Владимир Бранец: «Будем пастись – отстанем навсегда...»

В наше дилетантское время даже из запуска «Луны-25» сумели сделать всенародно обсуждаемую проблему. Но недаром в сложных случаях рекомендовано обращаться к первоисточникам. Сегодня таким экспертом будет Владимир Николаевич Бранец. Вот его этапы большого пути: советский и российский конструктор систем ориентации, навигации и управления космической техникой, лауреат Государственной премии СССР и премии Президента РФ, заслуженный деятель науки РФ. В 1960-м году Владимир Николаевич пришёл на работу в ОКБ-1, которым тогда руководил С. П. Королёв. Прошёл путь от инженера до заместителя Генерального конструктора по системам ориентации, навигации и управления движением РКК «Энергия» им. С. П. Королёва. Ученик великого Бориса Викторовича Раушенбаха, одного из основоположников советской космонавтики. С 2008 года – заместитель генерального конструктора по науке в АО «Газпром космические системы». Доктор физико-математических наук. 
Согласившись дать интервью для «Камертона», Владимир Николаевич сразу обозначил направление разговора – без лишних реверансов и осуждений, с максимально объективным анализом. 

Во время интервью на даче В. Н. Бранца

– Владимир Николаевич, почему вдруг такой ажиотаж: сначала победные реляции, а потом всенародный траур и нападки на «Роскосмос» вокруг неудачи «Луны-25»? Долгое ожидание продолжения лунной программы так взбудоражило общество?

– Это примета нашего времени. Все сразу пытаются достигнуть пиаровских целей. Обман стал нормой, и врать не стыдно. Народу как подаётся информация, так она и воспринимается. Если бы проводились честные технические сравнения, то хвалиться на сегодняшний день нам нечем, даже если бы «Луна-25» села на поверхность естественного спутника Земли. Китайские зонды катаются по Луне, заезжают на обратную сторону. Индийские тоже. Зачем кричать о победе, бежать впереди паровоза сразу после старта, тут же начинать галдеть, что всех превзойдём? Известно, особенно инженерам, что самые сложные моменты впереди. Не смогли посадить «Луну-25» – и снова нелепые оправдания. Повторяю: это, к сожалению, примета нашего времени. 
Я пришёл в ОКБ-1, когда генеральным конструктором был Сергей Павлович Королёв. Вот тогда мы точно всех превзошли. И американцы были на подъёме после избрания Джона Кеннеди президентом Америки. Он был руководителем с интуицией и предвидением. Когда наша страна обогнала США, сообщив о полёте Гагарина, Кеннеди сразу создал национальную программу – разработку космической политики посредством законодательного процесса и реализацию этой политики в гражданских и военных космических программах США. 
История космической политики США связана с советско-американской космической гонкой 1960-х годов. Американцы денег не жалели. Как полагается, Кеннеди убили. Ничего удивительного. Но он сделал уникальную вещь: поставил неимоверно сложную задачу для своих инженеров. Конечно, у него был главный конструктор Вернер фон Браун, создатель «Фау-2», у которого при переезде из Германии в США оказалось всё при себе – и деньги, и голова, и желание создать Америке приоритет. И Кеннеди с помощью Вернера фон Брауна сделал страну, которая до сегодняшнего дня является лидером научно-технических разработок. Это касается не только космоса. Посмотрите, сколько в Америке нобелевских лауреатов во всех областях. То же самое делал Сталин. Масса людей получили у нас в годы правления Генералиссимуса хорошее образование. Американцы это признавали. Поэтому мы и победили. 
Теперь другие времена.

– Резкий переход от эйфории к трауру разве поможет? Как, по-вашему, можно двигаться в правильном направлении? 

