Он открыл миру родной Туркменистан...

10 октября 2023 года – 100 лет со дня рождения великого туркменского художника Иззата Клычева.

Личность Иззата Назаровича Клычева (1923–2006), прошедшего нелёгкий, многотрудный путь воина, живописца, гражданина, уникальна, сложна, разнопланова. 
Такие звезды, как Клычев, рождаются раз в столетие. И этим столетием был ХХ век.

Иззат Назарович Клычев

***

Мне довелось знать Иззата Назаровича с детства. Два или три лета подряд, когда я ещё не учился в школе, наши семьи отдыхали вместе на правительственной даче в курортном посёлке Фирюза в горах Копет-Дага близ Ашхабада в скромном домике на берегу своенравной, быстрой Фирюзинки, берущей своё начало в Иране. 
А потом довелось встречаться с Иззатом Назаровичем многие годы и в Ашхабаде, и в Москве, бывать на его выставках, в мастерской, беседовать, брать интервью. 
Сама обстановка небольшой уютной мастерской Клычева в здании Художественного фонда Туркменской ССР на улице Первомайской, где собиралась столичная интеллигенция – художники, артисты, певцы, поэты, – приковывала внимание с первых минут. 

Здесь можно было увидеть и его картины, и сувениры, привезённые из разных стран мира, и ружьё, которое он использовал в качестве натуры для работ, посвящённых Великой Отечественной войне, и дутары, и пианино, и книги по истории искусства.
«Я являюсь воспитанником русской культуры, получал там образование и в зрелые годы дышал духовной атмосферой России, – всегда подчеркивал в беседах со мной Иззат Назарович. – Но люблю мою Туркмению, люблю мои Каракумы. То и другое для меня неразрывно».

***

Одарив художника грандиозным талантом и уникальным внутренним зрением, судьба Иззата Клычева оказалась столь же щедра на трудности и лишения... 

…Иззат Назарович Клычев родился 10 октября 1923 года в ауле Ялкым (ныне – Байрамалийский этрап Марыйского велаята Туркменстана – НГ) недалеко от Мары. 
Его отец Аннаклыч Сувханназар окончил Бухарское медресе. Он был ахундом и просветителем, составил азбуку туркменского языка на латинице. 
В 1933 году Аннаклыч Сувханназар, образованный и уважаемый в ауле человек, ещё до революции показывавший детям действующую модель Солнечной системы с вращением вокруг светила Земли и Луны, был репрессирован. 
Его вместе с женой и маленькими детьми выслали в пронизанный ледяными ветрами Северный Казахстан. Вскоре родители Иззата умерли.

***

Именно таким просветителем Аннаклыч Сувханназар предстанет спустя годы на портрете одного из учеников Клычева – народного художника Туркменистана Дурды Байрамова («Портрет Иззата Клычева», 1997, холст, масло, 76.8 х 94.4 см, частное собрание). 
За спиной сына-фронтовика на портрете со свечей в руках отец, на переднем плане Иззат Клычев с орденами и медалями на груди. 
Вот она связь и преемственность поколений. Сын, защитивший Родину в годы Великой Отечественной, сеял потом многие годы, как и его отец, разумное, доброе, вечное.

Дурды  Байрамов. «Портрет Иззата Клычева», 1997

***

Уже в десять лет будущий великий живописец остался круглым сиротой. Заботу о трёх братьях взял на себя старший брат Решид.
Иззат с детства увлекался рисованием. В 1938 году он становится воспитанником школы-интерната при Ашхабадском художественном училище, где учились самые одарённые дети своего времени. 
Из этого интерната выйдут видные деятели туркменского искусства и культуры, которые знали друг друга с малых лет.
В 1940 году после обучения в интернате Иззат Клычев становится студентом Ашхабадского художественного училища.

