Как в СССР провели «зелёную революцию» для повышения урожайности

20 октября 1948 года было принято Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б), содержащее подробный план небывалого прежде в истории страны применения передовых агротехнологий с опорой на, прежде всего, природные факторы. Эти меры уже за считанные годы помогли радикально увеличить эффективность сельхозпроизводства в стране.

Полностью данное постановление под номером 3960 носит название: «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР».
В принципе, основные цели данного документа в целом становятся понятны уже из его заголовка, хотя он и не передаёт всю грандиозность намеченных планов руководства Страны Советов. 
Только на первом этапе предполагалось высадить почти 120 тысяч гектаров защитных лесополос общей протяжённостью в 5300 км. В целом же, на протяжении 15 лет, площадь таких лесополос должна была превысить 4 млн. гектаров. 
Забегая вперёд, стоит отметить, что начиная с 1953-55 годов, сразу после смерти Сталина, эта программа была если и не «заморожена» полностью, то значительно замедлена. Тем не менее, и за относительно короткий период с момента её старта и до середины 50-х было высажено 2,3 млн. гектаров леса, создано свыше 4 тысяч водохранилищ, вмещавших 1,2 тысячи кубометров воды (около 7% всех пресноводных запасов России).
Однако, с учётом того, что 80% пресноводных запасов находится в озере Байкал, доля искусственных водоёмов, созданных в послевоенные годы, в реально используемом объёме отечественных пресноводных ресурсов, возрастает минимум впятеро. 
А фактически ещё больше, поскольку такие водоёмы интенсивно использовались для орошения, разведения ценных пород рыбы, порой даже для работы гидроэлектростанций. 
В целом речь шла об изменении условий земледелия с «рискованных» на «благоприятные» на территории в 120 миллионов гектаров, что равно площади Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов вместе взятых.

Данное начинание, вполне сравнимое по масштабам с великими стройками первых пятилеток, стали называть «Великим планом преобразования природы», а чаще – «Сталинским планом» такого преобразования.
Стоит уточнить – речь шла именно о преобразовании, а не о пресловутом «покорении» природы. Иосиф Виссарионович, в отличие от своего горе-преемника Никиты Сергеевича, после отставки вполне заслуженно обвинённого в «волюнтаризме» – стремлении навязать свою волю вопреки объективным законам природы и социума – отлично знал блестящий афоризм Фридриха Энгельса: «Не надо слишком обольщаться нашими “победами над природой”. За каждую такую “победу” она нам мстит!»
В этом смысле основной идеологией постановления хоть и была опора на науку – однако отнюдь не в смысле «ломания природы через колено», но исключительно посредством использования природных законов, пусть для этого и применялись самые современные достижения научно-технического прогресса.
Лесополосы должны были появиться не «самосевом», а благодаря искусственному посеву семян деревьев. И не с помощью примитивных лопат, или даже плугов на конной тяге, но мощностями 570 организуемых «лесозащитных станций», оснащённых по последнему слову тогдашней техники (тракторами и другими сельхозорудиями). Однако эти новые лесополосы должны были выполнять ту же роль, что они выполняли в природе там, где они появились естественным путём.
Другими словами, философия «коренного преобразования природы» была не в том, чтобы воплотить в жизнь некие фантастические, пусть внешне и привлекательные «прожекты». Например, в духе повсеместного выращивания кукурузы при Хрущёве – в том числе и в регионах, где этот, сам по себе, хороший злак, в принципе не мог дать даже сносных (не говоря уже о рекордных) урожаев. Но именно для того, чтобы добиться максимальной гармонии. Даже – «двойной гармонии» – с природой самой по себе, и её же – с новейшими достижениями научно-технического прогресса.

