Тайны погибших субмарин

Шведские власти запретили России заниматься исследованием морского дна в районе подвига советской подлодки

В годы Первой и Второй мировых войн десятки подводных лодок с экипажами на борту не вернулись с боевого задания. Но и сегодня причина их гибели остается тайной за семью печатями, а подвиг балтийцев-подводников еще до конца не осмыслен.
Подводников изначально считали смертниками. В Адмиралтействе, обсуждая накануне Первой мировой войны прибавку к зарплате экипажам субмарин, вывели следующую резолюцию: «Добавку к жалованью дать. Все равно потонут». Предсказания адмиралтейских циников начали сбываться в первой половине 1917 года, когда на подводные лодки легла основная нагрузка войны на Балтике.

Координаты С-4

Если до 1916 года погибла только «Акула», то революционный 1917-й принес смерть «Барсу», «Львице», «Гепарду», «Моржу». В сентябре в свой третий боевой поход ушла подводная лодка АГ-14 под командованием старшего лейтенанта Антония фон Эссена (его отец, командующий Балтийским флотом Николай Оттович фон Эссен, погиб в 1915-м). Лодка должна была вернуться на базу в Финляндию 23 сентября, но рубка субмарины так никогда и не показалась из глубины.
В 1993 году в районе Готска-Санде шведский тральщик «Ландсорт», прочесывавший квадрат возможной гибели самолета-шпиона, сбитого советскими перехватчиками в 1952-м в небе Балтики, наткнулся на стометровой глубине на неизвестный объект. На следующий год аквалангисты шведской поисковой группы спустили управляемый аппарат с видеокамерой и увидели торчащую из ила кормовую часть подлодки. Поначалу поисковики приняли ее за субмарину Второй мировой войны.
Но спустя три месяца после обнаружения ПЛ в печати обнародовали результаты исследований. Все это время эксперты – гражданские и специалисты военно-морских сил – изучали кадры сделанной шведскими аквалангистами подводной съемки. Разногласий ни у кого не было – это АГ-14. Скорее всего лодка погибла на германских минах: в этом районе подводная камера зафиксировала следы давних минных постановок – от якорей до минных тележек. В экипаже АГ-14 были 24 человека, из них четверо – офицеры.
«За последние годы участники поискового проекта нашли или приняли участие в идентификации 17 пропавших без вести подводных лодок Балтийского флота. В российской зоне на дне до сих пор лежит восемь подлодок, в эстонских территориальных водах – девять»
Адмирал Николай фон Эссен похоронен в Петербурге, могила его единственного сына находится на стометровой глубине у шведского острова. В русских флотских традициях – отдавать долг памяти и тем, кто покоится на дне моря. Но все ли мы делаем для этого?

В водах Балтики покоятся 38 из 65 субмарин, бывших в годы Великой Отечественной в составе советского Военно-морского флота. И многие годы родственники членов экипажей оставались в неведении о подробностях и точном месте гибели своих отцов, дедов, прадедов.
Координаты двух потопленных субмарин стали известны в конце прошлого века. Сначала шведскими ныряльщиками у маяка Садедарм была обнаружена советская подводная лодка С-7, потом пресса широко комментировала новую находку любителей подводных приключений.
Близ острова Эланд трое аквалангистов искали потопленный в 1916 году пароход «Никомедия» и наткнулись на неизвестную субмарину. Ведущий эксперт Швеции по затонувшим судам Бьерн Окерлунд поспешил сделать вывод: это русская «Львица» времен Первой мировой. Но уже через несколько недель эксперт сообщил о том, что аквалангисты нашли на морском дне латунную букву С, и потому речь надо вести о советской средней подводной лодке С-4.
Российские историки флота с этой версией не согласились. Во-первых, буква С есть и в русском, и в латинском алфавите. Во-вторых, документально подтверждено, что свое последнее боевое задание С-4 выполняла в районе Данцигской бухты и затонула в ночь на 7 января 1945 года, попав под таранный удар немецкого эсминца Т-33. Координаты гибели С-4 хорошо известны на Балтийском флоте – они на 200 миль южнее острова Эланд и много лет являются местом отдания почестей нашими кораблями.
Однако вскоре в шведской печати была опубликована фотография рубки той самой затонувшей субмарины с буквой С и цифрой 8. Это уже тянуло на сенсацию. Считалось, что подлодка С-8 под командованием старшего лейтенанта Ильи Брауна подорвалась на мине при форсировании западной части Финского залива. Дату ее предположительной гибели обозначили с 12 по 14 октября 1941 года. В донесении командир бригады подводных лодок капитан 2-го ранга Трипольский сообщал Военному совету: «11 октября 1941 года ПЛ С-8, сопровождаемая эскортом БТЩ и катерами МО, вышла с о. Гогланд для следования на позицию. После меридиана маяка Кери лодка действовала самостоятельно, и с этого момента ни одного радиодонесения с нее не поступало. Срок пребывания подлодки на позиции из расчета автономности истек 8 ноября 1941 года. Но ПЛ С-8 из похода не возвращалась. Считаю, что подлодка погибла на переходе от 25-го меридиана до устья Финского залива и ходатайствую об исключении ПЛ С-8 из списков бригады подлодок КБФ».
С-8 – советская дизель-электрическая торпедная подводная лодка серии IX – заложена 14 декабря 1936 года в городе Горьком на заводе «Красное Сормово» под стапельным номером 237 и литерным обозначением Н-8. Спущена на воду 5 апреля 1937-го. 20 октября того же года переименована в С-8. В 1940 году совершила переход в Ленинград и 30 июня вступила в строй. 23 июля 1940-го была зачислена в состав 1-й бригады подводных лодок КБФ. 11 февраля 1941 года переведена в 1-й дивизион 1-й бригады подводных лодок КБФ. К началу Великой Отечественной дислоцировалась в Усть-Двинске, была приписана ко 2-й линии. В 1941-м совершила два боевых похода. Третий оказался для нее роковым.