***

В 17-летнем студенте сразу увидела огромный потенциал его первая преподавательница живописи и рисунка Юлия Прокофьевна Данешвар. 
Она приехала в Туркмению из Москвы со своим молодым мужем, азербайджанским графиком Музафаром Данешваром.
Тепло, взволнованно вспоминает о своём первом педагоге Иззат. 
«Внимательная, деликатная, обаятельная» – так характеризует её Клычев. 
Но главное свойство было то, что она сама была талантливым мастером. 
Ученица Сергея Герасимова и Александра Дейнеки, она получила настоящую школу.
…По вечерам, после занятий, Юлия Данешвар собирала своих воспитанников. Рассказывала им о Москве, Третьяковской галерее, Большом театре, любимых художниках, показывала монографии с цветными репродукциями.
«И тут судьба подарила мне дружбу с нашим преподавателем живописи Юлией Прокофьевной Данешвар, – вспоминал Иззат Назарович. – Точнее говоря, вначале это было наставничество, материнская забота, и лишь позже, когда я повзрослел, Юлия Прокофьевна стала моим старшим другом».
Именно эта художница и педагог помогла раскрытию способностей Иззата, уча, воспитывая и поддерживая его в работе над первыми холстами. 

Иззат Клычев. «Книжный базар», 1955

***

В 1942 году Иззат Клычев уйдёт на Великую Отечественную войну добровольцем. 
В одном из своих писем на фронт Юлия Данешвар писала Иззату:
«Ты несёшь в себе гордое чувство, которое мы называем любовью к искусству. И ничто не может его уничтожить: ни разрушения, ни зверства, ни смерть».
Иззат Клычев был на войне связистом. Ему приходилось прокладывать линии связи между штабами и воинскими частями. 
В любое время суток, часто во время боёв, не взирая на снег и слякоть, преодолевая большие расстояние по-пластунски, он налаживал связь. 
И вслед за продвижением войск к западу его догоняли весточки из Туркмении. Вместе с ними письма Юлии Прокофьевны Данешвар. Вот одно из них:
«Дорогой Иззат!
Письмо твоё, твои фотографии получила. Очень тебя благодарю. Я ношу их всегда с собою. С гордостью показываю их своим и твоим знакомым. 
Какой ты стал молодец. А пилотка к тебе идёт ничуть не меньше тюбетейки. Я очень рада, что моё письмо хоть и за полтора месяца, но всё же нашло тебя.
Вся страна с радостной тревогой следит за продвижением наших войск вперёд и вперёд. Далёкая твоя родина Туркмения гордится каждым вашим шагом. 
Мы понимаем, что нелегко выбивать фашистов из насиженных гнёзд. Но зато как приятно, как радостно сознавать, что ещё одна деревня, один город, ещё один клочок нашей советской земли отнят у врага и снова наш. 
Мы рады вам, наши дорогие воины-защитники. Ты даже не представляешь, в какой исторической битве участвуешь ты и твои друзья-однополчане. С каким нетерпением я жду твоего возвращения с полной победой… 
Тогда побеседуем, поговорим, как прежде. Я напишу твой портрет в пилотке и в военной форме. Горячо верю, что это осуществится…
Юлия Прокофьевна. 26. Х1-43года».
…В отдельной роте связи Иззат Клычев сражался под Воронежем, дважды участвовал в освобождении Харькова, форсировал вместе с однополчанами Вислу и Одер, встретил День Победы в поверженном Берлине и расписался на стенах рейхстага. 
О доблести и смелости связиста Иззата Клычева красноречиво говорят его награды – орден Красной звезды, орден Отечественной войны II степени и медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

***

После Великой Отечественной Клычев решил учиться дальше. 
В 1947 году он как фронтовик без экзаменов поступил в Ленинградскую академию живописи имени И.Е. Репина, где была создана национальная студия для одарённой творческой молодёжи из Средней Азии. 
Думал ли Иззат, расставаясь со своим дорогим первым наставником Юлией Прокофьевной, что больше никогда её не увидит. В 1948 году страшное ашхабадское землетрясение унесёт её жизнь. 
Когда Иззат прощался с Юлией Прокофьевной, она промолвила задумчиво:
«Иззат, едешь ты в Академию. Это большое счастье. Ты его заслужил верой и правдой. Будь его достойным».

