Соборное мнение о Мазепе

«Скверное лице, мерзская машкора, струп и студ твой, Малая Россие, измена Мазепина!» — Это гневное поэтичное восклицание принадлежит киевлянину-малороссу Феофану Прокоповичу. Епископу, признанному авторитету России первой половины XVIII в. Одному из лучших преподавателей риторики, математики и богословия, получившему европейское образование. Образованнейшему человеку своего времени, активному участнику реформаторских процессов Петра Первого. 

А сегодня, в день 385-летия со дня рождения самого знаменитого русского Иуды, которое исполняется 20 марта 2024 г., читаем в мегапопулярном сетевом справочнике, явно «толерантном»:

«Иван Степанович Мазепа. Гетман Войска Запорожского (1687—1704) с изменением титула на “Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетман” (1704—1709) под протекторатом Русского царства. Сподвижник Петра I в проведении внешней и внутренней политики России в конце XVII — начале XVIII веков. Управлял Левобережной Украиной и Киевом, ограничив политическую самостоятельность Запорожской Сечи. Много сделал для экономического подъема подвластных ему территорий. Во время восстания Палия временно контролировал Правобережную Украину.
В 1708 г. в ходе событий Северной войны между Россией и Швецией перешел на сторону шведского короля Карла XII. После поражения Карла XII под Полтавой (1709) бежал в Османскую империю и умер в городе Бендеры.
Описание деятельности Мазепы значительно политизировано. В советской и российской историографии Мазепа рассматривается преимущественно как предатель государства. На Украине же Иван Мазепа считается национальным героем. Украинский историк М. С. Грушевский охарактеризовал переход Мазепы к шведам так: “Политический шаг Мазепы был раздут как поступок небывалый и чрезвычайный. Но в действительности в этом поступке Мазепы и его единомышленников не было ничего чрезвычайного, ничего нового”».

Чувствуете, как деликатно? «Перешел», а не «предал, падлюка, Государя, клятву ему, народ свой!» И Мыхайло Грушевський, историк, председатель самостийной Центральной Рады УНР в 1919 г., — «молодец», обелил. Да и то: «ничего чрезвычайного, ничего нового» — мы уже в новейшие украинские времена убеждались не раз.

«Что же речем об измене окаянного Мазепы?»

Вспомню событие тех лет, когда отмечалось 300-летие «Полтавской виктории»; мне привелось участвовать в работе ряда конференций не только в Киеве.

21-го октября 2011 г. в информационно-культурном и деловом центре Русского национально-культурного общества Харьковской области состоялась презентация уже успевшей к тому моменту громко прозвучать книги «Соборное мнение о Мазепе». 
Презентации издания прошли в Киеве, Донецке, Николаеве, пришел черед и Харькова. Надо сказать, что 500-страничный том в Харькове и был выпущен, тиражом 1000 экз., что по нынешним временам и немало. 

Из составителей необычного тома назову в первую очередь историка, члена Союза писателей России, председателя Русской общины Полтавской области Виктора Шестакова.

Нельзя не согласиться с утверждением, что Мазепа и сегодня является краеугольным камнем всего антироссийского идеологического построения на Украине. Так что же это за книга, которую авторы уместно самоназвали «книга-симпозиум, книга-ассамблея»? 

Идея книги возникла еще в тот момент, когда русских людей возмутил выход в свет в Российской Федерации в серии ЖЗЛ биографии Мазепы, написанной сотрудницей Санкт-Петербургского университета Татьяной Таировой-Яковлевой. За эту апологию Мазепы питерская «исследовательница» была удостоена Виктором Ющенко ордена княгини Ольги III степени. Тогда ответом питерской мазепианке стала убойная рецензия киевского историка Александра Каревина (автора известной книги «Русь нерусская») «Бездна невежества: “нетрадиционная” российская история Мазепы». Блистательный ответ был несимметричен по объему и резонансу: книгу Т. Таировой-Яковлевой раздули тогда в украинских СМИ до величин, а ответ Каревина прочли лишь историки. Неугомонная г-жа Таирова-Яковлева, словно по чьему-то заказу, совпавшему с велением души, учла некоторые критические замечания, касавшиеся откровенных ляпов, и в 2011 г. разродилась томом «Иван Мазепа и Российская империя. История “предательства”».