Последняя находка указывала на то, что С-8 потопили в шведских территориальных водах. Но кто? Ведь Швеция во Вторую мировую сохраняла нейтралитет. Во время визита командующего Балтийским флотом в Стокгольм ему была передана кассета с подводными съемками, сделанными на месте гибели советской подлодки шведским аквалангистом Юханом Кендертом. Видеозапись направили в ЦНИИ Минобороны России, где она и была исследована с участием специалистов из КБ «Рубин».
Ученые и военные моряки смогли установить, что субмарина была надвое расколота мощным взрывом. Для установления точных причин и обстоятельств гибели ПЛ потребовалось более детальное обследование. Оно было запланировано на время проведения совместных российско-шведских учений в Балтийском море. Предполагалось, что в них примут участие по восемь российских и шведских кораблей. На завершающем этапе российское спасательное судно СС-750 в месте гибели подлодки у острова Эланд спустит подводные аппараты – и тайна субмарины откроется. Однако за два месяца до начала учений шведская сторона в одностороннем порядке перенесла маневры на неопределенный срок. Власти не только не разрешили нам заниматься исследованием морского дна в районе гибели лодки в своих территориальных водах, но и запретили это делать своим аквалангистам.

Под грифом «Секретно»

В мае 2000 года я встречался с Маркосом Рюнесоном и Матсом Карссоном, обнаружившими останки советской подлодки возле острова Эланд. На вопрос, почему они не смогли ничего поднять со дна или снять маркировку на видео, дабы подтвердить, что это действительно С-8, ныряльщики не очень убедительно ответили: лодка, мол, затянута илом, поднять что-то вручную трудно. Тем временем в шведской печати появились сообщения со ссылкой на участников событий времен войны: заблудившуюся советскую подлодку потопили... сами шведы. По ошибке.
Комментировать это сообщение тогдашний министр обороны Швеции Бьерн фон Сюдов отказался, дипломаты тоже уклонились от ответа. Поэтому вопрос о том, почему шведы до сих пор препятствуют детальному расследованию обстоятельств гибели наших подводных лодок на Балтике, остается открытым.
В 2000 году между командующими Балтфлотом и Svenska marinen была достигнута договоренность о совместном отдании воинских почестей экипажу С-8. Это было сделано 25 мая 2000-го с борта флагмана Балтийского флота – эсминца «Настойчивый». В церемонии приняли участие наряду с командующими обоих ВМФ, ветеранами флота и родственники погибших: Людмила Дергачева – дочь командира БЧ-V С-8 Александра Дергачева, сын старшего политрука С-6 Александра Рябинина Геннадий.
«Мы сегодня отдаем воинские почести экипажу С-8 – одной из 38 подводных лодок Балтийского флота, погибших в годы Великой Отечественной войны. Это важная миссия. Предстоит большая работа по поиску мест гибели других подводных лодок. Она будет более эффективной, если примут участие страны Балтийского региона. И наша совместная деятельность со Швецией подтверждает это. Вечная слава и память героям-подводникам, отдавшим свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины!» – сказал тогда командующий Балтийским флотом адмирал Владимир Егоров.
От имени родственников выступила Людмила Дергачева. Со слезами на глазах говорила она о тяжелой утрате, постигшей ее семью: «До сегодняшнего дня мы не знали, где именно погиб наш отец, сожалели, что не могли исполнить долг христианина – похоронить отца. Сегодня с моего сердца упал камень. Я вместе с вами участвую в похоронах, в отдании почестей моему отцу и всему экипажу подводной лодки С-8. Спасибо вам, Владимир Григорьевич, спасибо всем морякам Балтийского флота и представителям Швеции за добрую миссию, за принятое решение выйти в море к месту гибели и отдать воинские почести погибшему экипажу С-8».