Иззат Клычев. «Ледоход на Неве», 1956

***

И вот Иззат в Ленинграде – городе-солдате, перенёсшем страшную блокаду. Израненные дома на Невском. Надписи на многих из них: «Осторожно, артобстрел», «Бомбоубежище». 
…В Академии Иззат учился в мастерской И.А. Серебряного, затем Б.В. Иогансона. В свободное время, зачарованный, бродил, бродил по залам Эрмитажа и Русского музея. Часами простаивал у полюбившихся ему полотен. 
… С 1949 года Иззат Клычев участник республиканских, всесоюзных и зарубежных выставок.

Датский художник-карикатурист Херлуф Бидструп (второй слева) на выставке народного художника СССР Иззата Клычева (справа) в Академии художеств СССР

***

Темой его дипломной работы в Ленинградской академии живописи имени И.Е. Репина стали Каракумы. Чтобы выполнить её, Клычев пошёл простым рабочим в геодезическую экспедицию по Каракумам. 
Прокладывая всё лето на пятидесятиградусной жаре трассу будущего Большого туркменского канала, художник находил время и силы делать наброски, эскизы. 
Через год после написания дипломная картина «В пустыне Каракум» (1953) была экспонирована на Всесоюзной художественной выставке.

Иззат Клычев. «В пустыне Каракум», 1953

…После окончания Репинки Клычев возвращается в родной Ашхабад, где в период 1953–1954 годов преподает в Туркменском художественном училище имени Шота Руставелли. 

***

В 1954 году Иззат Клычев отправляется в Ленинград, где поступает и на протяжении четырёх последующих лет учится в аспирантуре в творческой мастерской выдающегося советского живописца, теоретика искусства, профессора Александра Герасимова. 
Здесь он создаёт грандиозное историческое полотно о Гражданской войне «За лучшую долю (На интервентов)» – первое монументальное полотно исторического жанра в истории туркменского изобразительного искусства. 

Иззат Клычев. «За лучшую долю (На интервентов)», 1957

Искусствовед Довлетмурат Дурдыев: «Образ каждого героя вычерпан автором из народа. В картине передан острый психологизм. В центре картины – образ молодого человека, который только начинает свой жизненный путь. Чувствуется неописуемое горе членов его семьи. 
…Наблюдая картину, замечаешь, нацеленность всех образов на единение во имя свободной жизни на земле. 
Иззат Клычев без слов сумел выразить духовные стремления, пробуждение колоссального патриотического чувства народа в тяжёлые времена. Он сумел придать образам истинно народные черты. Мальчик, держащий узду коня, плачь матери, предчувствующей невосполнимую потерю, девушка, растерянная неопределённостью своего будущего, мать, которая заключила в свои объятия родного сына – всё это создаёт реальный дух туркменского народа. …На заднем плане картины изображены воины, которые сливаются с пылью на фоне заходящего солнца. 
Это удачный приём, найденный автором, который направлен на активизацию миросозерцание зрителя. Пыль, поднятая в предзакатное время, вызывает у зрителя душевную тревогу, предчувствие беды. Зритель встревожен дальнейшей судьбой воинов, сливающихся с пылью.  Колоритное решение картины свидетельствует о том, что автор создал своё произведение на основе тщательного изучения реальной жизни, в результате неустанного творческого поиска, чем и было обеспечено успех и популярность картины».
…Картины Иззата Клычева «В пустыне Каракум» и «За лучшую долю», выполненные в классической манере русской реалистической школы, заслужили высокие оценки профессионалов и привлекли внимание широкой публики. 

Иззат Клычев. «Завтра праздник», 1972

***

1960-е годы – время становления творчества Клычева. Он стал постоянным участником региональных, союзных и международных выставок, в том числе первой крупной послевоенной международной выставки в Брюсселе (1958), двух Венецианских биеннале (1964, 1972).

Иззат Клычев. «Я и моя мама», 1963

В числе наиболее известных полотен мастера: «Я и моя мама» (1963), «Стригали» (1964), «Легенда» (1964). 

Иззат Клычев.  «Стригали», 1964

***

В 1967 году Иззат Клычев создаёт триптих «День радости», первый в истории национальной живописи, ставший событием в советском искусстве. Эту работу Клычева можно увидеть в Государственной Третьяковской галерее. 