Тогда и родилась мысль о том, чтобы инсинуации «питерского профессора Таировой» фундаментально и совокупно опровергли признанные авторитеты прошлого. До воплощения замысла прошло чуть более полугода.

Красноречивы сами названия собранных статей о Мазепе, которые частично приведу: епископ и проповедник XVIII в. Феофан Прокопович, «Струп и студ твой, Малая Россие, измена Мазепина!»; современник Пушкина, требующий нового прочтения, Фаддей Булгарин, «Страх преодолел все его силы»; этнограф и писатель первой половины XIX в. из г. Сумы Н. А. Маркевич, «Тварь Голицына, лицемер перед Петром, ханжа перед Богом, развратитель невинности»; знаменитый русский историк С. М. Соловьев, «Слуга польского короля смолоду, бедою занесенный на Украйну»; известный советский историк, трижды лауреат Сталинской премии, чьи труды не утратили актуальности во всем мире и сегодня, Е. В. Тарле, «Шляхтич Мазепа продал польской шляхте украинский народ»; историк XIX в. П. К. Щебальский, «Народ никогда не любил выскомерного Мазепу».


Страницы книги "Соборное мнение о Мазепе"

Тут я обязан сделать отступление в горькую нынешнюю реальность. Дело в том, что наш единомышленник Виктор Шестаков в 2023 г. был арестован СБУ — в своей квартире в Полтаве. А годом раньше бесследно исчез киевлянин Александр Каревин.

Цитирую интересную подборку цитат из сочинений Ф. Прокоповича, составленную В. Шестаковым. Прокопович был хорошо знаком с Мазепой и, по ряду заявлений историков современной Украины, даже посвятил в свое время гетману свою поэму «Владимир». Но после перехода гетмана на сторону воюющего противника и измены русскому царю, епископ выступил с резкой критикой Мазепы. В своих произведениях он не раз касался темы измены и предательства гетмана.

К примеру — «СЛОВО ПОХВАЛЬНОЕ О ПРЕСЛАВНОЙ НАД ВОЙСКАМИ СВЕЙСКИМИ ПОБЕДЕ, ПРЕСВЕТЛЕЙШЕМУ ГОСУДАРЮ ЦАРЮ И СВЕТЛЕЙШЕМУ КНЯЗЮ ПЕТРУ АЛЕКСИЕВИЧУ, ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ, И БЕЛЫЯ РОССИИ САМОДЕРЖЦУ, ЛЕТО ГОСПОДНЕ 1709 ГОДА МЕСЯЦА ИЮНЯ ДНЯ 27 БОГОМ ДАРОВАННОЙ»:

«…Что же речем егда коварным наущением и тайным руководительством от проклятого зменника воведен ест внутр самую Малую Россию (ибо сам собою не могл бы никогда же и не дерзнул бы внийти!)…Не сам бо токмо собою яряшеся супостат но прицепишася к нему и полчища зменическия, и зло ко злу приложися. Коего бо зде требе бяше многоочнаго опаства, еже бы своих от чуждых, верных подданных от отсупников и зменников, приятелей от врагов разознати?
…Кто же сие проклятого сего зменника неблагодарствие изреши возможет? За толикую любовь монархи своего, елико весь мир удивляшеся, толикою, беззаконный, показа вражду, еликой такожде весь мир удивися. О, кого сие исступлением не помрачит!
Псы не угрызают господий своих, звери свирепые питателей своих не вредят; лютейший же всех зверей раб пожела угрызти руку, ею же на толь высокое достоинство вознесен и натом крепце держим бяше. Не устрашися Хамова безстудия, не убояша Иудина беззакония, не вострепета Ариевого клятвопреступства, не помысли о священнейшой и невредимой чести Христа Господня, студ и вред отечества нашего! Лжет бо, сыном себе российским нарицая, враг сый и ляхолюбец. Хранися таковых о Россио, и отвергай от лона твоего, аще ли ни, не остатнюю уже беду утерпела еси; … "Посреде скорпий живеше ты"».

