Скандал в империи фасадов

Уверен: скандал вокруг Малисовой и Сильвановой будут изучать. Либо как феномен постмодернизма, либо как на редкость удачную PR-акцию. Впрочем, фундамент в обоих случаях один и тот же, имя ему симулякр. Вторичными образами без первичного подобия здесь оперировали все – и подсудимые, и обвинение, и защита.

ДЕРЕВЯННЫЙ АВТОМАТ

Дилогия про пионерское лето и молчаливую ласточку – классические лавбургеры. С той лишь разницей, что девочкой авторессы назначили мальчика. Сами понимаете: без голубизны нынче книжка не книжка. Но понт, как говорят кавээнщики, не докрутили – то ли от нехватки знаний, то ли от недостатка способностей: лавбургер остался лавбургером. Текстом, рассчитанным на ванильных секретуток: пупсикам что гомо, что гетеро – все едино, лишь бы вздохи на скамейке. Тема писек глубоко факультативна, ибо не в феечку корм.
Какому идиоту взбредет в голову квалифицировать деревянный автомат как огнестрельное оружие? В худшем случае сойдет за холодное ударно-дробящего действия. Ан нет: слэшерицам инкриминировали статью 6.21 КоАП и добрую половину УК. 
Главным аргументом при этом стала надуманная популярность «Лета в пионерском галстуке». Обозреватель msk1.ru Никита Куликов в воздух чепчики бросает: «Это одна из главных книг последнего года: ее тираж составил более 200 тысяч экземпляров, а суммарно на продаже книги удалось заработать почти 50 миллионов рублей». Ну, если совсем уж точно, то 49,8 миллиона.
А не посчитать ли нам, почтенные кроты? Примем на веру 200-тысячный тираж – хотя цифра, на мой взгляд, более чем сомнительная. Себестоимость книги легко вычислить в этих ваших интернетах: один экземпляр – 530 рублей, 200-тысячный тираж – чуть больше 106 миллионов. А теперь для особо понятливых на бис: выручка с продаж составила 49,8 миллиона. Вложить в дело рубль, чтобы получить 49 копеек? – тот еще ажиотажный спрос, ага. Кстати, сейчас интернет-магазины продают «Лето» ниже себестоимости: «Озон» – за 508 рублей, «Лабиринт» – так вообще за 454.
При таких-то вводных с опусами слэшериц следовало поступить по-чапаевски: наплевать и забыть. Но после налета «Ласточки» грянул второй акт марлезонского балета: гримасы ужаса, набат в 120 децибел и нестройный хор «Вставайте, люди русские». Что, в общем-то, понятно: с тараканами воевать – не комильфо, иное дело – драконы.

ТЕЛЕКАНАЛ «ЦАРЬГРАД»: КРАСНЫЙ МЕЧ ПРАВОСУДИЯ

«Терпение русских закончилось!» – объявил канал «Царьград». И сурово насупился: «Когда будет возбуждено уголовное дело?»
Для пущей важности к делу подключили двух ну о-очень компетентных экспертов – доктора юридических наук Игоря Понкина и доктора психологических наук Виктора Слободчикова.
«Книга “О чем молчит Ласточка”, как и первая книга дилогии, рассчитана на аудиторию читателей, включающую несовершеннолетних, причем приоритетной аудиторией являются несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет», – говорится в экспертном заключении.
Товарищи ученые, доценты с кандидатами! Вы сами-то дилогию читали или вам Рабинович по телефону напел?
«Лето» чуть более чем полностью состоит из протокольно дотошной фиксации никому не нужных действий: «Володя поднял голову, бросил тетрадь, рефлекторно устремил указательный палец себе в лицо, но вдруг передумал, разжал руку и аккуратно, со слегка надменным видом, поправил очки за дужки». Тот еще саспенс.
В «Ласточке» пишбарышни сочинили более оригинальный ход: а пускай герои друг другу смайлики шлют. Они и шлют – до полного читательского изнеможения. Увлекательный процесс описан во всех деталях: «Юра прислал смеющийся смайлик», «Юра ответил ему смайликом – желтый колобок печально вздохнул», «Юра отправил целый ряд смайликов – желтые колобки катались по полу от смеха». В общем, полный ассортимент: «Володя, смеясь, отправил ему зеленый смайлик, который сдерживал рвотные позывы».
А теперь покажите мне 14-летних подростков, которые выдержат 688 страниц активного обмена колобками. Не выдержат. Не то у них воспитание. Пацаны сбегут в «Доту» рубиться, а девки – селфи ВКонтактике постить. Только-то и делов.
Экспертное заключение, это вы уже поняли, поражает глубоким знанием предмета: «Книга Е. Малисовой и К. Сильвановой “О чем молчит Ласточка” (как и первая книга дилогии “Лето в пионерском галстуке”) написана, как утверждают некоторые комментаторы, в жанре так называемой “девичьей гомоэротической литературы”. В действительности, такого жанра в литературе не существует».
Во как. Вообще-то, жанры нынче плодятся, как кролики. Кто до 2018 года знал о существовании романа-пеплума? А напечатал Иванов «Тобол» – вот, милости просим. Кто до 2020 года слышал о существовании романа-flow? А вышел у Геласимова «Чистый кайф» – пожалуйста, распишитесь в получении. И, если на то пошло, к какому жанру относится погодинская трилогия «Новые русские»?
И так далее, с букетом уголовных статей в финале – вплоть до статьи 242.1 «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних». Интересно, где эксперты порнуху нашли? У меня не получилось.
Вообще-то, существует и прямо противоположное заключение Роскомнадзора: об отсутствии нарушений, а также ЛГБТ-пропаганды при распространении «Лета в пионерском галстуке». Но об этом «Царьград» молчит, равно и эксперты. Очень даже понимаю: всякому лестно выглядеть драконоборцем, а не дезинсектором.

