Сергей Козлов: литературное творчество – не моё желание, а Божие предопределение

Каких ориентиров следует придерживаться в собственном творчестве, чтобы произведения затрагивали сердца миллионов, книги – переводились на другие языки, по ним снимались фильмы? Что легче написать – художественное произведение или киносценарий? Как развивать дарованный Богом литературный талант?

Об этом и многом другом читайте в эксклюзивном интервью «Камертона» с одарённым писателем и сценаристом – Сергеем Сергеевичем Козловым.

– Если верить интернету, Ваша первая публикация состоялась в 23 года. Рассказ «Параллели» был напечатан в 1989 году в областной газете «Тюменский комсомолец». Каким выдался путь от рукописи до публикации?

– Очень простым. Писал я лет с семи… Сразу роман фантастический начал писать. Чернильной ручкой в тетради толстой. В общем, всё серьёзно… Стихи, конечно, про облачка и небо… Писал, читал одноклассникам… Им нравилось. Некоторые сохранили какие-то мои первые опыты. В большую литературу меня подтолкнул после армии мой друг – тюменский поэт Михаил Федосеенков. Мы с ним играли вместе в рок-группе «Нефть»… Арт-рок-группе, если быть точным. Вместе сочиняли музыку, даже озвучили документальный фильм «Земля времирей», который показали на центральных каналах в том же 1989 году. Сейчас его можно найти в интернете. Он меня привёл на совещание молодых литераторов, где я представил два рассказа. Их сразу «благословили» мэтры тюменской литературы Анатолий Васильев, Геннадий Сазонов, Зот Тоболкин… И без вопросов взяли в газеты. Потом уже стали публиковать в журналах «Приключения-Фантастика», «Подвиг», в газете «Литературная Россия».

– Как вообще возникло желание – стать писателем? Ведь и образование, и первое место работы никак не связаны с литературой.

– Это, скорее, не желание, а предопределение Божие. Я мог бы стать и неплохим музыкантом, военным, в образовании проработал более 17 лет... Но Бог всё управил так, что чем бы я ни занимался, литература всегда была рядом. И главное – я всегда любил книги. Чтение было для меня важнее писательства. В сущности, одно без другого невозможно. Неначитанный «писатель» смешон… 

– Согласен. А что предпочитаете читать? Изменились ли Ваши литературные вкусы с тех пор, как сами стали признанным писателем?

– Скорее, я переоценил многое из того, что в молодости мне казалось шедевром или хорошей литературой. Могу сказать, что читаю сейчас, потому что опять же список будет огромным. Сейчас перечитываю эссе и лекции Борхеса, Апостол – потому как Великий Пост, читаю творения святителя Василия Великого, книгу рассказов Василия Килякова, только что закончил читать блистательный роман Павла Крусанова «Яснослышащий», новый номер журнала «Наш Современник», на подходе «Журавлики» Дмитрия Орехова… 

– Окончив Тюменский государственный университет по специальности «история», Вы сначала работали школьным учителем истории, потом – директором школы, а затем вдруг ушли в текстовики рекламного агентства. Чем был вызван столь резкий разворот?

– Страну продавали. Учителя не получали зарплату. И я, молодой учитель истории, возглавил городскую забастовку учителей. Забастовку подавили за счет взывания к совести советских учителей те, у кого совести отродясь не было. В 1992 году пришлось уйти в рекламу. Но за пару лет там, хотя и писал для центральных журналов, я чуть не потерял себя. Работать на малиновые пиджаки и братков не было никакого желания. Внутреннее и внешнее не совпадало, я чуть не потерял себя. Потому вернулся в школу. И не просто в школу, а в сибирскую тайгу, в поселок Горноправдинск, где был и учителем, и директором. Именно там меня застали московские издатели… 

– В числе изданий, на страницах которых были опубликованы Ваши произведения, значатся столь авторитетные литературные журналы, как «Роман-газета», «Наш Современник», «Нева», «Огни Кузбасса». Тяжело было достучаться до их редакций?

– Нет. Там работают люди, которые умеют находить и ценить таланты. Я горжусь своей дружбой с большим русским писателем Юрием Козловым, главным редактором «Роман-газеты». У него я читал всё!!! Я дружу с моим старшим товарищем Станиславом Юрьевичем Куняевым, главредом «Нашего Современника». У него я тоже читал всё. Дружил с покойным Александром Казинцевым, глубочайшим мыслителем, его заместителем. Они приезжали ко мне, я – к ним. На своей кухне я сидел и вел задушевные беседы с Михаилом Тарковским, поэтами Андреем Шацковым и Валерием Дударевым, Дмитрием Мизгулиным и многими, и многими… Были и зарубежные гости, и друзья – сербские писатели Горан Петрович и Любинка Милинчич, Михайло Пантич и Гордана Чирьянич, болгарские Елка Няголова и Елена Алекова, македонец Венко Андоновский… В общем, что я всем этим хочу сказать – настоящие талантливые люди видят друг друга, не завидуют друг другу, помогают. Литература открыла мне огромный мир от Камчатки до Калининграда, да и далее наших западных и восточных границ. 

– В 2008 году Константин Одегов снял киноленту «Наследники», в основу которой легла Ваша повесть «Мальчик без шпаги». Расскажите немного и о самом произведении, и об его экранизации. Как удалось попасть на киноэкран, да ещё и с участием таких актёров, как Леонид Куравлёв, Александр Баширов?

