К юбилею А.С. Пушкина. О последней сказке великого поэта

В этом году исполняется 225 лет со дня рождения великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, о котором другой также очень известный поэт Апполон Григорьев (1822—1864) сказал: «Пушкин — наше всё».

Продолжая эту фразу, ставшую у нас «крылатой», Григорьев писал: 

«Пушкин — представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остаётся нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами… Сфера душевных сочувствий Пушкина не исключает ничего до него бывшего и ничего, что после него было и будет правильного и органически нашего…».

Уже на протяжении двух столетий русский читатель знакомится с произведениями А.С. Пушкина — стихами, поэмами, драматическими произведениями, рассказами и повестями, работами в жанре журналистики, литературной критики, публицистики. И каждое новое поколение читателей находит в творческом наследии Александра Сергеевича что-то новое и что-то «свое» (присущее данному времени). Без преувеличения можно сказать, что творческое наследие Пушкина бездонно. Были, есть и будут «открытия» нового в пушкинском наследии. А все потому, что оно имеет духовное измерение, которое, как известно, не имеет границ. 
Принято считать, что разные произведения Пушкины адресованы людям разного возраста. Так, повести «Дубровский» и «Капитанская дочка» вполне уже доступны и понятны школьникам 7-8 классов. Поэму «Евгений Онегин» также изучают в школе. Многое молодому человеку в этой поэме понятно, но далеко не все. Многое открывается уже в более зрелые годы. А вот драму «Борис Годунов» порой не могут до конца постичь даже люди зрелые, хорошо образованные и с богатым жизненным опытом (хотя и эту драму, как я узнал, также «проходят» в школе). 
Считается, что много Пушкин писал для детей. Это произведения в жанре сказки. «Руслан и Людмила» — первое крупное произведение Пушкина, написанное в 1818—1820 гг., которое принесло известность. В учебниках по литературе его называют по-разному: поэма, сказка, вдохновлённая древнерусскими былинами стихотворная волшебная сказка. У поэмы есть пролог «У лукоморья дуб зелёный», который без каких-либо оговорок относится к жанру сказки и включается почти во все сборники сказок Александра Сергеевича. Другие сказки Пушкина: «Царь Никита и сорок его дочерей» (1822); «Сказка о попе и о работнике его Балде» (1830); «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» (1831); «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833); «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях» (1833); «Сказка о золотом петушке» (1834). 

