю рекомендует опус про ностальгию по секс-пионерлагерю, попутно сопереживая друзьям-издателям. Издатели грустят — их прибылям от квир-писанины настал конец (хотелось бы в это верить). Владелец магазина комиксов «Чук и Гик» Иван Чернявский признается:

Юзефович вторит в унисон.

Как страшно жить! Причем, заметьте, это всё не подзамочные записи в запрещенных сетях, а открытые посты в Телеграме. И почему тогда недовольных еще не вяжут? Предположим, храбрая г-жа Юзефович скорбит по утраченным свободам из-за бугра — но сколько же народу рекламирует эту чушь с Фикбука, никуда не уезжая и ни от кого не прячась!

Хотя на цунами ЛГБТ-пропаганды наконец-то отреагировали в Госдуме: внесен проект изменения закона о штрафах за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений. Если его примут, за продвижение радужных ценностей физические лица будут вынуждены заплатить до 500 тысяч, а юридические — до 10 миллионов рублей, а также приостановить деятельность на срок до 90 суток. Для иностранцев и лиц без гражданства максимальный штраф составит до 500 тысяч рублей с возможностью административного выдворения за пределы РФ. Предлагается также признать утратившей силу статью о пропаганде ЛГБТ среди несовершеннолетних и заменить ее новой — «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений». Все знают: маркировка 18+ на ЛГБТ-книжках для подростков — фикция.

И не стоит сочувствовать стенаниям «из рекомендательной ниши»: книга демонстрирует все недостатки фикбучного слэшерного романа. «Юноши томятся и страдают, не сразу понимают, чего хотят, и всю дорогу боятся неминуемого разоблачения. Потому что вокруг — кромешный Советский Союз, впереди — комсомол, а из мужчин безнаказанно поцеловать можно разве что гипсового Ленина».

Галина Юзефович сравнивает это произведение, созданное по правилу 34 «Порно бывает про всё», с замечательным советским фильмом «Приключения Петрова и Васечкина», а пионерскую атрибутику называет «экзотичным и ностальгическим задником, на фоне которого разворачивается любовная коллизия». Ну какая это коллизия, доминатрисса вы наша на критическом поле, это же типичное фикоперское-членодевичье. В свое время (лет десять назад, если не более) немногочисленные геи, бывавшие на фанфикшн-сайтах, объяснили слэшерицам, что мальчики, а тем более мужчины так себя не ведут, иначе разговаривают и чувствуют, а главное, и сексом занимаются иначе. Именно поэтому герои каждого женского квир-романа на самом деле никакие не мальчики и не мужчины, а «девочки с членами» и с тягой к романтическим излияниям. Как называла эту манеру Фаина Раневская, «сопли в сахаре».

Таково и это «Лето». Каждая цитата — звенящая пошлость, попадающая в градус банальности. Особенно прекрасны диалоги:

«— Я тоже в отчаянии и тоже не знаю, как нужно любить! — воскликнул Юрка. — Но я почему-то не шпионю за тобой и не пытаюсь делать гадости!
Володя остановился, повернулся к нему и хитро улыбнулся.
— Это потому, что твоя любовь взаимная.

Отпустил руку, провел пальцами по шее, за ухом. Юрка задохнулся от удовольствия. А Володя хмыкнул и прошептал:
— Как же тебе ласки хочется. Ты будто наэлектризованный: только тронешь — искры летят. — Он вздохнул и признался: — Я ведь так же…

Он заключил Володю в объятия, вцепился в него, вжался, приклеился, врос. Володя обнял в ответ.
— До свидания, Юрочка, до свидания, — прошептал тёплыми губами.

— Юра, обещай, — не для вида, а искренне, дай такую клятву, которую никогда не нарушишь, — обещай, что я останусь у тебя единственным. Обещай, что, как вернешься домой, возьмешься за ум и влюбишься в хорошую девушку-музыкантшу. Что не будешь как я. Что ни на одного парня никогда не посмотришь так, как смотришь на меня! Я не хочу, чтобы ты был таким…»

Сюсюканье юного пионера и молодого парня-вожатого для проверки можно перенести на гетеросексуальную лав-стори и убедиться, что ни фабула, ни атмосфера места действия, ни образы не вызывают интереса. Следовательно, художественная ценность — нулевая, а перед нами очередной надутый рекламой агитпродукт.

Для определения деятельности тех, кто распространяет подобную продукцию, Госдума приняла в первом чтении законопроект о контроле за деятельностью иноагентов. Вести просветительскую, преподавательскую и воспитательную работу с детьми, изготавливать для детей информационные материалы им теперь запрещено. Комиссией по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России был изучен ряд просветительских материалов, подготовленных НКО-иноагентами и ориентированных на детей и подростков: «В них, в частности, оправдывается наркопотребление, пропагандируются нетрадиционные семейные отношения, есть попытки вовлечь детей в несанкционированные акции. Очевидно, таким материалам и гражданам, их продвигающим, не место в школе». Что тут скажешь? Лучше поздно, чем никогда. 

Тем не менее при действующем законе о запрете ЛГБТ-пропаганды среди несовершеннолетних книжные издательства одну за другой выпускают детские (!) радужные книжки, те получают литературные премии и расходятся на прилавках вместе с тематическим мерчем (товарами с символикой) для подростков — и это, признайте, похоже на криминальную схему. 

Перед нами целая индустрия производства книг для подростков, с героями-подростками, с мощной рекламой, настроенной на подростков. Книги для проформы маркируются 18+, но читают их подростки, несовершеннолетние. Интернет завален рекламой такой литературы. Для раскрутки определенно не пожалели денег. 

Цели растления подростков в России объяснять нужно? Думаю, нет.

 

Художник: Н. Беляев.

5
1
Средняя оценка: 3.09559
Проголосовало: 136