Иззат Клычев. «Радость». Центральная часть триптиха «День радости», 1967

Триптих, как и многие другие его произведения, отличает композиционная уравновешенность и статичность. 
Экспрессию создаёт своеобразная палитра, яркие, карнавальные цвета, щедрые мазки кисти, чётко обозначающей контуры, но не оставляющей слепящих бликов и глухих теней.
Необыкновенно красивые туркменки с иссиня-чёрными распахнутыми глазами смотрят с центральной части триптиха на зрителя. 
Гордые, неприступные женщины со смуглой кожей, одетые в нежно-розовые и фиолетовые одежды, застыли, остановленные кистью мастера… 
Как на всех картинах Клычева, главным цветом здесь становится красный, но он не только живописует ковровые узоры, национальные одежды… 
Красной дымкой покрыты лица людей и даже народные музыкальные инструменты в руках музыкантов.
Эта работа стала настоящим событием в советском искусстве и ярким примером настоящей национальной живописи. 
…Искусствовед Ирен Кистович: «Живопись Иззата – это роман с красным цветом. Жаркий сухой климат Туркменистана создает строгие графичные контуры, наполненные насыщенным цветом, ясно отделённые друг от друга и контрастирующие с тоном пустыни. 
На фоне песков Каракумов одинаково ярко виден трепещущий цветок маленького мака и красная материя платья, струящегося по телу женщины. Сердолик, вкрапленный в тяжёлое серебро старинных украшений с золочеными орнаментами – не что иное, как рассказ древних зергеров (ювелиров) об этом маке, об этой женщине. 
Величественный красный туркменских ковров элегантно обрамлён черно-белой графикой орнамента. Клычевский красный – трудно объяснить что-то, не легко поддающееся описанию. Можно говорить о достоинствах пластики и колорита. 
Но роман – это сумасшедшая влюблённость в предмет любви, находящая в ней всё новые и новые оттенки».

Иззат Клычев. «Портрет художника КНР Ци-Му-Дуна», 1957
***

Клычев сумел объединить традиции народного творчества с приёмами «сурового стиля», определяя этим дальнейшее развитие туркменской живописи.
Все критики были единодушны в своём мнении: его искусство современно «не только потому, что он черпает материал для своей работы из окружающей его жизни, а потому, что оно насыщенно пониманием духа времени с его теснейшим переплетением национальных и интернациональных начал».
Именно тогда все заговорили, что благодаря Иззату Клычеву родился художественный стиль, который отныне и навсегда в истории мирового изобразительного искусства получит статус «туркменской школы».
В 1966-1967 годах серия «Моя Туркмения» экспонировалась на международной персональной передвижной выставке Иззата Клычева: Москва-Баку-Казань-ПНР-ГДР.
1967 год стал для мастера знаменательным: за серию произведений «Моя Туркмения» ему присудили Государственную премию СССР.

Иззат Клычев. Серия «Моя Туркмения» (1963–1965). Полотно из этой серии «Белуджи», 1965

***

Клычев стал лидером нового неформального искусства в Туркмении, к нему тянутся молодые художники, позднее создавшие группу «Семёрка». 
Это творческое объединение туркменских художников существовало в Туркменской ССР с 1971 по 1986 год.
В «Семёрку» вошли сценограф Шамухаммед (Шаджан) Акмухаммедов, художник кино Кульназар Бекмурадов, живописец Дурды Байрамов, живописец Станислав Бабиков, живописец Чары Амангельдыев, живописец Мамед Мамедов и скульптор Джума Джумадурды.

***

Особо в его творчестве стоит тема туркменской женщины – он создал галерею национальных женских типов: «Мать» (1967), «Ковровщица» (1968), «Мастерицы» (1969), «Вышивальщица» (1969), «Молодая туркменка» (1979).