– Что касается неудач, то они всегда и у всех были. Незачем посыпать голову пеплом. Сколько аварий было у Илона Маска! А он идёт вперёд, шаг за шагом отрабатывает изделия. У него есть интуиция, которая инженера делает творцом. 
А что такое интуиция? Борис Викторович Раушенбах, анализируя это качество, не поддающееся рациональному толкованию, характеризовал его так: возможность принимать правильные решения при недостатке информации. 
В начальные годы становления ракетно-космической техники многие решения надо было принимать почти вслепую. Говоря о космонавтике, можно, например, отметить, что мы в начале пути почти ничего не знали о свойствах космического пространства, о влиянии невесомости не только на человеческий организм, но и на работу технических устройств. В 50-е годы мы шли наощупь, а решения все равно принимать было нужно. 
Я приведу один хрестоматийный пример. Когда велось проектирование первых автоматов для посадки на Луну, то важным был вопрос о характере лунного грунта. В зависимости от ответа на этот вопрос совершенно разный облик получали посадочные устройства. На многочисленных совещаниях по этому вопросу мнения планетологов разделились: одни считали лунный грунт твёрдым, наподобие земного, а другие утверждали, что Луну покрывает толстый слой пыли, и после посадки лунный автомат способен «утонуть» в ней. Голоса специалистов разделились приблизительно поровну. На последнем совещании по этому поводу, которое вёл Королёв, ситуация не изменилась. Но делать лунный автомат нужно было, терять время на продолжение бесплодных дискуссий не имело смысла, и Королев написал: будем считать лунный грунт твердым. Это решение вызвало негодование половины специалистов как совершенно необоснованное. Однако Генеральный конструктор оказался прав. Что позволило принять ему правильное решение при отсутствии достоверной информации? И сегодня ответа на этот вопрос не существует. Можно было бы считать, что он выбрал вариант «на авось» и угадал случайно. Однако ситуации, подобные описанной, повторялись по тому или иному поводу слишком часто. Интуиция работает в обход рационального мышления. Хорошо образованный инженер должен доверять интуиции.

Справка С. П. Королёва о лунном грунте

– «Луну-25» ждали почти полвека. Только ли интуиции не хватало? Или денег?

– Деньги давали. Виной всему общий уровень падения интеллекта людей, которые создают космические аппараты. Проблема не только нашей страны. Конкретно в РКК «Энергия» пошли по неверному, на мой взгляд, пути. Мы тратим очень много денег и времени на всевозможные испытания. Опять приведу пример Илона Маска. Он создаёт конструкцию и сразу её запускает. А мы отрабатываем и испытываем годами. Уходят средства, утекает время. Знаменитую «Ангару», наше позорище, делали чуть ли не тридцать лет, хотя двигатели остались ещё со времён Советского Союза. Нужно активнее переходить на новейшие технологии.
Самым показательным из серии неудач был запуск на орбиту космического аппарата «Фобос-Грунт» разработки НПО им. Лавочкина по программе исследования дальнего космоса. Проект был амбициозным. Старт состоялся 9 ноября 2011 года. На второй день планировалась автоматическая операция перехода на перелётную к Марсу траекторию, но она не состоялась. Меня пригласили принять участие в составе аварийной комиссии. Мы начали глубоко разбираться в ситуации, и вышли на то, что самые главные режимы автоматического запуска проверялись на наземном питании. Только на нём. А на самом деле бортовое питание батарейное! Там другая электрофизика. При подключении большой нагрузки просаживается батарея, возникают помехи в цепи питания, что на наземном питании не заметно. Но признать ошибку не хотели. Придумали нелепое оправдание: виновато влияние высокоэнергетических космических частиц, что вызвало сбой памяти в двух бортовых цифровых вычислительных машинах. Господь Бог виноват, послал частицу! Я резко возражал, доказывал: так нельзя! Но чиновники обнародовали именно это своё придуманное заключение. 
Главенствует обман, о чём всё время и говорим. Обман, выгодный только бюрократам, заботящимся о сохранении своего места в штатном расписании. Голос инженера зачастую не слышен.
Сейчас взялись делать новую станцию. В СССР было семь «Союзов», «Салютов», орбитальная станция «Мир». Потом создали российский сегмент МКС. Итого у нас было девять станций. Сколько их нужно стране? Мы были ведущими на этом направлении. Не следовало отказываться от программы после высадки американцев на Луну. Время утеряно, из «Энергии» старая гвардия ушла.