Высокий лексический образный дар имел епископ Феофан! Читаем проповедника, словно о сегодняшнем дне — «СЛОВО ПОХВАЛЬНОЕ О БАТАЛИИ ПОЛТАВСКОЙ, СКАЗАННОЕ В САНКТПИТЕР-БУРХЕ В ЦЕРКВИ ЖИВОНАЧАЛЬНЫЯ ТРОИЦЫ ЧРЕЗ ЧЕСТНЕИШАГО ОТЦА РЕКТОРА ПРОКОПОВИЧА ИЮНЯ В 27 ДЕНЬ 1717»: 

«…Но приступим уже ближае к самому крайнему делу. А тут в первых и есть пред очи скверное лице, мерзская машкора, струп и студ твой, Малая Россие, измена Мазепина. О врага нечаяннаго! О изверга матери своея! О Иуды новаго!
…Коликое же отечеству нашему повреждение сотворися предательством Иуды сего новаго, вкратце исповести невозможно. Аще дерзнул бы, или ни, неприятель вяити в Россию без звания и руководства Мазепина?
…Всюду смущения и междоусобие, и наступил темный сумрак, и аки оная осяжимая мгла египетская, не на воздусе, но в сердцах человеческих. Во тьме бо египетской не виде никто же брата своего, яко же глаголет писание, но в лице не виде; в сем же сумраце изменническом никто же не виде в сердце брата своего … супостатом великое во всем угодие, многая пристанища, правиант по гладе довольный, случение отчаянных запорожцов; еще ж и от Польши, и от Орды помощи ожиданны были, а тое понудило силы руские итти в разделение.
И словом рещи, внутренняя то война стала, которой вси мудрии управители, яко крайней гибели, всегда берегаются. Есть ли бы не предварила храбрость и по отечеству своему нещадная ревность монарха нашего, есть ли бы не предварила великих сил Левенгоптовых под Пропойском и не разрушила бы оных в конец, и есть ли бы не подстережен был понурый изменник прежде случения его с шведом, и есть ли бы швед до целого Батурина, уготованной к междоусобию столице, вшел, то бог весть что бы было.
…Не радуется крови братней, елико неповинне пролияся, но да вопиет она на виновника своего Каина: да обратится болезнь твоя на главу твою, безсовестный предателю! Ты, ты, Иудо злочестивый, в первоначальном малороссийском граде не странным, но домашним нашым устроил еси место погребения».

Полтавский историк обращает наше внимание и на написанный гораздо позже «Епиникион», повторяющий сказанное епископом Феофаном в его торжественном слове на Полтавскую победу, произнесенном в 1709 г. в Киеве, и подчеркивающий возмущение со стороны приверженных Москве малороссов изменой Мазепы:

Внутри Отечества супостат свирепый и дивый,
Зменническим полчищем силу умноживый.
(…)
Летит свей, летит купно зменник неистовый,
Камо духом бесовским бежиши носимый,
Студе веку нашего, вреде нестерпимый,
На отца отечествия мещещи меч дерзкий!
О племе ехиднино! О изверже мерзкий!
(…)

Прокоповичу принадлежит и стихотворение «Запорожец кающийся», в которой автор изображает бедственное положение запорожца, приставшего к войскам Мазепы, раскаявшегося в этом и ожидающего суровой расплаты за измену русскому царю.

Что мне делать, я не знаю,
А безвестно погибаю;
Забрел в лесы непроходны,
В страны гладны и безводны;
Атаманы и гетманы,
Попал я в ваши обманы…

А в главке «Превражий Мазепа» составители «Соборного мнения…» привели два отрывка из «поэзий» Т. Шевченко. В одном из них сказано «пес Мазепа», в другом — трижды! — «проклятый Мазепа».
Мазепа, кроме прочего, устойчиво воспринимался казаками-малороссами как вор и казнокрад. Нет и классического историка, в том числе с малоросской стороны, который не сказал бы о Мазепе как о предателе и подонке.
В книге представлены также выдержки из трудов, в частности, шляхтича, польского пристава русских послов в Варшаве XVII в. Яна Пасека.

