Главной ярмарке России и Европы исполнилось два века

15 июля 1822 года состоялось открытие Нижегородской ярмарки, на которой длительное время продавалось до 60% ввозимых в страну товаров.

Если быть точным, в этот день официально была открыта не Нижегородская, а перенесённая в окрестности Нижнего Новгорода Макарьевская ярмарка. Во всяком случае, многие называли её Макарьевской после этого ещё несколько десятилетий, включая Пушкина, увековечившего память о ней в «Евгении Онегине».

Макарьев суетно хлопочет, 
Кипит обилием своим. 
Сюда жемчуг привёз индеец, 
Поддельны вина – европеец, 
Табун бракованных коней 
Пригнал заводчик из степей, 
Игрок привёз свои колоды 
И горсть услужливых костей, 
Помещик – спелых дочерей, 
А дочки – прошлогодни моды. 
Всяк суетится, лжёт за двух, 
И всюду меркантильный дух.

Причиной такого несоответствия между реальной географией и названием этого колоссального по торговому обороту торжища была его длительная предыстория, длившаяся не один век и берущая начало, по некоторым данным, с XIII века.
Торги тогда проходили вблизи Казани. На них съезжались тысячи купцов со всех уголков континента – от Китая, Индии, Персии до Западной Европы. Значение ярмарки было так велико для экономики близлежащих стран, что на время её проведения устанавливался негласный добровольный мораторий на войны, набеги и всё, что могло отпугнуть торговых гостей. 
С расширением Московского царства, включившего в себя территории осколков когда-то могущественной Золотой Орды, эта ключевая торговая площадка Средневековья слегка поменяла своё расположение, переместившись к северу, где на берегу Волги был расположен известный на Руси монастырь, названный по имени его первого святого игумена Макарьевским.

Поначалу торги проводились в течение несколько дней, причём в казну монастыря шли сборы лишь за первый день. Начиная с первой четверти XVII века, купцы торговали практически весь июль. К концу XVIII века товарооборот на ярмарке достигал 30 млн. рублей, притом, что весь бюджет Российской империи составлял тогда около 80 млн. рублей. 
Местные монахи играли в распределении, как сказали бы сейчас, «финансовых потоков» довольно скромную роль. В этой сфере и без них хватало рыночных акул, которых всё больше не устраивало расположение такого прибыльного предприятия в заштатном городке, в то время как за сотню с лишним вёрст по течению Волги находился важный торгово-промышленный центр Нижний Новгород.
В итоге, а может быть, и случайно в 1816 году в Макарьеве случился страшный пожар, уничтоживший практически все деревянные постройки на территории ярмарки. К счастью, на тот момент торги уже окончились, и обошлось без погибших. Уцелели лишь немногочисленные каменные здания. 
Тут же вопрос о возобновлении архитектурной основы ярмарки был поднят на самом верху. Были сторонники и у плана сохранения торжища на старом месте. Но новые веяния, особенно со стороны влиятельного нижегородского торгового сообщества, победили. Правда, вначале с формулировкой «перенести ярмарку вначале на один год, в виде опыта».

Под этот «опыт» только Александр I выделил из средств, предназначавшихся для реконструкции Зимнего дворца, астрономические по тем временам 6 миллионов рублей. Руководил строительством зданий «опытной» «Ново-Макаровской» ярмарки министр путей сообщений генерал Бетанкур. Император дал ему возможность выбора из трёх вариантов – на старом месте, или вблизи Нижнего Новгорода на правом или левом берегу Волги. 
Француз, родившийся в Испании, а с 1808 года переехавший служить России выбрал вариант переноса торга на новое место, но идти на поводу у отцов города, строя на возвышенности, в городской черте, отказался. Инженер справедливо рассудил, что тащить огромный объём товаров с волжских причалов в гору при тогдашнем уровне развития тяговой «техники» – не самый лучший выбор. И приказал начать работы на левом берегу великой русской реки, в месте впадения в неё Оки. 
Генерал Бетанкур своё дело знал идеально. Постройка Нижегородской ярмарки стала лебединой песней его долгой и исполненной ярких свершений жизни. Ещё в Испании он экспериментировал с электрическим телеграфом, позднее осуществил постройку самого совершенного в Европе «оптического» телеграфа. 
Уже в России он организовал первое в стране высшее учебное заведение инженеров путей сообщения, организовал строительство и реконструкцию в Петербурге многих значительных объектов, в том числе Дворцовой площади, умело осуществлял руководство транспортными артериями огромной страны.
Лишь после окончания строительства в Нижнем Новгороде в августе 1822 года талантливый инженер, строитель и организатор ушёл в отставку по состоянию здоровья в почтенном для того времени 64-летнем возрасте, отойдя в вечность спустя два года. 

Новая ярмарка была огромной, её территория превышала 8 квадратных километров. Величественный каменный Гостиный двор состоял из 60 корпусов, в которых размещались просторные помещения для более 2,5 тысяч отдельных лавок. 
Величественный православный храм был построен по проекту архитектора Огюста Монферрана, создателя Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Учитывая интернациональный характер съезжающихся купцов, на территории ярмарки построили ещё армяно-григорианскую церковь, а также мусульманскую мечеть.
Не было забыто и традиционное ярмарочное веселье, очень скоро появились карусели, театр и даже цирк. 
Число гостей ярмарки доходило до трёхсот тысяч, тогда как постоянных жителей Нижнего Новгорода в то время было не более 20 тысяч. И всех гостей размещали с очень неплохим комфортом. За четыре года Бетанкур со своими соратниками выстроил, по сути, несколько полноценных городов, хотя и заселявшихся ежегодно лишь в июле-августе.

Опыт по переносу торга из-под Макарьева в центр губернии был признан удачным. Уже в 1846 году оборот ярмарки составил 46 млн. рублей. А после появления удобного железнодорожного сообщения оборот вырос ещё втрое.
В разные периоды ассортимент товаров менялся. Так, до 40-х годов XIX века чай из Китая, в связи с закрытостью этой страны для морской торговли, завозился почти исключительно через российскую границу, и Нижний был крупнейшим центром торговли этим популярным товаром для всей Европы. Однако позже, после победы Великобритании в «опиумных войнах», чай больше стал экспортироваться из Поднебесной морским путём и прибывал в Россию через Одессу.
Место чая стали занимать другие товары, например, хлопчатобумажные ткани. Главное, что Нижегородская ярмарка продолжила играть роль своего рода «окна в Азию» для торговли не только Российской империи, но и многих европейских стран с Востоком. Объём внешней торговли здесь часто составлял до 60% от общих показателей по стране.

В настоящее время деятельность Нижегородской торговой ярмарки возобновилась. Хотя значение её сложно сравнивать с дореволюционным. 
Сегодня самые авторитетные международные торговые площадки выполняют функцию больше рекламно-выставочную, хотя, конечно, на их территории нередко и заключаются контракты, для которых требуется личная встреча договаривающихся сторон.
Можно не без гордости заметить, что на таком фоне современная Нижегородская ярмарка выглядит вполне успешно. На её территории действует шесть выставочных павильонов общей площадью 12 тыс. кв. м., существует возможность размещения уличных экспозиций на 23 тыс. кв. м. На протяжении года здесь проводится около 60 выставок, сама ярмарка входит в Российский союз выставок и ярмарок, а также Международную ассоциацию выставочной индустрии.
Ярмарка занимает видное место в пятёрке самых крупных подобных учреждений России, наряду с такими признанными лидерами, как ВДНХ в Москве или Ленэкспо в Петербурге. 

 

Художник: Б. Кустодиев.

5
1
Средняя оценка: 3.02469
Проголосовало: 162