Иззат Клычев. «Мать» («Радость семьи»), 1987

…Блистательны и неповторимы его образы женщин-белуджанок, ставших широко известными: «Женщина-белуджанка» (1971), «Белуджанка» (1972).
…Искусствовед Маргарита Халаминская, куратор отделения Средней Азии Союза художников СССР: «Клычев любит яркие, насыщенные цвета: жёлтые, красные, синие. Они звучат в его произведениях сильно и чисто, подчиняясь одновременно колористической гармонии целого. 
Присущее Клычеву стремление к декоративной выразительности цвета сочетается у него с точным следованием натуре. 
…Издревле и по сей день идёт по всему миру слава о замечательных коврах, сделанных искусными руками туркменских женщин. 

Иззат Клычев.  «Ковровщицы», 1972

Многие художники пытались запечатлеть на своих полотнах их удивительный труд, пленяясь необычностью и декоративной яркостью общего вида ковровых мастерских. 
Однако далеко не каждому удаётся передать то настроение взволнованной приподнятости, которое неизменно возникает, когда видишь, как работают ковровщицы. 
Именно этого добился Клычев в картине «Легенда». Красный цвет – основной для туркменского ковра – определил колористический строй картины, будто впитавшей все его оттенки, то приглушенно пламенеющие, то загорающиеся ослепительно и звонко. 

Иззат Клычев. «Легенда», 1964

Но всё это богатство цвета, обилие деталей, орнаментов и ритмов не заслоняет главного – поэтических образов туркменских женщин, как бы олицетворяющих собой вечно живой источник народного творческого начала». 

Иззат Клычев. «Счастье»

Кандидат искусствоведения Гурбанджемал Кураева: «"Счастье", "Волшебные узоры", "Ковровщицы" составляют самые известные работы Иззата Клычева. Глядя на плавные движения женских рук, их горделивую осанку и вежливость в обращении, изображенные им на картине, кажется будто само время застыло, но эта ситуация не вызывает случайное чувство, но сохраняет глубокий смысл, что представляет собой результат истинного таланта».

Иззат Клычев. «Волшебные узоры», 2001

***

Основой цельности Иззата Клычева, его искусства – своеобычного и яркого, в котором как бы встретились вчера, сегодня и завтра – было святое чувство общности с многонациональной Отчизной.
…За свою жизнь Иззат Клычев получил множество почетных званий – заслуженного деятеля искусств Туркменской ССР, заслуженного художника Туркменской ССР, народного художника Туркменистана, народного художника СССР. 
В 1983 году ему присвоено звание Героя Социалистического Труда. 
В 1988 году Иззат Клычев избран действительным членом Академии художеств СССР. Так он стал первым среднеазиатским академиком в живописи. 
…Указом Президента РФ Владимира Путина от 28 ноября 2003 года №1407 «за большой вклад в развитие и укрепление российско-туркменского сотрудничества в области культуры» награждён орденом Дружбы. 

Иззат Клычев. «Сельская лечебница», 1990

***

Но Иззата Назаровича, прежде всего, волновали не столько звания, сколько возможность экспонировать свои работы и зрительское признание.
Его картины экспонировались в крупнейших галереях планеты – от США до Японии. 
Международные выставки с участием Иззата Клычева и его персональные выставки в советские и постсоветские годы проходили в Австрии, Азербайджане, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Венгрии, Германии, Египте, Индии, Италии, Канаде, Кубе, Монголии, Польше, России, Румынии, Северной Корее, Соединенных Штатах Америки, Франции, Чехословакии и Эстонии. 

Иззат Клычев. «Осенние плоды», 1985

Так, в 2000 году состоялась его персональная выставка в Лондоне. Её подготовка была сопряжена с сомнениями: как встретит английская публика, воспитанная на поп-артовских тенденциях, работы туркменского художника, пусть даже очень-очень известного? 
А она с восторгом приняла восточную сказку Иззата Клычева, в картинах которого столько горячего солнца. 
Кстати, сам художник не раз говорил своим ученикам: 
«Если в картине есть солнце, оно должно обязательно греть».