В 1830 году Александр Сергеевич начал писать «Сказку о медведихе», но она осталась неоконченной. До сих пор литературоведы продолжают спорить по поводу того, кто же является автором стихотворной сказки «Конек-Горбунок», которая увидела свет в 1830-е годы. Обычно автором называют Петра Павловича Ершова (1815—1869). Однако весьма убедительной является версия, согласно которой автором был все-таки Пушкин. Есть также «промежуточные» версии, согласно которым либо Пушкин «дорабатывал» наброски Ершова, либо, наоборот, Ершов «дорабатывал» наброски Пушкина. 
Есть у Пушкина произведения, в которых совмещается жанр баллады и сказки. Например, «Песнь о вещем Олеге» (1822). 
Сюжеты пушкинских сказок перекликаются с сюжетами многих русских народных сказок. Впрочем, у А.С. Пушкина имеются стихотворные переложения сказок зарубежных. Речь, в первую очередь, идет о стихотворном произведении А.С. Пушкина «Жених» (1825), написанном балладной строфой. По мнениям литературоведов, источником для создания сказки «Жених» послужила сказка братьев Гримм «Жених-разбойник». Вместе с тем сказка была сильно переделана Александром Сергеевичем на русский лад.
Я не литературовед и могу ошибаться. Но мне кажется, что жанр сказки (фольклорной или литературной) близок к жанру притчи. Притча, согласно толковым словарям, — короткий рассказ в иносказательной форме, заключающий в себе нравственное поучение (мораль). Притча близка к такому жанру, как басня. Басня — один из древнейших литературных жанров. В Древней Греции был знаменит Эзоп (VI—V века до н. э.), писавший басни в прозе. От него, между прочим, пошло выражение «эзопов язык» — язык аллегорий, иносказания. 
Образчиками притч являются поучения Священного Писания. В Ветхом Завете это, в первую очередь, притчи премудрого царя Соломона. В Новом Завете (Евангелиях) — многочисленные притчи Иисуса Христа. Некоторые притчи Спасителя укладываются в два-три стиха, что-то наподобие «крылатой фразы». Всего коротких и более пространных притч в Новом Завете — более четырех десятков. Святитель Иоанн Златоуст считал, что Иисус использовал притчи, «чтобы сделать слова Свои более выразительными, облечь истину в живой образ, глубже запечатлеть её в памяти и как бы представить глазам».
И вот я возвращаюсь к Пушкину и его сказкам. На самом деле это притчи. А притчи предназначены для людей всех возрастов — и детей, и зрелых мужчин и женщин, и стариков. А у нас, к сожалению, большинство взрослых брали в руки сказки Пушкина последний раз еще в школе (причем даже не в последних классах, ибо им уже надо было изучать «более серьезные» произведения Александра Сергеевича). Пушкин прямо о значимости сказки для человека: "Сказка — ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок..." (концовка «Сказки о золотом петушке»). 
Остановлюсь подробнее на такой сказке-притче, как «Сказка о золотом петушке». Это произведение я выбрал по двум причинам. Во-первых, потому что оно является последним в ряду сказок Александра Сергеевича. Следовательно, можно предположить, что это одно из наиболее зрелых его произведений в данном жанре. Во-вторых, потому что со времени написания «Сказки о золотом петушке» (1834 г.) прошло ровно 190 лет. Круглая дата! 
Учитывая, что многие читали «Золотого петушка» еще в школе, напомню кратко содержание сказки. Главный герой — царь Дадон. В молодости был воинственным, агрессивным, обижал своих соседей. Но вот царь состарился, утратил прежнюю энергию. И все поменялось. Теперь уже соседи стали на него нападать. На помощь царь призвал одного мудреца, который был одновременно звездочетом и скопцом. Мудрец одарил царя золотым петушком на спице. Петушок не простой, он будет охранять царство Дадона: 

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу, —
Молвил он царю, — на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой».

Петушок будет безмолвен, пока в царстве и вокруг царства все спокойно. Но в случае приближения опасности он начнет возвещать:

Кири-ку-ку!
Царствуй, лёжа на боку!

В знак благодарности Дадон обещал, что готов исполнить то, что пожелает мудрец. Два года все было тихо. Но вот внезапно петушок начинает кукарекать, повернувшись на восток. Врага надо упредить! И Дадон посылает на восток войско во главе со старшим сыном. Несколько позднее — второе во главе с младшим сыном. 
Проходит восемь дней. От сыновей ни слуху, ни духу. Тогда Дадон сам отправляется в поход. Натыкается на шатер. Рядом с шатром — трупы сыновей. Судя по всему, их убил не какой-то враг; они сами себя убили, точнее — друг друга — копьями. Тут из шатра выходит Шамаханская царица, которая моментально вскружила ему голову. Дадон напрочь забывает об убитых сыновьях. Он целую неделю не отходит от царицы, пируя с ней в шатре. Наконец, царь Дадон со своим воинами и царицей отправился домой. 
И вот на пороге своего дома он видит того самого мудреца. И тот напоминает об обещании двухгодичной давности. Конкретно он просит у Дадона Шамаханскую царицу. Дадон готов как-то иначе отблагодарить мудреца. Но отдать девицу — никогда! Мудрец настаивает. Дадон упирается и, в конце концов, начинает гневаться на старика. Какая глупость! Зачем вообще старому скопцу молодая девица? Кончается спор тем, что Дадон в порыве гнева убивает мудреца. И тут золотой петушок вспархивает со своей спицы, пикирует на Дадона, клюет его в темя. И царь моментально умирает. А Шамаханская царица исчезает как утренний туман. Приведу последние строки сказки: 

Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

«Сказка о золотом петушке» впервые напечатана в 1835 году в журнале «Библиотека для чтения» (том IX, книга 16). Была с большим интересом воспринята публикой. В разных вариантах многократно переиздавалась до революции. В равной степени сказка была популярна и в Советском Союзе. Популяризация сказки осуществлялось не только через издание книг, но также через театр и кино. В 1908 году на сцене была поставлена опера Николая Римского-Корсакова «Золотой петушок». В 1914 году была премьера оперы-балета под тем же названием в постановке М.М. Фокина (в 1937 году в СССР этот балет был возобновлен). В 1967 году на экраны вышел мультфильм «Сказка о золотом петушке» режиссёра Александры Снежко-Блоцкой. Были постановки одноименных музыкальных спектаклей в советское время. Уже в наше время был снят сериал «Сказки Пушкина. Для взрослых» (2021 года). Серия 4 называется «Петушок».

