Паразитирующие на страданиях

Невозможно не задаваться вопросом: как мы докатились до того, что у нас, россиян, на нашей земле, в русском искусстве скопилась беспардонная либерда, несущая белиберду, лгущая публике и себе?

«Жалко и обидно, что поэтов-русофобов слышно громче, чем наших новых авторов. Очевидно, что идёт сражение и внутри России. Мы выпустили уже пятый сборник фронтовой поэзии, но в ответ — полная тишина. Вокруг одна Полозкова. Мы ощущаем ватную непробиваемую стену», — заявил в разговоре с «Абзацем» глава совета по поэзии Союза писателей России Виктор Кирюшин. А кто эту стену строил тридцать с лишним лет? Те, кто у ее подножия родились или прожили большую часть жизни? Откуда взяться доверию к поэтам, в чьем слове и правды-то особой нет. К тому же некоторых «фронтовых поэтов» публика еще помнит как «маленьких бандеровцев», ведущих вполне «свидомую» культурную жизнь. Современное искусство, похороненное под выпадающими из шкафов скелетами, почти растратило кредит доверия публики. 

Хочется поинтересоваться: кстати, как вы различаете тех и этих, господа критики, писатели, главы советов и проч. — по политической принадлежности? Так чего же вы хотите от «младотворцов», ориентирующихся именно на этот критерий, а вовсе не на художественную ценность своей, как бы помягче сказать, креатуры? Они отнюдь не стихами-песнями-фильмами занимаются, а рейтингами: выбирают себе целевую аудиторию, растят ее, привязывают к себе покрепче, потакая не лучшим наклонностям своей ЦА… Ну а потом выросшая на их опусах публика ищет себе, как говорил герой мультфильма «Вовка в Тридевятом царстве», «еще одну такую же» — и так по кругу, по кругу. Не по спирали.

Мы вошли в эпоху неоспоримой ценности рейтингов, а отнюдь не того, что должно стать центром творческой личности. По-хорошему, и сами-то рейтинги должны восприниматься всего лишь как побочный эффект творческого успеха — но у нас они и есть успех.

В свежем интервью Юрию Дудю*, признанному иноагентом в России, Вера Полозкова форменным образом клянется в ненависти к России, к русским и на вопрос Дудя: «А вот кремлёвская пропаганда спрашивает, почему мы эти годы не писали по поводу донецкой Аллеи ангелов? Почему не оплакивали донецких детей, как сейчас оплакиваем украинских?» — отвечает: «Потому что Аллеи ангелов не было бы никакой, если бы не вторглись туда с полусумасшедшими людьми, с бандитами… Пришли люди, которые начали всё забирать, отжимать бизнес, и делать вид, что они на это имеют право. Если бы их не было, ничего бы не было, не было бы никакой Аллеи ангелов. Поэтому если вы нападаете на кого-то, люди что, должны терпеть это и не отвечать вам ничем?». А ведь даже Германия скорбит по детям войны, принимая у себя одноименную акцию. Враги, и те ведут себя порядочнее представителей современной российской культуры.

   

Либеральный душок выдает, что под ним не гнильца, а полное разложение. Всего несколькими словами можно продемонстрировать такое гнилое нутро, что публика отшатнется, зажимая носы. Как будто аудитория лишь сейчас разглядела, с кем все эти годы цацкалась и в ком искала родственную душу: в существах, заявляющих, что мирные люди и их дети, убитые в собственных домах, городах, селах — сами виноваты. 

Без огонька изображая девичью пылкость, Полозкова рассказывает, как она с подругами собирает концертами деньги на вражескую армию: «Я считаю, что ребята воюют за меня. Лично за меня и за моих детей, которые благодаря армии ЗСУ, если она победит, а она победит, просто нужно время, смогут когда-нибудь приехать в Россию. Страна, которая так поступила с Украиной, если повезет очень сильно, это признает и раскается, и будет репарации выплачивать. Но для того, чтобы она стала пригодна для жизни, после всего, что сейчас с ней произойдет, я не представляю, сколько времени должно пройти. Возможно, не при нашей жизни это случится уже».

Публика, вырастившая из истеричной инфантилки матрону-мифоманку, разочаровывается, обижается и не понимает: как так вышло-то? Она же считала это талантливой поэтессой, она же это поддерживала, платила по завышенным ценам за билеты на концерты, за книжки с рифмованной женской истерикой?

Однако много ли таланта было и есть в жадных до славы тусовщиках и тусовщицах, проскальзывающих в двери социальных лифтов будто намыленные? Зададим вопрос по-другому: существуют ли в царстве рейтингов фильтры отбора, настроенные на поиск творческих талантов, а не утилитарно-пропагандистской пользы? Непомерно обласканная критикой и читателями, а затем сбежавшая из России блогерша с ником Веро4ка поэтессой, собственно, так и не стала — и популярность у нее была блогерская, развлекающая народ «страданиями вечного подростка»: детство кончилось, надо взрослеть, а я не хочу. Это идея, понятная многим обитателям соцсетей, эксплуатировалась Полозковой нещадно.