Иззат Клычев. «Наше солнце», 1964

***

Он объехал полмира. На языке живописи Иззат Клычев рассказал своим согражданам о людях, красоте и величии Нового света, Европы, Азии, Африки. 
Миру – открыл свой родной Туркменистан.
«Когда я был в Штатах, в Лос-Анджелесе, Вашингтоне, – вспоминал Иззат Назарович, – мне доводилось спрашивать у многих людей самых разных профессий, веры и состояний: 
«Зачем нам, человечеству, эта губительная, последняя из всех войн термоядерная бойня? Ведь жизнь так прекрасна!
Никто, никто не ответил на этот вопрос: «Нужна!»
Таких людей я не встречал, хотя знаю, что они есть.
Сколько стран я ни объехал – Италию, Францию, Йемен, Эфиопию и много, много других, – я видел, что народы за мир, народы против войны…»
Да, столкнувшись с ужасами войны, Клычев в послевоенные годы в каждой своей работе стремился воспевать счастье мирной жизни. 

Иззат Клычев. «Гозель», 1959

***

Иззат Назарович не любил рассказывать о Великой Отечественной. Он был мирным человеком и ему претили воспоминания об ужасах войны. 
В одном из интервью у Иззата Клычева спросили, какие эпизоды войны он запомнил особо. Рисовал ли он?
Он задумался. Потом сказал:
«Воевал, как все. Рисовать было некогда».
И замолк. 
Юлия Данешвар, его наставница по художественному училищу, прислала ему на фронт письмо, в котором посоветовала всегда держать при себе карандаш, чтобы в свободную минуту делать наброски о военных событиях. 
Иззат не прислушался к её совету, но через всю войну пронёс в нагрудном кармане гимнастерки это письмо.
Вспоминал Иззат Назарович о Великой Отечественной мало, но переписывался с однополчанами и однажды совершил поездку по местам боевой славы. 

Иззат Клычев. «Портрет учёного историка Героя Советского Союза Пена Реджепова», 1985

А портреты ветеранов войны писал с удовольствием. После осмысления пережитого за военные годы Клычев напишет удивительную серию ветеранов, получивших ранения и увечья на фронте: «Портрет ветерана Великой Отечественной войны Сейтнияза Атаева» (1976), «Портрет учёного историка Героя Советского Союза Пена Реджепова» (1985), «Портрет ветерана Великой Отечественной войны Сахата Реджепова (1985) и другие.

Иззат Клычев. «Портрет ветерана Великой Отечественной войны Сахата Реджепова», 1985

Вот портрет народного писателя Туркменистана Сейитнияза Атаева, за спиной которого портрет молодого офицера в военной форме с орденами на груди, положившего руку на венский стул. 
Это тоже Сейитнияз Атаев, но молодой, только что вернувшийся домой с Победой. 

Иззат Клычев. «Портрет ветерана Великой Отечественной войны Сейтнияза Атаева», 1976

Интересна деталь, использованная в картине Иззатом Назаровичем, – один и тот же венский стул, на который опирается поседевший писатель спустя десятилетия. 
Портрет заставляет зрителя задуматься, что хотел сказать этим Клычев. Возможно, он напоминал зрителям, что жизнь человека коротка, даже в сравнении с предметами быта, и надо беречь мир на земле.
Обращаясь к теме войны, Иззат Клычев, по его собственным словам, всегда стремился «показать во всей остроте и боли то, что не должно повторяться никогда и ни при каких обстоятельствах».

Иззат Клычев. «Физики», 1960-е гг.

***

Война и мир – эта вечная тема будет прослеживаться на его полотнах и много позже. 
Взгляните на холст «Афганистан» (1988), написанный почти через полвека после Великой Отечественной. Картина, на которой встречаются сразу три поколения, показалась бы идиллической… если бы не те ружья, которые держат в руках женщины, та пулеметная лента, которой играет младенец, те изуродованные снарядами стены домов. 

Иззат Клычев «Афганистан», 1988

Солнце ровно и щедро заливает полотно, оживляет цвета афганских национальных нарядов, ложится яркими пятнами на женские лица, и оставляет тусклым металл автомата. 
В оригинальной творческой манере Иззат Клычев указывает на этот явный диссонанс – война и материнство, ребёнок и оружие в руках молодой женщины. 
Но сквозь это несоответствие звучат и ноты надежды, заключенной в твёрдом выражении лиц, в силе характера изображенных женщин, которые своей любовью и красотой способны спасти и сохранить мир. 