Некоторые поклонники Пушкина называют «Сказку о золотом петушке» пророчеством о будущем России. Особенно те поклонники, которые жили в ХХ веке или те, которые живут сегодня. И видят воочию, что происходило и происходит с Россией. Они считают, что убийство царя Дадона — символическое предсказание убийства нашего последнего государя Николая Второго. А гибель сыновей царя Дадона — символ братоубийственной гражданской войны, начавшейся после октябрьской революции 1917 года. Что спасительный для царя Дадона мудрец — символ Русской Православной Церкви. Что золотой петушок, охранявший царство Дадона, — русское воинство. Которое в финале истории царской России нанесло смертельный удар и по самому царю, и по мудрецу. И само куда-то исчезло. 
А Шамаханская царица — символ Европы (или даже шире: Запада). Что элита Российской империи подпала под гипнотические чары европейской (западной цивилизации), которая является символом плотских желаний и страстей. 
Подобные размышления и толкования сказки касаются, если так можно выразиться, политического и исторического пласта проблем. Но сказку можно и нужно рассматривать как ярко выраженную притчу со своей «моралью» для каждого отдельно взятого человека. Я был приятно удивлен, когда в социальных сетях нашел немало комментариев читателей на сказку. Поэтому не буду сам формулировать «мораль басни», а приведу цитаты читателей. Можно выделить две группы комментариев. 
Одни акцентируют внимание на том, что человек должен уметь противостоять разного рода искушениям и соблазнам. Ибо это дьявольские приманки, используя которые бесы сначала порабощают человека, а потом и убивают. Вот комментарий подобного рода: 

«Смысл этой сказки в том, что алчность, стяжательство в чём бы они не были: в деньгах, в еде, в красоте, в любви, в желаниях всегда приводят к жестокому наказанию — огромная пирамида алчности и стяжательства не выдерживает и переворачивается в конце концов».

Другие акцентируют внимание на том, что сказка учит человека держать свое слово, что нарушение слова для него смертельно опасно. Например: 

«Главная мысль сказки заключается в том, что нужно быть верным своим обещаниям. Царь отказался выполнять обещанное, и в этот же момент забыл о царской чести. Сказка учит нас всегда держать свое слово, а если не уверен, что сможешь его сдержать, то лучше обещание вообще не давать. Кроме того, автор напоминает нам, что предавать своих друзей негоже, ведь с предателем дружить никто и не будет».

Наконец, некоторые увязывают оба выше приведенных вывода в один общий. Например: 

«Главная мысль сказки "Золотой петушок" — не надо быть жадным. Обещал, договорился — сделай, отдай долги. Также можно заметить, что автор произведения надсмехается над старым царем за то, что он полюбил молодую красавицу, которая вскружила ему голову. Это остается актуально во все времена. Из-за нее царь забыл о своем обещании старцу».

Конечно, среди читателей есть и критики сказки. Они называют ее крайне «жесткой» или даже «жестокой». Мол, почти все русские народные сказки оканчиваются счастливым исходом. А здесь мы видим, что главные герои погибают. Мрачновато получается. Но я тут могу сказать, что сравнивать сказу можно и нужно с некоторыми притчами Христа, которые также являются «жесткими». Например, притча о неразумном богаче (Евангелие от Луки, 12:16-21). В конечном счете, жесткость бывает нужна для спасения человека, особенно его души. 
В любом случае отрадно, что «Сказка о золотом петушке» продолжает волновать людей. И эта, и все остальные сказки А.С. Пушкина заставляют человека думать. А что еще важнее — меняться в лучшую сторону. Подробнее с моими оценками творчества А.С. Пушкина можно познакомиться в книге: Катасонов В. Ангелы и демоны литературы. Полемические заметки «непрофессионала» о «литературном цехе» (М.: Издательский дом «Кислород», 2019).

5
1
Средняя оценка: 3.86667
Проголосовало: 15