От «кузькиной матери» до «Посейдона»: термоядерный козырь против агрессии США

16 января 1963 года лидер СССР Никита Хрущёв заявил о наличии у нашей страны мощного термоядерного оружия.

Конечно, не стоит думать, что Никита Сергеевич сообщил в этот день некую неизвестную ранее информацию. Первое испытание термоядерного оружия произошло в Советском Союзе 10 годами раньше, 12 августа 1953 года, когда на Семипалатинском полигоне успешно была взорвана бомба РДС-6с конструкции будущего академика А. Сахарова. Эта бомба являлась первой в мире действующей (потенциально), поскольку американцы взрывом своего термоядерного устройства годом ранее лишь формально получили пальму первенства в ядерной гонке. Так как американский термоядерный гигант высотой в трёхэтажный дом транспортировке к цели хоть самолётом, хоть ракетой не подлежал в принципе. 
Практически сразу же после семипалатинских испытаний официальная Москва заявила, что США больше не является монополистом в новом виде ядерных вооружений. Ядерное оружие – это оружие сдерживания, призванное в первую очередь охладить агрессивные аппетиты первого обладателя «ядерной дубинки». Это стало неплохим «успокоительным» для американских «ястребов», до появление у нас атомной бомбы в 1949 году выдававших на гора едва ли не ежегодно зловещие планы по массированным ядерным бомбардировкам СССР. Вроде «Тоталити» и иже с ним, согласно которым, на головы наших дедов и прадедов, только победивших фашизм, в «час Х» должно было быть сброшено от нескольких десятков до нескольких сотен единиц этого чудовищного оружия.
США всегда стремились взять верх на лидером мировой системы социализма, хотя бы за счёт преобладания в абсолютной численности ядерных боеголовок, средств их доставки и т.д. Почти вся Западная Европа после Второй мировой войны была превращена в «непотопляемый авианосец», где на местных аэродромах базировались американские бомбардировщики с ядерными бомбами на борту, не считая позиций развёрнутых стартовых ракетных установок. При том, что вблизи границ США советские Вооружённые Силы, увы, не имели таких опорных точек. 

60 лет назад Никита Сергеевич заявил о создании в СССР не просто водородной бомбы, а супербомбы с мощностью до 100 мегатонн! До этого мощность американских аналогов не превышала 15 мегатонн. Сделал он это, выступая на 6-м съезде Социалистической единой партии Германии в Берлине, после чего слова советского лидера были широко растиражированы мировыми СМИ.
Успешное испытание советской супербомбы состоялось ещё 30 октября 1961 года на полигоне на Новой Земле. Правда, реальная мощность взрыва тогда составила около 57 мегатонн. Можно было бы взять и стомегатонный барьер, но наши учёные и военные посчитали нерациональным заряжать бомбу по максимуму. 
Особой секретности советская сторона разводить не стала. Даже о подготовке к испытаниям бомбы в октябре 1961 года Хрущёв сообщил делегатам XXII съезда КПСС. Памятуя, как быстро стал достоянием гласности не только среди широкой общественности СССР, но и на Западе «закрытый» доклад этого же политика относительно культа личности на XX съезде партии, можно без труда догадаться о том, что санкционированная утечка информации быстро достигла своей цели. 
Хрущёв предупреждал Запад о планах СССР ещё в 1959 году, когда заявил вице-президенту США Ричарду Никсону: «В нашем распоряжении имеются средства, которые будут иметь для вас тяжёлые последствия. Мы вам покажем кузькину мать!». После чего самую мощную бомбу в мире нередко стали называть именно этим прозвищем из русского фольклора.

И всё же, почему именно хрущёвское заявление 16 января 1963 года до сих пор считается в истории знаменательным, несмотря на то, что особой новизны в нём ни для советских граждан, ни для западных политиков, формально не содержалось? Очевидно потому, что сделано оно было в нужное время и в нужном месте. Как известно, информация о наличии в распоряжении СССР супербомбы не помешала Вашингтону спровоцировать и напряжённость вокруг Западного Берлина («берлинский кризис» 1961 года, чуть не закончившийся реальными боями между силами НАТО и Варшавского Договора), и разместить ядерные ракеты в Турции, что вылилось в знаменитый «карибский кризис».
Вот после этого самого «карибского кризиса», когда западные обыватели ещё не отошли от кошмарных прогнозов своих газет и телевидения о последствиях глобальной ядерной войны, вроде бы уже давно известные факты о наличии у Советского Союза водородной бомбы колоссальной мощности стали восприниматься совсем по-другому. Они стали весомым аргументом не только для советской стороны, но и для тех западных политиков, которые не желали дальнейшей эскалации международной напряжённости, а теперь получили и существенный прирост поддержки такой позиции со стороны избирателей.