Иззат Клычев. Иллюстрация к туркменской народной сказке «Кызыл-гюль»

*** 

Его творчество сформировало пути развития туркменской живописи. 
Иззат Клычев – первый мастер, который вывел туркменское изобразительное искусство на мировой уровень. 
…Из воспоминаний народного художника Туркменистана Дурды Байрамова: «Однажды Иззат Назарович пригласил меня, студента училища, к себе в мастерскую. Я был покорён его розами. 
Впервые в жизни я увидел цветы в таком исполнении – они словно пели. Иззат Назарович выбирал такой ракурс, что часть цветов выпадала за раму, и это придавало картине композиционный шарм. 
Как известно, я – портретист со студенческой скамьи, но после посещения мастерской Иззата Назаровича «хронически заболел» цветами, и раз в году – в мае или июне – позволял себе отойти от портретного жанра и устраивал цветочный период».
…Из воспоминаний известного туркменского сценографа, заслуженного деятеля искусств Хакасии Бердыгулы Амансахатова: «В произведениях Иззата Клычева отчетливо просматривается национальный характер, он раскрывает образы главных героев с использованием небольшого набора красок. 
Художник способен выполнять точные портреты в типизированной форме, как известные художники эпохи Итальянского Возрождения, такие как Рафаэль, Леонардо да Винчи, Веронезе, Тициан, то есть воплощает в себе возвышающую силу, поэзию. 
На первый взгляд они кажутся точными, но если присмотреться, то становится понятно, что в них заключен национальный характер. 
…Иззат Назарович для меня, Дурды Байрамова и Аннадурды Алмамедова был кумиром. И мы старались подражать ему в манере поведения, умении со вкусом одеваться. 

Впрочем, он был во всём недосягаем. Говорил Иззат Клычев мало и очень тихо, зато каждое его слово попадало точно в цель. 
Так было, к примеру, когда я показывал ему свою новую работу: всё, в чём я сомневался неделями, он лаконично озвучивал с первого взгляда».
…Из воспоминаний Мурада Алиева, российского и туркменского кинорежиссёра, заслуженного деятеля искусств Туркменистана, лауреата многих кинофестивалей как российских, так и международных: «Иззат Назарович Клычев – мой сосед. Мы жили в городе Ашхабаде на одной улице – улице Карла Маркса. Я жил в доме номер десять. Клычевы жили в доме номер двадцать. Это буквально рядом с проходной ЦК Компартии Туркменистана. 
Мы много лет соседствовали. Я был знаком больше, конечно, с дочерями, особенно со старшей Марал, бывал несколько раз у них дома. Девчонки со мной дружили. Мы и во дворе, и в комнате чай попьем, поболтаем. 
Мы как-то дружили все, кто жил рядом, как говорится, ребята с одной улицы. 
Иззат Назарович всё время был в мастерской, много работал там.
Когда он был дома, выходил, спрашивал, как дела, как поживаете. 
Я только-только ВГИК окончил. Работал на киностудии Туркменфильм, был молодым режиссёром.
И вот я Иззата Назаровича запомнил, в принципе, вот таким домашним человеком.
Конечно, через какое-то время я уже понимал, что это великий художник Иззат Клычев. Он уже был Герой Социалистического Труда. Это высшая награда была Советского Союза, народный художник СССР… Каких там только регалий не было! 
Через много лет, уже видя его выставки, его картины, я понимал, что я как-то прикоснулся, к личной жизни этого великого человека. 
То есть фактически знаком я не был с ним – ну, только: “Здрасьте, Иззат Назарыч!” – “Ой, здрасьте, молодой человек, как дела, как у вас в кино?” Он всегда интересовался. Это всё, что я могу вспомнить об этом великом человеке, но он действительно гордость. 
Он гордость не только туркменского народа, он гордость всего Советского Союза. Думаю, и мировая гордость.
Несколько лет назад выставка Клычева была в Москве. Мы, уроженцы Туркменистана, все собирались. Много-много представителей творческой интеллигенции было. Вспоминали Иззата Назаровича. В общем, конечно, это замечательно, что был такой великий художник».

