«Верное, правое дело» Демьяна Фомина

Демьян Фомин, вместе с другими молодогвардейцами, всеми силами старался испортить жизнь оккупантам. И для него, как и для большинства подпольщиков, январь 1943 года стал роковым. 

Будущий подпольщик Демьян Фомин родился в августе 1925 года в селе Дарьевка, что в Ворошиловградской области. Яков Федорович, отец Демьяна, появился на свет в 1899 году в обычной крестьянской семье. Когда началась революция, Яков находился в Польше. Он служил в армии фельдшером. Новость о приходе к власти большевиков воспринял с воодушевлением. Читал много политической литературы и вступил в компартию. В 1918 году Яков Федорович вернулся в родной поселок Краснодон. Работал в основном по линии партии. В начале 1930-х годов Фомин отучился на курсах совхозов Союзскотобъединения. И после этого возглавил совхоз «Первомайский» в селе Первомайка. Туда же перебралось и все его семейство. А вот мать у Демьяна по национальности являлась полькой. Мария Францевна родилась в 1894 году, не получила какого-либо образования и занималась домашним хозяйством. 
Поскольку Фомины жили в селе Первомайка, то Демьян стал учеником местной школы. Но вскоре все семейство перебралось на хутор Колхашкино, что на Дальнем Востоке. Однако Фомины там надолго не задержались. Они перебрались в город Абакан. А в 1936 году вернулись в Первомайку. Здесь же, спустя два года, Демьян и окончил стандартные семь классов. 
Как и большинство мальчишек того непростого времени, Демьян увлекался техникой. Он старался хорошо учиться, во время летних каникул подрабатывал у отца в совхозе. А после окончания школы парень поступил на курсы трактористов. Компанию ему составил друг — Анатолий Попов. Отучившись, они стали трудиться в Первомайском колхозе. 
Когда грянула Великая Отечественная война, Демьян хотел было уйти на фронт добровольцем. Но его не взяли из-за слишком юного возраста. И парень продолжил работу в совхозе. Летом 1942 года линия фронта вплотную приближалась к Краснодонскому району. Было принято решение об эвакуации совхоза и рабочих. В этот список попал и Демьян. Причем он должен был не просто сесть в условный автобус и уехать. Нет. Парень должен был спасти свой трактор. Часть пути он проделал без каких-либо проблем. Но вот переправиться через Дон ему не получилось. Пришлось возвращаться домой. Обратный путь занял длительное время. Но Демьян все-таки добрался. Правда, он сильно заболел. Родители приложили немало усилий, чтобы поставить сына на ноги. 

Первомайка, как и Краснодон, и другие близлежащие села, уже были оккупированы немцами. Когда Демьян выздоровел, он начал аккуратно расспрашивать друзей о ситуации, сложившейся в районе. И выяснил, что подавляющее большинство краснодонской молодежи решило не подчиняться немецкой власти. Конечно, силы были неравны. И поэтому парни и девушки приняли решение уйти в подполье и диверсионными методами бороться с оккупантами. В городе и селах появились ячейки сопротивления. А они, в свою очередь, объединились в одну молодежную подпольную организацию под названием «Молодая гвардия». 
Когда Демьян об этом узнал, то примкнул к подпольщикам. О своем поступке он не сказал родителям, решив, что так будет лучше. И очень часто Фомин уходил к своему другу Попову, который так же являлся молодогвардейцем. Иногда он оставался у него с ночевкой. Естественно, родители пытались узнать, что делает их сын. Но Демьян не рассказывал. Он говорил лишь одно: «Иду на верное, правое дело». Затем обнимал мать, просил ее не волноваться и уходил. 
Ночью, когда село засыпало, молодогвардейцы тайком уходили из своих домов и собирались у Бориса Голован. У юного подпольщика был радиоприемник, надежно спрятанный на чердаке. Ребята сильно рисковали, поскольку оккупанты запретили слушать сводки Совинформбюро. Но молодость была куда сильнее немецких запретов. Арест и возможная казнь молодогвардейцев не пугали. И чуть ли не каждую ночь они собирались вокруг приемника и слушали. Слушали сводки с фронта. А утром ребята сообщали новости своим соседям. Рассказывали им, что положение на фронте меняется. И Красная армия постепенно начинает брать верх. Эти новости, конечно, обнадеживающе действовали на людей. У них появлялась надежда, что скоро враг будет выбит из их родного села. 
Затем ребята начали изготовлять агитационные листовки и распространять их. В них молодогвардейцы призывали народ не верить оккупантам, не сотрудничать с ними и оказывать всяческое сопротивление. Полицаи пытались найти смельчаков, но у них ничего не получалось. Осенью и зимой 1942 года подпольщики вели себя аккуратно, соблюдая правила конспирации. 