В значительной мере это напоминало самую настоящую «зелёную повестку», только не в виде самоубийственных извращений. Таких, например, как идущих от Жан-Жака Руссо с его лозунгом «назад к природе» и призывом к отказу от всех благ цивилизации, что неизбежно привело бы к катастрофическому снижению народонаселения из-за падения урожайности, роста заболеваний и т.д. И не в виде извращений современных, когда организаторы «клуба миллиардеров» – «Давосского форума» в лице его формального организатора Клауса Шваба сотоварищи на полном серьёзе призывают к 2030 году отказаться от мясной пищи в пользу червяков и кузнечиков. 
В Стране Советов хотели добиться настоящей гармонии – между природой, человеком и его разумными (пусть и закономерно постепенно возрастающими) потребностями. 

Примечательно, что в преамбуле Постановления №3960 практически нет ни одного слова из тех, что позже стали нередко называть «трескучими фразами», не наполненных реальным содержанием – о строительстве коммунизма, его близкой победе и т.п. 
Вместо этого в партийно-правительственном документе звучали строго выверенные с социально-экономической и научной точки зрения тезисы: «Совет Министров СССР и Центральный Комитет ВКП(б) отмечают, что часто повторяющимися засухами и суховеями в степных и лесостепных районах европейской части СССР сельскому хозяйству этих районов наносится значительный ущерб. В то же время наукой доказано, а практикой передовых колхозов, совхозов, МТС и районов подтверждено, что при правильном ведении земледелия в этих районах имеются все возможности получать высокие и устойчивые урожаи сельскохозяйственных культур и создать прочную кормовую базу для развития животноводства. 
Для этого необходимо всем колхозам и совхозам степных и лесостепных районов на основе многолетнего опыта ряда научно-исследовательских институтов, передовых колхозов и совхозов, начиная с 1949 года, приступить к планомерному и широкому внедрению системы агрономических мероприятий по подъёму земледелия, основанной на учении виднейших русских агрономов В.В. Докучаева, П.А. Костычева и В.Р. Вильямса, получившей название травопольной системы земледелия, в которую включаются:
а) посадка защитных лесных полос на водоразделах, по границам полей севооборотов, по склонам балок и оврагов, по берегам рек и озёр, вокруг прудов и водоёмов, а также облесение и закрепление песков;
б) правильная организация территории с введением травопольных полевых и кормовых севооборотов и рациональным использованием земельных угодий;
в) правильная система обработки почвы, ухода за посевами и, прежде всего, широкое применение чёрных паров, зяби и лущения стерни;
г) правильная система применения органических и минеральных удобрений;
д) посев отборными семенами приспособленных к местным условиям высокоурожайных сортов;
е) развитие орошения на базе использования вод местного стока путём строительства прудов и водоёмов».

В 1948 году ни руководители Советского Союза, ни помогавшие им учёные, «велосипед не изобрели» – в целом предписанные в документе подходы были разработаны ещё до революции передовыми отечественными агрономами.
Вот только осуществлять их в то время не очень-то получалось. Например, усилиями талантливого учёного-лесовода Нестора Карловича Генко на рубеже XIX-XX веков в России на государственном уровне стала проводиться программа высаживания лесополос в зонах риска в плане ветров-суховеев. 
Однако всего таких лесополос было высажено 13 тысяч гектаров. И это за семнадцать лет – с 1889 по 1906 год. Для сравнения стоит ещё раз вспомнить количество высаженных лесов за 6 лет действия советского плана противодействия засухам – 2,3 миллиона (!) гектаров.

В 1947 г. в ряде регионов СССР была сильная засуха, да ещё оставалась серьёзная нехватка сельхозтехники, вызванная войной, и послевоенная разруха тоже. В результате колхозы и совхозы страны просто физически не смогли достигнуть довоенного уровня урожайности. В числе первоочередных мер по недопущению повторения такого неурожая и стало Постановление 1948 года. 
Эффект от его внедрения в жизнь был быстрым и внушительным. Уже в 1951 году производство мяса и сала по сравнению с 1948 годом возросло на 80%, в том числе свинины – на 100%, производство молока – на 65%, яиц – на 240%, шерсти – на 50%. В результате существенно увеличилась доля общественного животноводства колхозов и совхозов в производстве животноводческой продукции: в 1950 г. она составила 33% по мясу, 25% – по молоку, 11% – по яйцам. 