…Художественный руководитель и главный дирижёр Ярославского академического симфонического оркестра, народный артист России Мурад Аннамамедов: «Для меня, туркмена – представителя современного европейского музыкально-исполнительского искусства, – эта культура пришла в Туркменистан в ХХ веке, имя Иззата Назаровича Клычева, наряду с Вели Мухатовым, Берды Кербабаевым, Аманом Кульмамедовым, Хыдыром Аллануровым... – легендарная классика.
Я не был удостоен личным общением с Иззатом Назаровичем, но, как и молодежь Туркменистана, находился под влиянием первопроходцев миров, наук и искусств, ранее не бытовавших в Туркменистане. 
С юности и всю свою жизнь несу в своём сознании выдающиеся музыкальные, сценические, кинематографические, скульптурные, живописные произведения туркменских корифеев.
Одним из самых значительных мне представляется Иззат Клычев.
Его творчество, своей многожанровостью, мастерством и колоритом является поводом для вдохновения современников и потомков.
Так будет во веки веков».
…Доктор социологических наук, профессор Овездурды Мухамметбердыев: «Можно с уверенностью сказать, что произведения Иззата Клычева, взятые в совокупности, представляют собой своеобразную энциклопедию туркменской психологии, национального сознания туркменского народа».

***

Он оставил после себя множество пейзажей, портретов, исторических полотен. 
Работы Иззата Клычева находятся в собраниях:
– Государственная Третьяковская галерея.
– Государственный музей искусства народов Востока (Москва).
– Туркменский государственный музей изобразительных искусств (Ашхабад).
– Дирекция выставок Союза художников Туркменистана (Ашхабад).
Работы художника находятся также в ряде музеев России и во многих частных собраниях мира.

Иззат Клычев. «Мартирос Сарьян в Туркмении в 1934 году», 1985

…Так, в Туркменском государственном музее изобразительных искусств в Ашхабаде привлекают, в частности, внимание его портреты – как простых людей, безымянных сельчан и рабочих, так и выдающихся современников мастера. 
Красной «дымкой» овеяны и лица людей, и горы, и небо, как, например, на представленных здесь холстах «Ветеран колхоза» (1971) и «Дальняя застава» (1977). 
Но красный здесь отнюдь не цвет войны, а скорее цвет яркого солнца, просвечивающего сквозь веки, горячего воздуха и горячих сердец. 
Красный цвет, преобладающий на полотнах «Мальчики» (1976) и «Радость семьи» (1987), утверждает любовь и согласие, символом которого становятся белые бумажные самолётики – самодельные «голуби мира» в детских руках.

Иззат Клычев. «Мальчики», 1976

***

В последние годы жизни Иззат Назарович работал над исторической картиной «Геок-Тепинское сражение», посвящённой трагичным событиям туркменской истории – захвату войсками генерала М. Д. Скобелева Геоктепинской крепости. 
Начиная свой путь в искусстве с исторических полотен, он хотел завершить его сложной философской притчей. 
Картина даже в неоконченном виде демонстрирует силу эмоциональной и творческой зрелости одного из интереснейших художников советского и постсоветского периодов.
…В яростной схватке смешались кони и люди, «слышатся» крики, брань, ржание лошадей, бряцанье оружием… 
В незавершённости этой картины, размытости лиц и недосказанности сюжета пронзительно звучит тема жизни, как будто художник сознательно остановил время, не дожидаясь конца сражения…

Иззат Клычев. «Геок-Тепинское сражение»

***

Творческое наследие Иззата Клычева бесценно, а произведения являются важнейшим вкладом в сокровищницу мирового и туркменского искусства. 
Клычев продолжает жить и в нашей памяти, и в своих работах, каждая из которых – яркая страница из его биографии, его судьбы, неотделимой от истории Советского Союза и Туркменистана, судеб современников.

 

Фото из архива семьи Клычевых и из открытых источников.

5
1
Средняя оценка: 2.875
Проголосовало: 24