Как Красная Армия отстояла Днепр

23 декабря 1943 года завершилась эпохальная битва за Днепр, длившаяся больше четырех месяцев. Может показаться парадоксом, но ее финалом стала оборонительная операция по окончательному срыву гитлеровского реванша с целью восстановить контроль за великой русской рекой…

С точки зрения формальной хронологии, полное освобождение берегов Днепра от фашисткой нечисти произошло несколько позднее. Правобережные районы Запорожья, например, с территорией расположенного между обоими частями города огромного острова Хортица, были оставлены оккупантами аккурат к Новому, 1944, году – в ночь с 29 на 30 декабря. А еще под контролем «фрицев» оставался немалый участок на правобережье Киевской и Черкасской областей – так называемый «Корсунь-Шевченковский выступ», ликвидировать который полностью в ходе соответствующей наступательной операции Красной Армии удалось лишь под конец февраля.
К тому же бои на правом берегу великой реки не утихали, по большому счету, ни на день, пусть и велись на разных участках многосоткилометрового фронта с разной интенсивностью. Так что четкого перерыва в таких боях с положенной оперативной паузой просто не было. Соответственно, как минимум, рядовые бойцы и младшие командиры вряд ли даже задумывались о том, что в канун католического Рождества успешно завершили одно из самых эпохальных в истории Второй мировой войны сражений. 
Ведь уже практически на следующий день, 24 декабря, они получили очередные приказы – в рамках новой, теперь уже наступательной операции – Днепровско-Карпатской, начавшейся наступлением частей 1-го Украинского фронта на Винницу и Житомир. 
Но для того чтобы начать генеральное наступление с целью освобождения теперь уже Правобережной Украины, 1-му Украинскому пришлось выдержать жестокие бои со стремившимися взять реванш немецкими войсками – большей частью свежими, спешно переброшенными с итальянского фронта. Который высадившиеся в Сицилии англичане и американцы штурмовали с такой «интенсивностью», что гитлеровские генералы без малейшего опасения решились изъять оттуда несколько полнокровных пехотных и танковых дивизий для переброски на те участки, где Третьему рейху грозила реальная, а не виртуальная опасность.

***

Подручные Гитлера были опытными военачальниками и понимали, что после срыва их наступления на Курской дуге, на которое они по приказу своего фюрера поставили практически все имеющиеся резервы, противопоставить мощному советскому контрудару на Левобережье им практически нечего. Так что до Днепра они летом-осенью 1943 просто отступали, пусть и огрызаясь ожесточенно, цепляясь за каждый мало-мальски крупный город, предварительно превращенный в хорошо укрепленный оборонительный район. И лелея надежду на то, что широкая река с высоким правым берегом уж точно станет неприступным препятствием для Красной Армии.
Как известно, планы эти не оправдались – советские войска просто не дали немцам времени достаточно укрепить всю береговую линию Днепра. Ну а менее укрепленные его участки быстро форсировались нашими бойцами с захватом плацдармов. 
После этого наступало время для оперативного искусства Ставки Верховного Главнокомандования и руководства четырех наступавших фронтов на местах. С чередованием ударов на разных участках – чтобы спровоцировать противника перебросить силы на опасные направления и нанести затем новый удар по «оголенным» немцами районам.
Таким внешне нехитрым (но на самом деле требующим огромного полководческого мастерства!) маневром РККА меньше, чем за два месяца не просто взяла под контроль большую часть 750-километровой береговой линии Днепра с рядом крупных городов, но и отбросила врага на многие километры к западу от реки. 
А самой важной и символичной победой советских бойцов в этом ряду, конечно, стало освобождение Киева – в канун годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Хотя, безусловно, эта победа отнюдь не была устроена «к дате, не считаясь с потерями» (как это любят писать антисоветские источники). Наоборот, она была достигнута благодаря точнейшему расчету командования, дождавшегося максимального ослабления сил гитлеровцев на ключевых оборонительных рубежах столицы Советской Украины. 