***

До наступления 1943 года молодогвардейцы успели основательно попортить кровь оккупантам. Демьян состоял в группе своего друга Анатолия Попова. Сначала ребята занимались «мелкими» диверсиями, набираясь опыта. Они похищали немецкие знамена и продукты, добывали медикаменты, оружие и боеприпасы. Затем начали действовать уже по-крупному. Они подожгли биржу труда и спасли тем самым много людей от отправки в Германию на принудительные работы. 
В декабре 1942 года группа Попова сумела спасти нескольких советских военнопленных. Молодогвардейцы узнали, что немцы поместили их в Первомайскую больницу. Поскольку оккупанты не ждали диверсий, то на охрану отрядили всего пару человек. Поскольку в больнице у подпольщиков были свои люди, они сумели раздобыть ключ от входной двери. Вечером Фомин, «вооруженный» этим ключом и напильником, сумел незаметно для охраны проникнуть в больницу. Затем он пробрался к пленным и предупредил их о готовящемся побеге. В три часа ночи молодогвардейцы тихо ликвидировали часового, охранявшего вход. А Демьян открыл дверь и вывел пленных. Затем подпольщики сумели вывести их из села. 
Вскоре Фомин был принят в ВЛКСМ и получил соответствующее удостоверение. Для любого молодогвардейца это являлось очень почетным и знаковым событием.  
В начале января 1943 года начались аресты молодогвардейцев. Подпольщики совершили несколько роковых для себя ошибок, которыми и воспользовались оккупанты. К тому же, в войне произошел перелом. Немцы завязли под Сталинградом. Стало окончательно понятно, что Красная армия выдержала натиск и теперь перешла в контрнаступление. И немцы решили жестоко отомстить. Поскольку в самом начале оккупации они казнили всех краснодонских коммунистов и евреев, их новой жертвой стали именно молодогвардейцы. На подпольщиков началась охота. 

В самом начале января, когда начались массовые аресты, Попов собрал оставшихся молодогвардейцев и приказал им покинуть село. Демьян сначала согласился с другом. Он собрал вещи, продукты. Ему требовалось перебраться за линию фронта, чтобы оказаться в безопасности. Однако… в самый последний момент Фомин передумал. К тому моменту почти все его боевые товарищи уже находились за решеткой. Парень не мог их бросить и попытался спасти. Тогда никто из подпольщиков не понимал всю опасность положения. Они были уверены, что полицаи и гестаповцы просто арестуют их, может, изобьют. О казни никто не думал. 
В ночь с четвертого на пятое января в дверь дома Фоминых постучали. Мать открыла. На пороге стояло семь полицаев, а за их спинами – несколько подпольщиков, в том числе и Анатолий Попов. Пособники оккупантов вошли в дом и арестовали Демьяна. Как выяснилось на следующее утро, полицаи устроили ночной рейд и сумели схватить много молодогвардейцев. 
Прошло несколько дней. Внезапно в дом Фоминых вновь явились полицаи, с собой они привели Демьяна, Анатолия и еще пару молодогвардейцев. Оккупанты забрали спрятанное подпольщиками оружие. Когда они уходили, Демьян успел шепнуть перепуганной матери: «Не плачь, мама, если и погибнем, то не все, нас много, за нас отомстят».
Больше Мария Францевна сына не видела. А вскоре случилась еще одна беда – полицаи арестовали и Якова Федоровича. 
На протяжении нескольких дней Мария Францевна вместе с матерями других арестованных молодогвардейцев ходила к полицейскому участку. Женщины пытались узнать о судьбе своих сыновей и дочерей. Но оккупанты молчали. А потом заявили, что всех арестованных увезли в Ворошиловград. 
14 февраля 1943 года Краснодон и близлежащие населенные пункты были освобождены Красной армией. И вскоре выяснилась страшная правда. Демьян Фомин, как и многие другие молодогвардейцы, был казнен 15 января. Его долго пытали, потом обезглавили, а тело сбросили в шурф шахты №5. Узнала Мария Францевна, что уже нет в живых и ее мужа. Якова Федоровича привезли в Ровеньки, где и расстреляли. 
Тела юных героев были извлечены из шахты. После чего их похоронили в братской могиле на центральной площади города Краснодона. Посмертно Демьян был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, а также медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени. 

5
1
Средняя оценка: 3.02857
Проголосовало: 70