Серьезное внимание уделено и духовному аспекту деятельности Мазепы. Составители книги резонно решили предоставить голос священству. В частности, раздел «О проклятом» открывает слово Митрополита Киевского, Галицкого и Малыя России Иоасафа (Кроковского, 1718), составившего Чин Анафемы Мазепе, где есть такие проникновенные «величания» «нового изменника, нарицаемого Ивашкой Мазепой»:

«Антихристов предтеча, лютый волк, овчею покрытый кожею и потаенный вор, сосуд змиин, вне златом блестящийся, честию и благолепием красящийся, внутрь же всякия нечистоты, коварства, злобы диавольския, хитрости, неправды, вражды, ненависти, мучительства, кровопролития исполненный. Ехиднино порождение, иже аки змей вселукавый… сломал веру и верность на крестном целовании обещанную и утвержденную…» 

Эта реплика, заметим, в последней части отвечает и на вопрос, а был ли Мазепа предателем. Следует помнить, что Мазепа не был никогда никаким «гетманом Малороссии» или «гетманом Украины», его должность, функция официально именовались тогда не иначе как «Гетман Войск Их Царского Пресветлого Величества Запорожских обеих сторон Днепра». То есть Мазепа был подданным «Царя и Великаго князя Петра Алексеевича, всея Великия, Малыя и Белыя России Самодержца», переметнувшимся на сторону врага, захватчика, оккупанта. И так же, как спустя два с половиной века немецкий танк въезжал в храм в честь иконы Божией Матери Каплуновской (в Каплуновке на Харьковщине; напомним, что Император Петр считал, что эта чудотворная икона принесла ему победу в Полтавской битве), так и кони шведского короля Карла, возглавлявшего самую сильную армию Европы, были размещены в этом храме. 

Тогда факт попрания храма вызвал шок у православных малороссов, полностью указав для них — кто именно пришел на их земли. И поскольку привел чужков-захватчиков сюда Мазепа, перед ним тут же, можно сказать, разверзлась земля, народ его возненавидел как изменника. По замечанию известного киевского современного православного журналиста, «прожил бы гетман на полтора года меньше — много нашлось бы желающих его восхвалять, да еще как борца за независимость? Остался бы в истории сподвижником царя-реформатора, защитником православия (“зачищал” униатов везде, куда мог дотянуться), воссоединителем русской церкви (именно Мазепа по поручению Выговского занимался присоединением Киевской митрополии)». Но у провидения свои расклады. В этом смысле Мазепа стал в один ряд с самыми известными изменниками, чьи имена в мировой истории навеки нарицательны: Иуда, Брут, Мазепа.
В слове Стефана Яворского, сказанного перед проклятием Мазепы в Успенском Московском соборе 12 ноября 1708 г., говорится «о изменнике, перекидчике, треокаянном Ивашке Мазепе, войск его царского величества запорожских бывшем гетмане...» 
В томе, который полтавчанам помог составить известный московский историк В. А. Артамонов (представленный в сборнике статьей «Информационная война и Мазепа»), имеется и резонансно прозвучавшая двумя годами прежде обстоятельная статья известного публициста протоиерея Андрея Новикова «Почему не может быть снята анафема с Ивана Мазепы» и статья «Гламурный лыцарь лицом к хвосту» В. Шестакова. О «гламурности лыцаря», история коего отражена в произведениях Байрона, Чайковского, Листа и многих других, сразу забываешь, когда читаешь приведенный в сборнике мартиролог 26-ти городов и сел Малороссии, уничтоженных шведскими оккупантами в 1708—1709 гг. Триста лет прошло, а тема и сегодня остра, свежа, болезненна.

Вспомним и суждение современного иерарха нашей канонической церкви, митрополита Одесского и Измаильского Агафангела:

«Согласно учению Православной Церкви, после смерти покаяние невозможно, значит и снятия анафемы с Мазепы быть не может… Чествовать же того, кто находится под церковной анафемой, — значит самим навлекать на себя гнев Божий». 

Но боится ли современная Украина Божиего гнева?

