Почему война с Наполеоном стала первой Отечественной

24 июня 1812 года огромная французская армия вторглась в Россию. Формально Наполеон не сообщал о намерении полного уничтожения Российской империи. Но это и так случилось бы в случае его победы. И лучше всего понимала это не столько правящая элита, сколько простой народ. Поэтому война так быстро и приобрела характер всенародной, отечественной…

Чаще всего повествование о тех давних событиях сводится к военной составляющей. У французов была отличная разведка и многочисленная артиллерия. Армия вторжения насчитывала, по различным оценкам, от 630 до 680 тысяч человек (против чуть больше 400 тысяч русских воинов, к тому же рассредоточенных по огромному фронту от Балтики до Чёрного моря). В резерве у Наполеона, даже без дополнительной мобилизации, находилось до 200 тысяч человек, расположенных в гарнизонах европейских городов, а ещё в полтора раза больше – в оккупационных войсках на иностранных территориях. 
Конечно, военный компонент столь масштабных боевых действий очень важен. Но не менее важны и другие стороны того важнейшего периода. В истории было множество войн, так или иначе затрагивавших Россию. Но лишь две из них получили название Отечественные. Почему? 
Можно ли поставить в один ряд ту, первую, Отечественную войну с Великой Отечественной? Не преувеличили ли наши предки её значение? Нет, не преувеличили. Если исходить, конечно, не из формальных цифр численности полков и дивизий, а из цивилизационной сути происходивших в начале XIX века событий.
Кровавое столкновения с Наполеоном, как и позже с Гитлером, решало судьбу самого существования России как мощного самостоятельного государства, что происходило на протяжении почти тысячелетней отечественной истории совсем не часто. Считать угрозой российской государственности монголо-татарское нашествие можно лишь отчасти. Ибо когда-то действительно могучая – при князьях Олеге, Игоре, Святославе, Владимире и Ярославе Мудром – Киевская Русь ко времени нападения Батыя превратилась в рыхлый конгломерат независимых княжеств, превративших само понятие мощной единой державы в фикцию. Известно, что многие из удельных князей вместо помощи соседям против монголов лишь радовались, что конкурента разгромят чужими руками. Пока очередь испить горькую чашу не приходила к ним самим…
В сложный период Смутного времени в начале XVII века Московская Русь, единственное на тот момент православное царство, подверглось реальной опасности быть уничтоженной иностранными интервентами, пришлыми самозванцами и собственной коллаборационистской семибоярщиной. Ополчение Минина и Пожарского, переломившее хребет польско-литовским захватчикам, по своей сути также являлось всенародным и патриотическим. Но по отношению к тем событиям термин «отечественная война» историками не употребляется.

Войны большей или меньшей интенсивности между самыми разными странами Европы происходили регулярно. Российская империя постоянно воевала – и с Османской Империей, и с Речью Посполитой, и с Швецией, и с Пруссией…
После получения Наполеоном единоличной императорской власти новоявленный монарх лично возглавлял свои войска в исторических битвах при Аустерлице, Эйлау и других, преимущественно немецких городках, где чаще всего шли боевые действия между французами и противостоящими им коалициями, видным членом которых была и Россия. Эти сражения не были ожесточёнными, в них противники скорее мерялись силами. И после Аустерлица Александр I и Наполеон довольно быстро заключили перемирие, а потом и полноценный Тильзитский мир и даже предприняли совместный объезд торжественного построения лучших частей ещё вчера стрелявших друг в друга армий.

Война 1812 года принципиально отличалась от предшествующих столкновений. Наполеон, как и Гитлер, одной лишь Европой удовлетворяться не хотел, грезя о мировом владычестве. В 1811 году он заявил своему послу в Варшаве, аббату де Прадту: «Через пять лет я буду владыкой всего мира. Остаётся одна Россия, – я раздавлю её…»
В отличие от Гитлера Бонапарт не имел планов физического уничтожения большей части населения России, с последующим превращением остальных в рабов новых французских господ. Он даже не собирался упразднять российскую монархию, ликвидировать крепостное право. Но означало ли это, что никакой опасности для российской государственности Наполеон не представлял? 
Реформы Петра I привели среди прочего к доминированию западного культурного кода. Дворянство, привыкшее разъезжать «по Европам», сетовать на русское варварство и восторгаться европейской культурой, к Франции и её обычаям относилось с очень большим пиететом. 
Наполеон в расширении своей империи действовал не только силовыми методами с режимом жёсткой оккупации. Завоеванные территории он, как правило, формально не присоединял к Франции, ограничиваясь назначением туда властителей преимущественно из числа своих соратников и родственников. При этом сохранял местное государственное устройство. 
Да и европейцы не слишком сопротивлялись наполеоновским завоеваниям, за исключением испанцев с их герильей, ставшей синонимом партизанского движения. Королевства и княжества Европы после некоторого сопротивления покорялись Наполеону без особых терзаний, позже пополняя своими солдатами армию победителя. 
В итоге, накануне 1812 года население подконтрольных Наполеону стран Европы составило свыше 70 миллионов человек против 40 миллионов, населявших тогда Российскую империю. 

После заключения Тильзитского мира в 1807 году Россия тоже обязалась выступать на стороне Франции, присоединившись к «континентальной блокаде» Великобритании. Нарушение Россией режима этой блокады и стало формальным поводом к войне 1812 года. 
Хотя полностью упразднять российскую государственность и царскую династию Наполеон не собирался, его планы раздела Российской империи выглядели не многим лучше полной ликвидации. Он собирался восстановить Польшу, вероятно в рамках прежней Речи Посполитой, тем самым отсечь от России Прибалтику. Кроме того, наша страна должна была лишиться и Украины. 
В случае реализации планов Наполеона Российская империя оказалась бы отброшенной к границам середины XVII века – до воссоединения с ней Украины в ходе восстания Богдана Хмельницкого. Причём, с той существенной разницей, что теперь бы нашей стране противостояли не только агрессивно настроенные, но довольно анархичные польско-литовские шляхтичи и такие же украинские казаки мазепинского пошиба, но за их спиной стояла бы самая мощная на то время французская армия. Что делало бы любое военное столкновение России с соседями-русофобами очень опасным. 

Нашествие Наполеона в 1812 году действительно являлось для России не просто очередной, пусть и масштабной войной, но смертельно опасной экзистенциальной угрозой. Русский народ осознал эту угрозу и умом, и сердцем и встал на защиту своей Родины. Борьба с нашествием «двунадесяти языков» была действительно всенародной, Отечественной войной и предопределила победу в ней России над прежде непобедимой армией великого завоевателя. 

 

Художник: С. Герасимов.

5
1
Средняя оценка: 3.09091
Проголосовало: 44