АЛЕКСЕЙ ПУШКОВ: МОЛОДЕЦ ПРОТИВ ОВЕЦ

Одним из первых на слэшериц ополчился Алексей Пушков:
«По поводу книги “Лето в пионерском галстуке”. Мы словно не отдаем себе отчет, что, защищая нашу безопасность и государственный суверенитет от покушений извне, мы изнутри пропускаем удары по нашему нравственному суверенитету и системе ценностей. Нас постоянно пытаются вскрыть, как консервную банку, остро заточенным ножом “новых ценностей” уже не зарубежного, а домашнего производства».
А что же молчал г-н сенатор, когда продвинутая интеллигенция носилась с лесбухой Васякиной, как дурень с писаной торбой? – ведь тоже удар по нравственному суверенитету, тоже «новые ценности» домашнего производства. Впрочем, понимаю. Тылы у Васякиной в ту пору были – дай Бог каждому: Ирина Дмитриевна Прохорова. Ссориться – себе дороже.
Или же: почти синхронно с «Летом» в «РЕШке» вышел богдановский «Сезон отравленных плодов». С отчетливой лесбийской нотой. Но как-то, знаете ли, тоже без праведного гнева обошлось. И это понимаю: кто у нас Елена Данииловна Шубина? Правильно, член Экспертного совета по вопросам литературной деятельности при Минцифры.
Вопросы есть?

ЗАХАР ПРИЛЕПИН: ГДЕ ТЫ РАНЬШЕ БЫЛ?

С известных пор у Прилепина нет иной цели, кроме как назойливо напоминать о себе. Вот хоть группу ГРАД возьмите – кукарекнул, а там хоть не рассветай. Со слэшерицами вышло в точности так же:
«Пока мы тут в блогах про Зою <вообще-то, Зину, товарищ политрук – А.К.> Портнову и Валю Котика писали – в издательстве Popcorn Books (неизбежно читается как порно-букс) празднуют победу и считают барыши. Они и этот пост расценят как удачу. На то и рассчитывали. Скрывать не стану, я бы всю вашу контору сжег бы, пока вы дома спите!»
Хм. Насчет порно-букс – уж чья бы корова. Цитировать «Патологии», «Санькю» и «Черную обезьяну» не буду, не о том у нас речь.
А вот о чем: где ты раньше был? – музыка Колмановского, слова Долматовского. И впрямь, что же вы, Евгений Николаевич, молчали, когда подзахарок Колобродов облизывал гламурно-педерастическую трилогию Погодиной-Кузминой: «Литературное событие и открытие»? Вы политрук или где? Отчего не одернули придворного борзописца? Впрочем, Прилепин такой Прилепин. Дежурный привет Стресснеру: друзьям – все, остальным – закон.
И последнее: насчет пожара в конторе. Шекспировская ситуация: слова, слова, слова. Спички детям, конечно, не игрушка. Но что, собственно, мешает скупить остатки тиража да сдать трофеи в макулатуру? Доходы, я думаю, позволяют. А не хватит, так пусть Бабаков PR-акцию проспонсирует. И всем будет щастье.
Короче, что не ясно?

ГАЛИНА ЮЗЕФОВИЧ: АДВОКАТ ДЬЯВОЛА

Архикритикесса всея Руси назло маме уши отморозит. Что подтвердила еще раз, поднявшись до головокружительных обобщений:
«Я, по-моему, пишу про ЛГБТ-закон уже практически ежедневно – ну, что ж, напишу еще разок. Даже если оставить в стороне тот катастрофический вред, который он нанесет живым людям, лишая их, по сути дела, права на какую-никакую видимость, закон этот (чем я не Катон Старший, заунывно твердивший одно и то же много лет) нанесет тяжелейший удар по книгоизданию и книготорговле».
Для справки: по данным Российской книжной палаты, в первом полугодии 2022 года в стране было выпущено 57 413 названий книг и брошюр общим тиражом 203,9 миллиона экземпляров. Не могу сказать, что я читал абсолютно все новинки, но кое-что читал. Могу, стало быть, посчитать процент отечественного квира и квирбейтинга – по крайней мере, в ведущих издательствах. Ничего сложного, хватит и пальцев одной руки.
Ксения Буржская «Мой белый» (Inspiria, 2022), тираж 2 000 экз.
Валерий Печейкин «Стеклянный человек» (Inspiria, 2022), тираж 2 000.
Вера Богданова «Сезон отравленных плодов («Редакция Елены Шубиной», 2022), тираж 3 000.
Оксана Васякина «Степь» («Новое литературное обозрение», 2022), тираж 5 000.
И… хм, кажется все. Так, значит, минус 12 000 экземпляров – тяжелейший удар? Ну-ну. Впрочем, для человека, считающего, что в СССР не издавали Стейнбека, это нормально.

ЭПИЛОГ

Защита традиционных семейных ценностей – вещь архиважная. При одном условии: искать надо там, где лежит, а не там, где светло.
Так вот. Если кто-то не в курсе, то в 2021-м в России зарегистрировано 644 207 разводов – больше, если верить статистике, было лишь в 1995-м. И надо же, педерасты, лесбиянки и прочие зоо-педо-некрофилы тут никаким боком не виноваты. Судя по опросу ВЦИОМ, в 33 процентах случаев семьи разваливаются из-за бедности.
Но ликвидировать реальную угрозу никто особо не рвется. Проще смастерить своими руками пугало, а потом геройски его сокрушить – как в случае Малисовой и Сильвановой.
Шума больше, а трудозатрат меньше. Понимать надо.

 

Художник: А. Сулимов.

5
1
Средняя оценка: 3.72619
Проголосовало: 84