«Креаклы» формируют образ эпохи, в которой человек жаждет лишь похвал и утешений — и литературу создают соответствующую: 

«С чего мне начать, ответь, — я куплю нам хлеба, сниму нам клеть, не бросай меня одного взрослеть, это хуже ада. Я играю блюз и ношу серьгу, я не знаю, что для тебя смогу, но мне гнусно быть у тебя в долгу, да и ты не рада…
Я был мальчик, я беззаботно жил; я не тот, кто пашет до синих жил; я тебя, наверно, не заслужил, только кто арбитры. Ночевал у разных и был игрок, (и посмел ступить тебе на порог), и курю как дьявол, да все не впрок, только вкус селитры.
Через семь лет смрада и кабака я умру в лысеющего быка, в эти ляжки, пошлости и бока, поучать и охать. Но пока я жутко живой и твой, пахну дымом, солью, сырой листвой, Питер Пен, Иванушка, домовой, не отдай меня вдоль по той кривой, где тоска и похоть».

Какое горе — придется все-таки взрослеть, да еще самому, без мамки… А вдруг я утрачу свои рейтинги, растолстею, и меня начнут обижать все кому не лень? Вот и мучается своими «ужасно важными» проблемами блогерша Веро4ка.

«В освещении лунном мутненьком,
Проникающем сквозь окно,
Небольшим орбитальным спутником
Бог снимает про нас кино.
Из Его кружевного вымысла
Получился сплошной макабр.
Я такая большая выросла,
Что едва помещаюсь в кадр».

Телом — да, а умом? Умом-то вы когда вырастете, болезные наши псевдогуманисты? — хочется спросить всю эту армию рифмующих страдания, пережевывающих страдания, паразитирующих на страданиях. По-вашему, это и есть творчество: писать для заказчика и для жюри — как будто искать у полутрупа еще живые нервы, чтобы дергать за них со всей силы; имитировать оргазм или аноргазмию — «шо было велено»?

Телеканал «Небожена» заметил любопытное сходство: «Я заметила, что Смольянинов и Полозкова в своих интервью шпарят по одной методичке. Не было на Донбассе никакого геноцида, за последние 2 года там погибло 8 и 5 человек. И не было бы никакого притеснения русских, если бы коварные разведчики ГРУ не пришли на Донбасс во главе со Стрелковым. А вот на другой стороне — на контролируемой Украиной территории Донецкой области — люди жили прекрасно». Чему удивляться, когда по этой методичке шпарят десятки «светлоликих» — надо же чем-то оправдывать свое предательство!

«По поводу того, что “на украинской стороне Донецкой области жилось хорошо”. Берем 2021 год. Всего за 10 месяцев 2021 года страну покинуло более 600 тысяч украинцев — это самое большое число за последние 11 лет. В любимой Полозковой Харьковской области смертность в 2,6 раза превышала рождаемость еще в 2020 году. Основной причиной вымирания населения социологи считают прежде всего высокую смертность, а не низкую рождаемость…

В Харьковской области, в Одессе, на Донбассе украинские силовики похитили и запытали тысячи активистов, не согласных с победой Майдана. Эти преступления признаны и в ООН. Пытки и секретные тюрьмы на Украине зафиксированы в докладах Amnesty International и Human Rights Watch».

Кому вы это говорите? Клеветникам России, снабженным руководством, что именно врать? И какой реакции вы хотите от быковых и их выкормышей, от людей, убежденных: рейтинги прикроют любую подлость, в том числе и преступную?

Разумеется, ложь провоцирует ярость и желание наказать лгуна. По следам интервью Полозковой глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина намерена обратиться в правоохранительные органы по поводу высказываний Полозковой: «Отрицать, что сотни детей на Донбассе погибли в результате бесчеловечных и жестоких действий киевского режима и обстрелов ВСУ — за гранью понимания. Юристы дадут правовую оценку высказываниям. В случае выявления факта дискредитации вооружённых сил России будет направлено соответствующее обращение». 

Депутат Госдумы Виталий Милонов считает, что ответ должен быть не зеркальным, «как в диких странах типа Литвы и Латвии», а равноценен наказанию за оправдание холокоста в Германии: «Геноцид русских в Донбассе для нас имеет не меньшее значение. Мы чтим память жертв холокоста, геноцида армянского народа, но для нас не меньшее значение имеет гибель русских людей от людей фашистов в ДНР, ЛНР и на Украине», — иными словами говоря, лгунов следует сажать в тюрьму. Dura lex, sed lex. 

Следует, но таким макаром из блогерши, пишущей плохонькие вирши «для девочек», можно состряпать эдакую Жанну Д’Арк оппозиционного искусства. В том-то и заключается проблема преступления и наказания: публика может забыть о наказанном напрочь, а может возвести его в ранг мученика, едва ли не святого. Этому исходу будут рады и враги России: замученный «кровавым режимом» герой намного ценнее живого и благоденствующего. Вот и приходится выбирать: благоденствующие, презираемые болтуны, повторяющие, словно попугаи, одну и ту же методичку — или оплакиваемые жертвы политических репрессий, которых не выведет на чистую воду даже доказанный факт измены родине и сотрудничества с врагом.

5
1
Средняя оценка: 3.06135
Проголосовало: 163