Вечно актуальный «Манифест»

21 февраля 1848 года в Лондоне был издан «Манифест Коммунистической партии», с тех пор ставший фундаментальным документом для тех, кто посвятил свою жизнь борьбе за освобождение трудящихся от капиталистической эксплуатации.

Подготовлен он был по поручению революционной организации – «Союза коммунистов» Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, оба друга вступили в «Союз» годом раньше. 
Вступали они ещё в «Союз справедливых», созданный в 1832 году на базе «Союза отверженных». Тогда эти сообщества опирались больше на идеи утопического социализма. И лишь с вступлением в «Союз» двух немецких революционеров-философов он стал первой в мире коммунистической организацией, стоявшей на принципах марксизма.
Первоначальный текст рукописи, созданный в основном Энгельсом, носил условное название «Коммунистический символ веры». Хотя, итоговое творение двух мыслителей «Манифест Коммунистической партии»», содержащий краткие (но достаточно ёмкие) объяснения основных догматических истин учения по форме напоминает скорее христианский Катехизис. 
Небольшая брошюра сочетает в себе творческое применение разных стилей литературного творчества. Здесь есть и то, что больше напоминает систематизированные пункты партийных программ, и глубокие философские, историко-философские и экономические размышления, и пламенная публицистика, и не менее пламенная полемика с оппонентами. Текст постоянно держит читателя в тонусе, не оставляя равнодушным, даже если его читает тот, кто не разделяет коммунистических идей. 
Однако даже облечённые в такую незаурядно-увлекательную форму тезисы содержат весьма серьёзные постулаты самых разных сфер знания и требуют от читателя достаточно серьёзной подготовки. Возможно, поэтому во времена СССР, когда образовательный уровень школьников и студентов был довольно высоким, в ходе, например, «Ленинских зачётов», конспектирования и изучения трудов классиков марксизма-ленинизма, акцент на «Манифесте» обычно не делался. Это была прерогатива уже уровня гуманитарных факультетов вузов.

Думается, основатели научного коммунизма не ставили цель создать максимально краткую и доходчивую для любого, даже малограмотного рабочего или крестьянина, «агитку». Маркс и Энгельс создавали фундаментальную теорию освобождения пролетариата от гнёта капитала, которая в первую очередь была рассчитана на соратников по борьбе, прежде всего, из числа лидеров революционного движения. 
Численность участников «Союза коммунистов» оценивается историками примерно в 400 человек. Но это были не просто закалённые в многолетней борьбе герои, но и талантливые организаторы, способные поднять на такую борьбу немалые массы возмущённых трудящихся в самых разных странах. Были тогда и другие рабочие партии, отношению с ними в «Манифесте» посвящено немало места.

Конец 40-х годов XIX века в Европе ознаменовался буквально взрывом революционных выступлений. Бурлила Австро-Венгрия, Италия, Франция, Германия, страны Балканского полуострова, даже в ныне считающейся образцом консерватизма и стабильности Швейцарии в 1847 году началась гражданская война. 
До радикальных и долговременных побед восставших дело не дошло – частично из-за карательных мер властей, частично из-за неумения удержать достигнутую победу. А, главное, из-за отсутствия чёткого понимания революционными массами целей и задач, действительно полезных для них, а не для использующих активность восставших циничных «кукловодов» из буржуазии, желающей добиться большей политической власти, отобрав её у аристократии. 
Элита этих революционных движений, безусловно, имела достаточный интеллектуальный уровень для понимания идей марксизма. И после их принятия смогла адаптировать эти идеи к восприятию широкими народными массами. Это доказала история, когда именно марксизм стал главной движущей революционной силой ХХ века, не просто расшевеливший болото буржуазного миропорядка, но и добившийся в ряде стран убедительной политической победы. 

Как известно, один из тезисов «Политграмоты» – пособия по политическому просвещению бойцов Красной Армии времён Гражданской войны – гласил: «Учение Маркса всемогуще, потому что оно правильно!»
Эти слова вызывали и вызывают ожесточённую критику тех, кто ненавидит коммунизм всеми фибрами души. Но что делать – марксистские идеи по-прежнему актуальны.
Взять, например, вот эту, одну из наиболее известных цитат «Манифеста»:
«Современное буржуазное общество, с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. 
Вот уже несколько десятилетий история промышленности и торговли представляет собой лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования буржуазии и её господства. Достаточно указать на торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, всё более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества. 
Во время торговых кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил. Во время кризисов разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, – эпидемия перепроизводства. 
Общество оказывается вдруг отброшенным назад к состоянию внезапно наступившего варварства, как будто голод, всеобщая опустошительная война лишили его всех жизненных средств; кажется, что промышленность, торговля уничтожены, – и почему? Потому, что общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей. 
Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство всё буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности».

Конечно, буржуазные элиты представлены отнюдь не глупцами, и они принимают меры для сохранения своего господства, при этом явно заглядывая в марксистские работы. 
Так, в Европе и США, начиная уже с 30-х годов, и ещё более широко после Второй мировой войны власть стремится уменьшить распространение упоминаемого в «Манифесте» «пауперизма» – запредельного обнищания пролетариата из-за роста такой же запредельной его эксплуатации капиталом. 
Увы, действительно свершившееся превращение значительной части западного пролетариата из угнетаемого класса в фактического соучастника преступлений своей буржуазии в отношении цинично эксплуатируемого населения развивающихся стран – это свершившийся факт. 
Но это отнюдь не отменяет другую ключевую идею фундаментального творения Маркса и Энгельса насчёт «могильщика», которого капиталисты создали своими собственными руками. Просто «могильщик» этот готовится выполнить свою миссию не на Западе, а за его пределами.
Воротилы «золотого миллиарда» покупали и покупают лояльность своих рабочих награбленным за счёт нещадной эксплуатации их коллег в странах «третьего мира», получающих за ту же работу на порядки меньшую оплату. Но при этом даже не замечают, как тем самым вырастили тех, кто уже созрел для роли того самого могильщика. 

И происходящие ныне в мире события связаны отнюдь не с «агрессией» России. Налицо глобальное восстание против существующего миропорядка, запредельного паразитирования стран коллективного Запада на эксплуатируемых тружениках Азии, Африки и Латинской Америки. 
Особенно показателен в этом смысле пример Китая, всё более явно показывающего, что роль «мировой фабрики», смиренно выполняющей заказы «белых господ», его больше не устраивает. И вместе с Россией, странами БРИКС, другими государствами, которым также больше не нравится наглая гегемония США, эта «мировая фабрика» всё более решительно выступает за новый миропорядок. 
А ведь в Китайской Народной Республике, как ни крути, при власти находится именно Коммунистическая партия. И отнюдь не только по названию, хотя в её экономической политике и присутствуют рыночные элементы, напоминающие советский НЭП 20-х годов.
С другой стороны, правящие элиты самого Запада уже сами не знают, как обуздать всё более нарастающий экономический кризис перепроизводства. Пробовали его и ничем не обеспеченными деньгами заливать. И якобы смертельно опасную эпидемию ковида придумали, чтобы загнать народ в карантин – наблюдать «ужастики» из реанимаций и поменьше думать о загибающейся экономике. 
Только все эти меры – лишь для отвода глаз. Они не решают главной проблемы – того, что буржуазная модель не способна обеспечить стабильное поступательное развитие экономики в интересах всего общества. А потому приговор такой модели ныне ещё более актуален, чем 175 лет назад, когда он был впервые вынесен в «Манифесте Коммунистической партии».

 

Художник: Е. Сапиро.

5
1
Средняя оценка: 2.88148
Проголосовало: 135