***

Однако, как отмечалось выше, гитлеровские военачальники не растеряли свой опыт. Тем более что он изрядно обогатился совсем недавними сражениями на Восточном фронте. 
И попадание в «котел» 6-й армии Паулюса, слишком уж далеко углубившейся в советскую оборону, отчего и оказавшейся окруженной в Сталинграде. И печальный опыт харьковской наступательной операции РККА в мае 1942 года, когда сотни тысяч советских войск, уже видевших предместья Харькова и готовые гнать оккупантов до Днепра, из-за мощных фланговых ударов немецких войск тоже оказались в окружении.
А потому в Берлине попытались повторить нечто подобное в отношении уже войск генерала Ватутина. Надеясь, что у советского командования наступит своего рода «головокружение от успехов» (вспоминая заголовок знаменитой статьи Сталина с осуждением перегибов при проведении коллективизации сельского хозяйства), и Вермахт сможет взять реванш за обидное поражение с утратой «Восточного вала» по Днепру, на который Гитлер возлагал столь огромные надежды.
Первоначально казалось, что расчеты немцев вполне могут оправдаться. Дивизии 1-го Украинского фронта развили стремительное наступление на запад, отбросив врага больше, чем на сотню километров, так что в 10-х числах ноября даже заняли Житомир. И как раз к этому моменту в данный оперативный район прибыли серьезные подкрепления из Италии.
В отличии от ситуации на Курской дуге, отличительной чертой которой тоже был достаточно длинный выступ в сторону немецких позиций, занятый войсками двух советских фронтов, Воронежского и Центрального, обстановка к западу от Киева заметно отличалась. И, увы, не в лучшую для нас сторону. 
Ведь до начала вражеской операции «Цитадель» наши войска готовились к отражению гитлеровского наступления несколько месяцев. Строились мощные оборонительные сооружения, создавались мобильные группы противотанковой артиллерии, наконец, в войска завозились боеприпасы и снаряжение. 
Ничем похожим подразделения Ватутина похвастаться не могли. Все-таки ожесточенные бои за Киев порядком уменьшили их численность и насыщенность боевой техникой, а восполнить потери в полной мере не было времени, да и затрудненная, из-за уничтожения мостов через Днепр, логистика не помогала. Понятно, что за считанные дни, прошедшие с момента изгнания немцев с обширной территории от Киева до Житомира до начала вражеского контрудара, просто физически невозможно было построить серьезные оборонительные сооружения. Вроде противотанковых рвов, блиндажей, окопов, обшитых досками, и так далее. Особенно в ноябрьскую слякоть, перемежающуюся все более частыми морозами.
К счастью, советское командование тоже училось на своих ошибках, и ошибок образца 1941-42 гг. уже не допускало. Особенно на таком стратегически важном направлении, как Днепровское, курируемое и одним из лучших полководцев Красной Армии Жуковым, и начальником Генштаба Василевским. А потому 1-ый Украинский фронт вовремя получил приказ приостановить наступление, чтобы не растягивать коммуникации, могущие быть перерезанными мощным ударом вражеской группировки с южного фланга – от Белой Церкви.
Впрочем, несмотря на вовремя принятые меры, полностью нивелировать массированное наступление с применением почти десятка только танковых дивизий врага не удалось. Уже 20 ноября четырем советским дивизиям пришлось с боями прорываться из окруженного Житомира, который вновь оказался оккупированным, теперь уже до конца декабря.
Тем не менее и реализовать свою «программу-максимум» («гнать большевистских варваров обратно до Днепра» с восстановлением контроля над «Восточным валом») гитлеровцам уже не удалось. Их наступление к концу ноября было остановлено приблизительно в 60 км к западу от Киева.

***

Об этом эпизоду Великой Отечественной не так уж много написано – что в исторических источниках, что в литературе и искусстве, посвященном военному периоду. отсутствия масштабных побед – вроде освобождения Киева. 
А без этого остается лишь «суровая проза войны». Освободили Житомир – отступили от Житомира, вновь изгнали оттуда оккупантов спустя полтора месяца, теперь уже навсегда… 
Такое на войне случается и, увы, почаще, чем эпохальные победы, о которых помнят спустя десятилетия. Много ли знает среднестатистическая аудитория о кровопролитнейших полуторагодичных боях на Ржевском выступе, трех битвах за Харьков, из которых лишь последняя увенчалась окончательным освобождением первой столицы Советской Украины? Если и знает, то уж точно меньше, чем о блистательном завершении боев под Сталинградом, освобождении Киева или взятии Берлина. 
А ведь в ноябрьско-декабрьской операции 1943 года, получившей название «Киевская оборонительная», участвовало 730 тысяч советских бойцов – почти треть из 2,6 млн в составе всех четырех советских фронтов, принимавших участие в битве за Днепр. Это число красноармейцев перед началом операции, к ее концу из-за немалых потерь героев в строю осталось куда меньше…
И ещё цифра – уже из области вражеских потерь. За все время Днепровской наступательной операции было разгромлено шестьдесят немецких дивизий, из которых десять танковых и одна моторизованная. А в ходе одной только Киевской оборонительной операции бойцы 1-го Украинского фронта разгромили шесть немецких танковых и моторизованных дивизий, то есть больше половины из общего числа подразделений такого типа. Это на протяжении четырёхмесячных боев за Днепр.
Так что несложно представить, каким на самом деле был накал вроде бы малоизвестного сражения, ставшего финалом битвы за контроль над великой русской рекой. Победа в сражении тут же повлекла за собой бегство немцев, порой даже без боя, практически со всех участков на днепровском побережье, кроме разве что Корсунь-Шевченковского выступа. Как в том же Запорожье, откуда враг предпочел уйти по-английски, не прощаясь. Понимая, что после краха куда более мощной группировки, пытавшейся устроить бойцам Ватутина «котел», надеяться уж точно не на что.
Так героизм бойцов РККА, не просто освободивших, но и сумевших отстоять Киев от пытавшегося взять реванш ненавистного врага, окончательно закрепил достигнутую эпохальную победу в битве за Днепр и создал условия для скорого продолжения освободительной миссии нашей армии уже на Правобережье Советской Украины.

5
1
Средняя оценка: 3.26316
Проголосовало: 19