В. Н. Бранец на праздновании 30-летия со дня запуска модифицированного пилотируемого космического корабля Союз Т-2

– Изменилась стратегия? На Ваш взгляд, в чём сегодня проблема?

– Похоже, цель неприглядная: урвать с правительства как можно больше денег вместо того, чтобы искать технические решения, организационные формы.

– Творцу сложно создавать шедевры и в то же время зарабатывать деньги. Всегда на этот случай было государство, меценаты, спонсоры.

– Есть такое понятие – благие цели. Перечисленные структуры надеются, что именно на благие цели пойдут предоставленные ими средства. Урвать – это о другом. Например, я уверен, что можно использовать «Союзы», а не создавать новую станцию. Всегда доработка изделия стоит меньше, чем новый продукт. Мы проделали серьёзные работы в рамках МКС в бортовой электронике. Выполнены разработки Европы по управлению стыковки и перекачки топлива. Это только Россия умеет делать. За заработанные на этом деньги модернизировали бортовой вычислительный комплекс. Всё шло по плану. 
Потом стали придумывать всякую глупость. Катали в пилотируемом корабле роботы. Кто-то может объяснить, зачем? Андроид нужно запускать тогда, когда что-то не может делать человек. Но пилотируемый корабль создан для управления человеком! Зачем бессмысленные придумки? Опять хайп словить? 
Это уровень мышления людей дня сегодняшнего в нашей космонавтике. Есть ещё такие же дурные вещи. 
Мы выпали сейчас из международной обоймы. Нас долго звали на Луну. Рогозин с Маском переписывался на радость интернет-сообществу. Вот слетали. Ничего страшного, нужно продолжать работу. Главная проблема – нехватка кадров. Я по возрасту отстранился от дел, мне уже 87 лет. А до этого после ухода из «Энергии» занимался новым носителем в АО «Газпром космические системы». Тоже перспективное направление.

– Удалось старой гвардии удивить мир?

– На самом деле это поразительная история. По итогам своей работы я написал статью. Её опубликовали в серьёзном английском издании, с которым наша Академия наук имеет договорённость – наиболее значимые научные материалы переводятся для ознакомления с ними мирового профессионального сообщества. И тут же, в течение года, меня завалили предложениями написать ещё 70 статей. 
Удивительно в этой истории вот что. Естественно, моя статья за два года до публикации в английском издании появилась на русском языке в России. Никакой реакции. Меня в этой истории удивило отношение российских учёных. Ни одного отклика за два года потому, что у нас никто научных статей не читает. Уровень востребованности новых разработок, как я вижу, ноль. Кипения мысли нет. 
Как только на английском напечатали – посыпались отклики. Там внимательно следят за тем, что делается в мире. Тщательно собирают новую информацию и используют для собственного блага. Когда видят что-то интересное – тут же начинают автору посылать предложения. У меня сейчас есть приглашение в конце года выступить в США в Сан-Диего с докладом. Визит не состоится, потому что я по состоянию здоровья уже не смогу долететь до Америки. А вот молодые учёные откликаются на такие призывы зарубежных стран и выезжают. Кто-то и навсегда, к сожалению. Отсюда и утечка мозгов, на которую уже десятилетиями сетуют столпы нашей интеллектуальной элиты.

Лётчик-космонавт дважды Герой СССР В. В. Аксёнов и В. Н. Бранец

– У нас брежневские времена считаются застойными. Как видно, они не прошли до сих пор? 

– Сейчас техника совсем другая. Я говорил, что наши «Союзы» хорошие. Но модернизацию нужно делать. Как это можно в наше скоротечное время оставаться на позициях многолетней давности! Каждый полёт нужно использовать для понятной цели. Деньги-то всё равно тратятся. Время заставит переходить на новые отношения и более прагматичные взгляды, в том числе и на космические исследования. Хватит пастись. Я вижу стремления новых структур взяться за освоение этого направления науки и техники. На них надежда. 

 

Беседу вела журналист Татьяна Улитина.

5
1
Средняя оценка: 4.23529
Проголосовало: 136