«Интеллектуальная храбрость» Николая Баракова

Пользуясь положением начальника Центральных электромеханических мастерских, подпольщик Николай Бараков старался как можно сильнее навредить немецким оккупантам. А свой дом он превратил в штаб, где собирались молодогвардейцы.

Однажды знаменитого писателя Вениамина Александровича Каверина, автора бессмертной повести «Два капитана», пригласили на радио. Разговор зашел о Великой Отечественной войне и ее героях. И Вениамин Александрович несколько раз во время эфира произнес: «интеллектуальная храбрость», «умная храбрость», «они смелы, потому что умны». В свои размышления Каверин вложил интересную мысль: ум человека напрямую влияет на его солдатские качества. Чем умнее, тем лучше воин.
И это утверждение очень хорошо подходит для описания Николая Петровича Баракова – одного из многочисленных героев Великой Отечественной войны, чье имя сейчас, к сожалению, уже мало кому известно.
Ум и интеллект ему перешли «по наследству» от родителей. Петр Федорович Бараков – ученый-агроном, преподававший в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства. Он участвовал в экспедициях профессора Василия Докучаева в Нижегородскую губернию для изучения почв. А когда началась Первая мировая война трудился в Харьковском научно-исследовательском институте сельского хозяйства. Петр Федорович являлся членом-корреспондентом Императорской академии наук. Также он получил Малую Серебряную медаль Русского географического общества как организатор русского сельскохозяйственного опытного дела. 
Надежда Матвеевна Баракова сначала с золотой медалью окончила Одесскую Мариинскую общественную женскую гимназию, а затем – с отличием Московские высшие женские курсы. Получив хорошее образование, она сначала работала преподавателем словесности, а позже возглавила одну из гимназий.
В 1905 году у Бараковых родился первенец – сын Николай. В то время семья жила в селе Новая Александрия, что в Люблинском уезде (сейчас – территория Польши). Затем появилось еще двое детей: сын Виктор и дочь Евгения. Несмотря на трудные времена, родители сумели дать детям хорошее образование.
После переезда в Харьков жизнь Бараковых стала еще сложней, поскольку в 1919 году умер Петр Федорович. И пятнадцатилетний Николай устроился на работу на учебно-опытную ферму при сельскохозяйственном институте, где проводил исследования его отец. Бараков трудился в полях и садах, а также ухаживал за скотиной.
В 1922 году Николай стал студентом рабфака, познакомился с общественной работой и вступил в комсомол. Отучившись, Бараков некоторое время набирался опыта в одном из кооперативных хозяйств. Затем перешел на шахты. В 1929 году он стал студентом Днепропетровского горного института. И, окончив его, перебрался на Донбасс. А в 1937 году Бараков поселился в поселке Сорокино (с 1938 года – город Краснодон). Поскольку к тому моменту опыта у Николая Петровича было достаточно, его поставили главным механиком шахты имени Ф. Энгельса.