Первым зримым результатом действенности нашего «термоядерного аргумента» стало подписание 5 августа 1963 года в Кремле лидерами СССР, США и Великобритании первого международного договора, который ограничивал процесс разработки атомного оружия. Документ запрещал проводить испытания ядерных боеприпасов в атмосфере, космосе и под водой. 
А в 1968 году последовал ещё более важный документ – Договор о нераспространении ядерного оружия, поставивший определённый (пусть и не полностью непроницаемый) барьер для обретения ядерного оружия всеми желающими странами. До сих пор число «членов ядерного клуба» не превышает и десятка.
И пусть до полномасштабной «политики разрядки» 70-х оставалось ещё десятилетие, но с уже с начала 1963 года США старались не выходить в отношениях с СССР за рамки холодной войны, избегая искушения перевести её в «горячую».

И поныне явные и скрытые западные агенты влияния делают всё, чтобы принизить значение и советского, и российского супероружия. Пользуются для этого чаще всего снисходительными комментариями.
Дескать, ну да, сделали в 61-м году «кузькину мать», ну и что? Самолётом Ту-95 её можно было к цели доставить, в отличие от американских «трёхэтажных монстров»? Так пусть вначале этот самолёт попробует просто подлететь к американскому побережью. С помощью подводной лодки доставить к побережью? Так сверхтяжёлые торпеды Т-15 для такого рода боеголовок в СССР перестали разрабатывать ещё в середине 50-х. Цунами, даже если его сможет вызвать термоядерный взрыв? Так вреда от него будет немного.
Можно без труда заметить, что сходные аргументы те же персонажи используют при попытке выхолостить значение современного российского подводного «беспилотника» «Посейдон». В частности, уверяют о его небольшой мощности – «порядка мегатонны» – причём со ссылкой на российских «официальных лиц». Не стоит думать, что эти самые «официальные лица» будут рассказывать исключительно правду. Понятие государственной тайны пока ещё никто не отменял. А в отношении тактико-технических характеристик самого современного российского оружия многие источники указывают совсем другие цифры

Несмотря на все успокоительные заверения собственных информ-агентов, на Западе прекрасно знают, что супербомбу мощностью 100 мегатонн в СССР однажды создали. Следовательно, без особого труда могут сделать нечто подобное и ныне. А потом разместить её на том самом «Посейдоне», и далеко не в одном экземпляре, благо, его грузоподъемность это вполне позволяет.
Даже в 60-е годы можно было бы обойтись без сверхтяжёлых торпед, доставив такую «посылку» к американскому побережью на самой обычной подлодке, эвакуировав экипаж перед её боевым применением. Уж несколько десятков миль до цели субмарина смогла бы дойти и на «автопилоте», как это умеет делать любая торпеда.
Теперь относительно «небольшого вреда» от искусственного цунами. Взрыв вулкана Кракатау в 1883 году оценивается специалистами от 100 до 200 мегатонн в тротиловом эквиваленте. При этом была уничтожена изрядная часть одноименного острова, а вызванное взрывом цунами смыло с побережья даже не самых близких островов 165 населённых пунктов, включая города. 
При этом глубина захода гигантской волны на территорию США (называется диапазон от одного до ста километров) принципиального значения не имеет, поскольку больше половины населения «цитадели демократии» живёт в поселениях на побережье или в непосредственной близости от него.

Какую бы сладко-успокоительную ложь ни тиражировали западные СМИ, советская «царь-бомба», она же «кузькина мать», пусть даже воплощённая в своих во многом засекреченных «потомках», и спустя шесть десятилетий выполняет роль серьёзного сдерживающего фактора западной агрессии против России.

5
1
Средняя оценка: 3.0625
Проголосовало: 32