Увы, со смертью Сталина это грандиозное начинание было свёрнуто. Не исключено, что не в последнюю очередь из-за того, что «великий развенчиватель культа личности» желал искоренить в памяти народной как можно больше достижений своего предшественника, взамен сделав себе имя на уже собственных достижениях. Которые, как правило, он пытался получить за счёт экстенсивных подходов по образцу масштабной распашки целинных земель вместо использования передовых технологий для повышения урожайности полей имеющихся. 
В частности, освоение целины в Казахстане очень скоро вылилось в немалые проблемы в виде «чёрных бурь» – полного сноса верхнего слоя чернозёма мощными степными ветрами. Ветрозащитные лесополосы в казахстанских степях «подпевалы» Хрущёва высадить за несколько лет так и не удосужились. 

Впрочем, никакие волюнтаристские замашки Никиты Сергеевича не могут сравниться с ревизией программы «зелёной революции», начатой после распада СССР. Так, водоснабжение сельского хозяйства в период с 1984 по 2004 годы снизилось в 3,4 раза, уровень высадки лесополос с 30 тысяч гектаров в год в 80-е годы упал до 2 тысяч в середине 90-х, а в 2007 г. упал до 300 гектаров. Практически в это же время лесополосы стали практически «бесхозными», будучи снятыми с баланса Министерства сельского хозяйства, что тут же привело к их массовому вырубанию, застройке и другому сходному «перепрофилированию».
Конечно, кто-то может возразить, мол, Россия сейчас экспортирует зерно, занимая одно из первых мест на мировом рынке – так стоит ли печалиться о каких-то там «реликтах советской эпохи»?
Увы, учёные-агрономы оценивают сложившуюся ситуацию не слишком радужно. Да, урожайность (особенно в регионах с мощными чернозёмами) действительно высокая, но достигается она в первую очередь с помощью «химии» – синтетических удобрений. 
При этом существует и менее известная статистика, например, в плане того, что значительная доля российских пахотных земель серьёзно истощена, причём процент этот с каждым годом увеличивается.
«В России более 385 млн. га земель сельхозназначения, в том числе около 196 млн. га сельскохозяйственных угодий. Из них, по данным Департамента мелиорации Минсельхоза, примерно 130 млн. га – деградированных. <…> Сегодня деградация развивается со скоростью 1,5-2 млн. га в год», – весьма показательная цитата из статьи в профильном агрономическом издании.
Виной такому истощению почв, конечно, не только ветровая эрозия из-за постепенного уменьшения эффективности лесополос. Но и то, что ранее было принято называть «хищническим земледелием» – выращиванием культур, дающих высокую прибыль, но резко истощающих почву, особенно, если не минимизировать этот процесс правильным севооборотом.
Но сегодня у нас свобода предпринимательства, а не «проклятый тоталитаризм», когда презренный райком партии имел наглость предписывать колхозам и совхозам сеять так, чтобы и урожай был, и земля сохраняла свою силу для будущих поколений. А потому снова надежда на рынок, который якобы всё решает. И вот он снова «решает», да так, что доля деградировавших земель составляет уже десятки процентов от их общей площади в стране.

К счастью, несмотря на 75 лет с начала грандиозной программы широкого внедрения самых передовых и одновременно наиболее экологичных методов земледелия, несмотря на её значительное сворачивание при Хрущёве, посаженные тогда леса и вырытые водоёмы по прежнему в значительной мере сохраняют свою благотворную роль. Как будто ждут того, что потомки их создателей вновь возвратятся на единственный перспективный путь жизни – в гармонии с природой и с использованием её законов для общего блага.

 

Художник: О. Бороздин.

5
1
Средняя оценка: 3.8
Проголосовало: 45