***

Когда началась Великая Отечественная война Бараков ушел на фронт. Ему довелось сражаться с белофиннами. Однако весной 1942 года Николая Петровича отозвали в Краснодон. Поскольку была велика угроза оккупации Донбасса, то Бараков попал в специальную группу, которая занималась эвакуацией оборудования из угольных шахт. Когда эта работа была выполнена, его оставили в Краснодоне для организации подпольной работы.
В июле 1942 года город был оккупирован. Сначала Бараков скрылся, перейдя на нелегальное положение. Но в начале августа вернулся в Краснодон и сдался оккупационным властям. После различных проверок его назначили руководителем Центральных электромеханических мастерских дирекциона № 10. И Бараков стал работать в связке с Филиппом Петровичем Лютиковым, техническим руководителем.
Поскольку и Бараков, и Лютиков не хотели мириться с оккупационными властями, то решили использовать свое положение для борьбы. Мужчины уже знали, что в Краснодоне и во всем районе возникли ячейки сопротивления. Очень быстро разрозненные подпольщики объединились в одну организацию – «Молодую гвардию».
Пользуясь положением, Лютиков и Бараков брали к себе на работу знакомых подпольщиков, убивая тем самым сразу двух зайцев. Во-первых, они были полностью уверены в своем коллективе. Во-вторых, официальное трудоустройство спасало молодых парней от отправки в Германию на принудительные работы. И совместными усилиями молодогвардейцы устраивали диверсии и саботажи, чтобы оккупанты не могли получить уголь. Например, по распоряжению немцев, шахтеры подготовили к пуску шахту №1 «Сорокино». Однако вводить в эксплуатацию ее было нельзя. И тогда Бараков дал задание молодогвардейцу Юрию Виценовскому, чтобы тот устроил диверсию. И Юрий не подвел. Он испортил подъемный канат, из-за чего произошла авария. Кроме этого, по приказам Баракова молодогвардейцы то и дело устраивали диверсии на трубах отопительной системы, электростанции, водоканале.
Свой дом Николай Петрович быстро превратил в склад вооружения. Автоматы, пистолеты, взрывчатку и боеприпасы старательно прятали в мешках с соломой в кладовой. Также в доме Баракова часто собирались молодогвардейцы. В такие моменты он обычно просил жену выйти на улицу и не слушать того, о чем они говорят. Поскольку в Краснодоне, как и в любом другом оккупированном городе, быстро появились предатели, подпольщикам приходилось тщательно скрывать свою деятельность от их глаз. Но однажды кто-то из коллаборантов донес, что к Баракову пришли несколько мужчин и это подозрительно. Нужно было проверить.
Полиция сработал четко. Вот только никаких мужчин в доме не оказалось, а дверь им открыла Вера Александровна – жена Баракова. Полицейские обратили внимание на прокуренную комнату и большое количество сигаретных окурков. Однако Вера Александровна сказала, что у нее уже несколько дней болят зубы и только сигареты помогают приглушить боль. Незваные гости поверили и ушли. А молодогвардейцы все это время прятались на чердаке, куда вела лестница, спрятанная за потайной дверью.
Поскольку в доме Баракова часто хранилось оружие, за ним приходили молодогвардейцы. Например, Володя Осьмухин, Толя Громов, Ульяна Громова, Тося Елисеенко. Несколько раз заглядывал Виктор Третьякевич. Иногда на чердаке какое-то время жили подпольщики и партизаны. Вера Александровна ничего о них не знала, а на ее вопросы муж всегда отвечал одно: «Тебя это не касается». Он понимал, что чем меньше знает его жена, тем для нее же лучше.
Однако в конце осени Николай Петрович все-таки решил задействовать супругу в одной диверсии. Дом начальника дирекциона № 10 Швейде находился рядом с домом Андреевых, которых Бараковы хорошо знали. И Николай Петрович часто отправлял жену к ним в гости, чтобы оккупанты привыкли к ней и не считали подозрительной. В разговоре Вера Александровна выпытывала секретную информацию в ходе войны. А со Швейде всегда была приветлива и учтива. 
В ноябре Николай Петрович передал жене взрывчатку для уничтожения автомобиля Швейде. Вера Александровна сумела незаметно подложить бомбу под сиденье машины и вернуться домой. Задание завершилось успешно. Транспортное средство было уничтожено.

Многочисленные и постоянные успехи вскружили головы не только юным подпольщикам, но и их более старшим товарищам. Всегда рациональный, вдумчивый Николай Петрович и тот поверил, что молодогвардейских сил хватит, чтобы освободить город от оккупантов.
В декабре молодогвардейцы увеличили число атак. Но они не учли одного – положение на фронте сильно изменилось. Потерпев неудачу под Сталинградом, разрозненные части противника отступали. И пути некоторых пролегали как раз через Краснодон. Понимая, что вскоре к городу подойдет и Красная армия, оккупанты спешно готовились к уходу. И сильнее остальных за свои шкуры переживали предатели. Они не питали ложных иллюзий и знали, что за свои поступки им придется расплачиваться жизнью. И они захотели отомстить. А самой легкой добычей оказались воодушевленные молодогвардейцы, переставшие беспокоиться о собственной безопасности.
Подпольщики ничего этого не знали. И в декабре устроили сразу несколько диверсий. А Баракову удалось даже незаметно украсть у оккупантов секретные карты и схемы.
В самом начале 1943 года начались массовые аресты. Молодогвардейцы собрались в штабе, чтобы обсудить ситуацию. Виктор Третьякевич посоветовал соратникам как можно быстрее покинуть город. Однако его практически никто не послушал. Юные подпольщики не понимали, какая страшная угроза нависла над ними. Они не верили, что коллаборанты отважатся убить их. Молодость и успехи сыграли с ребятами злую шутку. Остался в городе и Бараков. Он-то уже понимал, что может произойти, однако решил нанести как можно больший урон противнику. И поэтому Николай Петрович по-прежнему саботировал работу шахт.
Вскоре Баракова арестовали. Его долго допрашивали, избивали, пытали. Но он так ничего и не сказал оккупантам. Через несколько дней его, вместе с еще несколькими молодогвардейцами, отвезли к шахте № 5. А затем сбросили в шурф.
После освобождения города Красной армией, тела погибших героев были подняты и перезахоронены в братской могиле на центральной площади Краснодона. Спустя два десятка лет Николай Петрович Бараков был посмертно награжден орденом Ленина.

5
1
Средняя оценка: 2.84906
Проголосовало: 106