Всего в книге представлены 64 автора разных эпох, включая наших современников, киевских историков П. Толочко, О. Бузину, москвича К. Фролова и других. В условиях избытка материалов создатели книги установили для авторов квоту в одну статью, и эта норма была нарушена лишь дважды: для А. Каревина, со статьями «Портрет хамелеона на фоне эпохи» и «Бездна невежества: “нетрадиционная” российская история Мазепы» (тот самый ответ питерской панночке Таировой), а также для малороссийского историка и общественного деятеля XVIII в. П. Симоновского с материалами «Злоумышление Мазепино» и «Мазепино предательство Карлу XII не было выгодно».
Книга «Соборное мнение о Мазепе» актуализована еще и тем, что затронула свежие исторические события, в частности, в статьях А. Филатова «Мазепа и мазепианство как зеркало украинства», а также А. Маначинского « Мазепа и Ющенко против Петра I». 
Не осталась в стороне от обсуждения на харьковской встрече-презентации и отраженная в сборнике тема преподавания истории, освещения личности Мазепы в нынешних школах Украины. 

Писатель и историк Олесь Бузина, говоря о книге «Соборное мнении о Мазепе» на презентации в Киеве, сделал пророчески верное и трезвящее нас всех умозаключение: 

«И все же дело Мазепы будет жить. Оно вечно. Потому что и зло здесь, на Земле, вечно. Мазепинство — проявление сатанизма в украинской истории. Уже раз наказанного, но то лишь “промежуточный хеппи-энд”. Наше дело — побеждать это зло». 

Тем не менее мазепин рефлективный комплекс рос на Украине как снежный ком, ширясь все новыми формами. Например, сначала В. Ющенко отметился учреждением ордена «Крест Мазепы» и его раздачей.


М
азепин крест

Потом сообщалось, что неких «козаков» «Международная организация "Семья Мазеп"» за выдающиеся достижения в исследовании истории Украины и семьи Мазеп наградила почетными знаками "Золотой клейнод семьи Мазеп" и "Серебряный клейнод семьи Мазеп". По поручению председателя Координационного совета международной организации "Семья Мазеп" Игоря Мазепы награды героям дня вручал член Координационного совета, председатель Харьковского отделения организации, глава Администрации гетмана УРК в Восточном регионе Украины генерал армии УРК Николай Мазепа». 
Тут каждое словосочетание тянет на фельетон Остапа Вишни. Все напоминает масло масляное, через три слова на четвертое ввернуто имечко Мазепы. 
«Наградили вас орденом Иуды. Радуйтесь!» — пишет напутствие новоявленным «клейнодоносцам» неравнодушная форумчанка. 


Орден Иуды

Они — радуются. И обращаются, к примеру, в Харьковский горсовет с предложением переименовать спуск Халтурина в спуск Ивана Мазепы. В досоветские времена он назывался Купеческим, а затем был переименован в честь террориста Халтурина, по вине которого при покушении на Императора Александра II в 1880 г. погибло 11 солдат, которые несли службу во дворце (все погибшие были героями накануне закончившейся войны с Турцией за освобождение Болгарии, за свое отличие призванные на службу в Императорский дворец). Это короткая улица, соединяющая кафедральный Благовещенский собор с Успенским и Покровским, поэтому горсовет присвоил ей наименование «Соборный спуск». Однако мазепинцы не успокоились, сами изготовили и установили табличку с надписью «Узвiз Мазепи». Табличка провисела несколько часов, осталась лишь запечатленной на фото, ее снесли возмущенные горожане.
У бесов непременна тяга к подгаживанию святости. И в Киеве в годы оранжевого безвременья отрезок улицы, идущей вдоль лавры, обозвали именем Мазепы. 
На что же может рассчитывать страна, в которой и детей учат на примерах предательства? Каково будущее у этой страны? Как случилось и в чем попущение и назидательный урок всем нам, — что в бывшей УССР восторжествовала идеология мазепианства?

Где, по горькому слову поэта, афористично соединившему давние малороссийские эпохи со днем сегодняшним,

Только гетман Ивашка на «мерине» черном летит —
По дороге обугленной мчится в родную геенну.

Останется ли иудин синдром неотъемлемой частью малороссийского менталитета?

5
1
Средняя оценка: 3.36842
Проголосовало: 19