– Тоже всё просто. Книга уже издавалась и переиздавалась. Она своеобразный отклик на книгу Владислава Крапивина «Мальчик со шпагой». Владислав Петрович в 1998 году приезжал ко мне в таежную школу (!), где я работал директором. Сначала он был против моего названия для повести, попросил поменять, и первые публикации выходили под названием «Пуговица цесаревича Алексея», но потом он прочитал, позвонил, сказал вернуть название, и в Москве книгу стали печатать в издательствах «Лепта» и «Сибирская благозвонница» уже с этим названием. А Крапивин удостоил меня за нее премии своего имени. Ну, наград, как и переводов, эта повесть собрала немало. Вкупе со второй – «Бекар» – повести о юном музыканте. По ней тоже хотели ставить фильм. Студия Довженко на Украине… Но потом там началось, и о проекте пришлось забыть. А Константин Одегов позвонил мне и просто спросил: можно я сниму по твоей повести фильм? Но денег у меня нет. «Можно», ответил я. Ну, а дальше ему помогал сам Бог. Он так говорит. Он даже благословение на Афоне получил. И там не только знаменитые актеры, там и музыка гениального Алексея Рыбникова. Но сюжеты несколько расходятся. Сценарий, впрочем, я ему помогал писать. Как и многие другие сценарии к его фильмам. Посмотрите «Рисунки дождем», или документальную ленту «All inclusive или как осиротело небо», к которой я писал текст, озвученный гениальным актером Владимиром Толоконниковым. Косте я благодарен, за то, что был знаком с этим человеком и многими другими. В общем, кино расширило для меня круг творческих друзей. Сегодня на первом канале идет работа над съемками фильма «Романовы: преданность и предательство» по моему одноименному роману. Сценарий мы писали вместе с Дмитрием Мизгулиным и московским режиссером Сергеем Коротаевым… Идея принадлежит продюсеру Олегу Урушеву. 

– Здорово! А что Вам легче даётся: художественное произведение или сценарий? Если сравнивать одно с другим, то, на Ваш взгляд, какие есть преимущества и недостатки с точки зрения писателя?

– Мне и то, и другое дается одинаково. Но вот современные киношники не всегда со мной согласны. У них беда – они привыкли за последние годы работать по голливудскому лекалу. Сценарий сложнее тем, что законы кино вносят свои коррективы, а проза – там уж либо «высокий штиль», либо бульварщина. 

– Часть Ваших книг переведена на сербский, азербайджанский, греческий и болгарский языки. Расскажите, пожалуйста, об этом направлении. Почему была выбрана именно эта география? Как всё происходило? С какими трудностями довелось столкнуться и как они преодолевались?

– Я ничего не выбирал. Скажем, живет в Азербайджане замечательный писатель и мудрый человек Мамед Орудж, а в Югре его друг Князь Гочаг. Они посчитали мою прозу интересной и перевели, за что я им благодарен. В Сербии – это мои друзья Любинка Милинчич и Неда Бобич. В Греции православному издательству мои работы предложил мой друг Филипп Воскресенский, который работал там по линии МИДа, им понравилось, они напечатали. В Болгарии – тоже друзья… Очень помогал этому процессу мой друг Дмитрий Мизгулин. Он издавал несколько альманахов взаимных переводов, учредил премию для переводчиков «Словес связующая нить». Он руководит литературным фондом «Дорога Жизни», который за несколько лет сделал столько, что профильные министерства должны стыдливо молчать в сторонке… 

– Основной персонаж Ваших произведений, если сделать небольшое обобщение, – он кто?

– Неравнодушный, ищущий человек. 

– Ищущий – в каком смысле?

– Ищущий Бога, смысл жизни, новых знаний, новых решений в той же литературе… И – это совестливый человек… 

– Какие главные задачи Вы, как писатель, перед собой ставите?

– Рассказать интересную историю, которая заставит содрогнуться душу и сердце читателя. Сделать это грамотным художественным языком. Желательно – тоже в форме постоянного поиска… 

– Современный писатель, работающий в жанре православной художественной прозы, может себе позволить заниматься исключительно литературным творчеством, или же шансы на то, что любимое занятие не даст автору помереть с голода, сегодня практически равны нулю?

– Мне ни разу это не удавалось. Но иногда приходилось, когда отовсюду увольняли. Иногда гонорары были весьма солидными, иногда приходилось жить в долг и на помощь друзей. Впрочем, большинство настоящих писателей так живет. Я не всегда работаю в жанре православной прозы, я вообще не люблю слово жанр… Я просто верующий человек. И моя вера базируется не на слепой вере, а на знании. 

– Следовательно, православная вера – Ваш внутренний и самый главный цензор?

– Абсолютно. У Виктора Перегудова я как-то взял в эпиграф для романа «Сорок дней» – его замечательный афоризм: «Когда пишешь, не забывай, что Бог умеет читать». 

– Любой талант, дарованный нам Богом, требует постоянного повышения мастерства. И только лишь практического занятия здесь недостаточно. Как Вы развиваете писательский талант и что бы могли посоветовать начинающим авторам?

– Я постоянно и много читаю. Молюсь. Наблюдаю. И умею слушать замечания и отзывы. Но главным для всех считаю чтение. Молодым авторам, если спрашивают, советую много. Обращаются часто. Но нынешние молодые авторы на общем фоне торжества мнений над знаниями, не очень-то нуждаются в советах. Они чаще спрашивают ни как писать, или как не писать, а помоги пробиться, пристроить рукопись. Многим талантливым молодым литераторам я вроде помог. Как когда-то помогали и мне. Но жизнь становится всё короче, и хочется больше времени тратить на собственное творчество и общение с читателями. С друзьями, с которыми ныне и поговорить некогда… А среди них умнейшие люди эпохи. Один разговор, как прочитанная книга… 

 

Беседу вёл писатель, журналист и общественный деятель Артём Аргунов.

5
1
Средняя оценка: 3.05128
Проголосовало: 78