Михаил Григорьев: «Это за мной…»

По заданию «Молодой гвардии» Григорьев стал полицейским в оккупированном Краснодоне. Он слушал, о чём говорили захватчики и предатели, а потом передавал информацию в штаб. 

25 ноября 1924 года в небольшой деревне Липнец Орловской области (сейчас относится к Брянской области) родился Михаил Николаевич Григорьев. Происходил он из обычной, рабочей семьи. Пелагея Матвеевна занималась ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей, а отец Николай Михайлович трудился строителем. Из-за профессии отца семья часто переезжала, поскольку его направляли на новые объекты. 
В 1932 семья Григорьевых жила в совхозе «Красная роза», что в Крыму. Там Михаил и пошёл в первый класс. Однако через четыре года семейству пришлось переехать на Донбасс, поскольку отцу предложили там работу. Сначала они обосновались в рабочем посёлке при шахте № 6 «Центросоюз». А через три года переехали уже в город Краснодон. А Михаил стал учиться в седьмом классе школы № 4 имени Ворошилова. 
Новая классная руководительница мальчика Е. Х. Овчарова спустя годы вспоминала: «Посадила я Мишу за вторую парту, потому что он был невысокого роста, но физически крепкий. Он сразу же показал себя хорошим, внимательным, скромным учеником. Успеваемость у него была хорошая, дисциплина отличная. Вскоре я узнала, что Миша хорошо рисует. На него была возложена обязанность художественно оформлять стенные газеты. Кроме рисунков любил Миша и покритиковать своих товарищей за недостойные поступки. Рисунки же свои подписывал очень остроумно, так что газета становилась живой и интересной».
Однако Михаил увлекался не только рисованием. Как и большинство советских детей того непростого времени, мальчишка по-настоящему любил читать. Книги позволяли не только узнать что-то новое и интересное, но и отвлечься от проблем. Поскольку Миша читал быстро, то был записан сразу в две библиотеки: в школьной и клуба имени Горького. Поглощал он самую разнообразную литературу: от классической до исторической. А любимыми его авторами являлись Лев Николаевич Толстой, Михаил Юрьевич Лермонтов и Александр Сергеевич Пушкин. 

Чуть позже в его жизни появилась новая страсть – небо. Здесь сыграла роль мощная агитация. В конце 1930-х годов в Советском Союзе практически невозможно было встретить мальчишку или девчонку, которые бы не хотели стать пилотами. Образы Валерия Чкалова и Валентины Гризодубовой прочно засели в головах подрастающего поколения. Школьники мечтали о покорении новых высот, дальних экспедициях, беспосадочных перелётах. Им хотелось ставить новые рекорды! Такие же мечты были и у Михаила. И он прикладывал много сил, чтобы фантазия стала реальностью. Мальчишка записался в кружок авиамоделизма, учился стрелять (он был уверен, что этот навык жизненно необходим лётчику при освоении новых земель), хорошо учился. Будучи восьмиклассником, весной 1940 года, Григорьев вступил в ряды ВЛКСМ. К тому времени Михаил уже начал работать. Финансовое положение в семье сильно ухудшилось, поэтому ему пришлось уйти в производство, чтобы помогать матери. Совмещать работу и учёбу стало невозможным. Но Михаил нашёл выход. Он перевёлся в вечернюю школу рабочей молодёжи. При этом от мечты покорить небо парень не отказался. Однако этому не суждено было осуществиться. 
К тому времени уже шла Великая Отечественная война. Враг рвался в восточном направлении, оккупируя всё новые земли. Красная армия и весь советский народ отчаянно сопротивлялись, но остановить немецко-фашистских захватчиков никак не получалось. Постепенно противник добрался до Донбасса. Оккупация оставалась лишь вопросом времени. Ближе к лету 1942 года началась постепенная эвакуация производств, колхозов и совхозов из Краснодонского района. Вместе с предприятиями родную землю покидали и люди. Однако многие всё равно остались, не смотря на приближавшуюся катастрофу. Не покинул родительский дом и Михаил. Он находился в Краснодоне, когда ранним утром 20 июля в город вошли оккупанты. Но парень не собирался просто жить, подстроившись под новую власть. Для него это было неприемлемо. Михаил решил бросить вызов немцам и сделать всё для того, чтобы его Родина победила. Вскоре Григорьев узнал – он не один. В Краснодоне и близлежащих населённых пунктах хаотично образовались подпольные группы сопротивления. А осенью 1942 года они объединились в партизанскую организацию «Молодая гвардия». 