А сын старшего политрука С-6 Александра Рябинина тогда сказал мне: «Мы просто обязаны продолжать поиски – и в архивах, и в экспедициях. Это не по-человечески оставить все как есть. За каждым белым пятном в истории – судьбы. Не только тех, кто погиб в пучине, но и наши. Субмарины гибнут и в мирные времена, и все расследования должны доводиться до последней точки».
С той памятной даты отдания почестей экипажу погибшей С-8 прошло уже свыше двух десятилетий. Никакой новой информации найти не удалось. Не смог ответить на этот вопрос и председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников ВМФ капитан 1-го ранга Игорь Курдин. Он переадресовал меня к заместителю директора школы № 504 Кировского района города на Неве Марине Лукиной. В этой школе благодаря Марине Васильевне и ее ученикам создан уникальный музей экипажа подводной лодки Щ-408 и ее командира Павла Кузьмина. А Марина Васильевна переадресовала меня к руководителю международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» Константину Богданову.
В годы Великой Отечественной на Балтийском флоте без вести пропали 24 подводные лодки, обстоятельства и место гибели их оставались неизвестными. До 2002-го иностранным дайверам удалось случайно обнаружить на дне и идентифицировать лишь три пропавшие советские субмарины. В России же целенаправленный поиск погибших боевых кораблей был вообще невозможен, все документы, относящиеся к их гибели, хранились под грифом «Секретно». Получить к ним доступ стало возможно лишь в 2007-м. Но в последние годы ситуация радикально изменилась благодаря «Человеку года русского Географического общества-2014» Константину Богданову и его команде.
Что касается С-8, то у Константина Богданова информации о ней не оказалось. «Мы ею не занимались, поскольку она уже обнаружена достаточно давно, – говорит руководитель международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы». – Концентрируем усилия на тех, что еще числится пропавшими без вести».
В целом за последние годы участники поискового проекта нашли или приняли участие в идентификации 17 пропавших без вести подводных лодок Балтийского флота. В российской зоне на дне до сих пор лежит восемь подлодок, в эстонских территориальных водах – девять.

После обнаружения очередной погибшей подлодки проводится комплекс работ по увековечиванию памяти погибших моряков. Богданов и его соратники нашли способ, как можно поднять со дна обнаруженную ПЛ, не нарушая правил и без ущерба для сохранности. «Мы проводим ее сплошные фото- и видеосъемки. На это требуется по три-четыре погружения специальных команд дайверов, – рассказывает Константин. – А затем на отснятом на дне материале наши специалисты создают виртуальный музей затонувшего корабля, его 3D-мемориал, который выкладывается потом в Интернете.
Так что все желающие, в том числе – что очень важно – родственники, потомки погибших моряков, могут на экране монитора осмотреть со всех сторон лежащую на дне субмарину, в деталях рассмотреть ее надстройки, полученные повреждения...
И еще. Участники экспедиции обязательно крепят на борту найденного корабля мемориальную доску, на которой перечислены имена всех погибших на нем моряков.
Пока еще не обнаружены погибшая в ноябре 1941-го М-98 и подводная лодка Щ-301. Интересный корабль – субмарина «Калев», затонувшая во время выполнения специального задания осенью 1941 года. Она попала в состав Балтфлота после присоединения Эстонии к СССР. Причем строили ее в свое время эстонцы на народные деньги в Англии. Богданов и его товарищи предпринимали попытки «запеленговать» «Калев» на дне во время одной из экспедиций, однако вместо нее обнаружили совсем другой корабль – эскадренный миноносец «Калинин», затонувший во время трагического таллинского перехода Балтфлота в 1941 году.

 

Художник: В. Яркин.

5
1
Средняя оценка: 2.97368
Проголосовало: 152