*** 

Вначале Михаил выполнял стандартные поручения лидеров подпольных групп: собирал оружие, боеприпасы, медикаменты. Затем принялся писать и распространять агитационные листовки. Однако потом ему поступило особое задание. Руководство «Молодой гвардии» решило, что Михаил должен превратиться в «предателя». Проще говоря, ему необходимо было стать полицейским, чтобы передавать штабу планы противника. Естественно, правды никто не знал, даже мать. И поэтому, когда Пелагея Матвеевна со слезами на глазах спросила у сына, зачем он пошёл в полицейские, Михаил сухо ответил: «Мама, так надо». 
Правда, в «предателях» Григорьев проходил около месяца. Из полиции его выгнали из-за «недисциплинированности». Он часто прогуливал дежурства, «потерял» два пистолета, то и дело ругался с сослуживцами. В конце концов, начальнику полиции это надоело, и он выгнал Михаила. Предатель подозревал, что Григорьев имеет отношение к партизанам, но доказать этого не мог. И поэтому за парнем следили. Через какое-то время Григорьева даже арестовали. Допрашивали, пытались добиться «правильных» показаний. Но тщетно. Михаил вёл себя спокойно и рассудительно. 
Спустя трое суток Григорьева отпустили, слежка также была прекращена. И Михаил вернулся к привычным обязанностям в «Молодой гвардии». Часто подпольщики собирались на квартире у одного из лидеров организации – Виктора Третьякевича. Ребята обсуждали планы и новые диверсионные операции. На одном из собраний ребята предложили руководству взорвать здание дирекциона во время празднования Нового года, похоронив под руинами офицеров, солдат и их пособников. Однако лидеры подполья этот план не одобрили. А Третьякевич сказал: «Ущерба немецкой армии мы не нанесём, а пострадает мирное население». 
Зимой финансовое положение Григорьевых стало совсем плачевным. Денег и еды практически не было. Мать то и дело спрашивала сына, когда тот начнёт работать. Но Михаил отвечал одно и тоже: «Не беспокойся, мамка, будет всё, когда наши придут».
Благодаря сводкам Совинформбюро ребята знали, что в войне произошёл перелом. Красная армия сумела остановить продвижение врага, сломав ему хребет под Сталинградом. А теперь и вовсе советские войска начали контрнаступление. Постепенно оживал и Донбасс. В селах всё чаще появлялись разведчики. А немцы, румыны и их пособники начали сбегать. Молодогвардейцы распространяли листовки, рассказывая людям, что скоро произойдёт долгожданное освобождение. 

В начале января 1943 года оккупанты решили покончить с «Молодой гвардией», бросив все силы на поимку партизан. Последовала череда арестов. Григорьев и ещё несколько подпольщиков хотели сбежать за линию фронта к своим, но у них не получилось. Лидеры групп настойчиво рекомендовали партизанам сбежать или спрятаться. Но их не слушали. Молодость сыграла с подпольщиками злую шутку. Остался и Михаил. Он не смог оставить мать. И ночью 27 января, когда уже большинство молодогвардейцев были убиты, в дверь Григорьевых постучали. Михаил проснулся, увидел испуганную мать и сказал: «Это за мной». 
В дом вошли два полицейских. Они приказали Михаилу следовать с ними. Подпольщик не сопротивлялся. Он оделся, поцеловал мать и ушёл. Больше Пелагея Матвеевна сына не видела… Парня доставили в здание полиции. Последовали допросы, избиения, пытки. Но он так ни в чём и не признался. А 31 января его и ещё нескольких партизан привезли к шурфу шахты № 5. Среди обречённых был и хороший друг Михаила, Анатолий Ковалёв. Толя и предложил попробовать сбежать, ведь хуже им уже явно не будет. 
Когда ребят подвели к шурфу, начальник полиции Соликовский (по другим данным Суликовский) усмехнулся и, глядя на Толю, сказал: «Я убиваю тебя восьмидесятого своей собственной рукой». Но Ковалёв извернулся и побежал. Раненый и замёрзший, он сумел избежать страшной участи. А вот Михаил не смог. У Григорьева просто не хватило сил. Он попытался убежать, но его быстро поймали, избили и живым сбросили в шурф. 
14 февраля 1943 года Краснодон был освобождён, а в марте тела молодогвардейцев были подняты из шурфа. Затем юных героев похоронили в братской могиле на центральной площади Краснодона. Там покоится и Михаил Григорьев. 
Посмертно молодогвардеец был удостоен ордена Отечественной войны I-й степени и медали «Партизану Отечественной войны» I-й степени. 

5
1
Средняя оценка: 3.10714
Проголосовало: 28