Форум. Рассказ

10 июля 2011 года в акватории Куйбышевского водохранилища затонул речной круизный двухпалубный дизель-электроход «Булгария». На борту теплохода находился 201 человек, 122 из них, в том числе 28 детей, погибли.

РИА НОВОСТИ.

 

Одолела нас Хазария,
Люди добрые. Боюсь,
Утонула не «Булгария» -
Утонула наша Русь.

Д. Нечаенко «Россия-утопленница (заплачка)»
 

…Прокуратор ладони обмоет,
Оглядев разношёрстную рать.
Эта рать, обезумевши, взвоет
Кровожадно и злобно: «Распять!»

И, не зная, какой катастрофой
Обернутся деяния те,
Рать Россию введёт на Голгофу
И распнёт, как Христа, на кресте…

А. Росков «Пророчество»

 

Колдуя над ужином, жена выпроводила Клима из кухни, отправив его к детям проверять выполнение уроков. Клим скучал, поэтому, особенно не сопротивляясь, послушно вошёл в комнату мальчишек-близнецов.

 

Ребята сидели за компьютером и азартно резались в какую-то компьютерную игру. На экране монитора что-то непрерывно взрывалось, грохотало, издавало вопли проклятия и, заглушаемое автоматными очередями, громко и мучительно умирало. Клим приглушил в колонках звук и строго поинтересовался выполнением домашнего задания. Нисколько не отвлекаясь от игры, близнецы дружно ответили, что уроки сделали ещё днём, а теперь отдыхают. Ленясь проверять сыновей, Клим наказал им долго за компьютером не сидеть, а сам направился в спальню. Выходя из детской, он краем глаза увидел, как ребята потянулись к регулятору громкости, и в ту же секунду детская снова взорвалась адскими звуками кровавой бойни.

 

В спальне, разлёгшись на кровати, Клим включил телевизор, пощёлкал пультом, переключая с одного телеканала на другой, но не найдя для себя ничего интересного, выключил телевизор и с досадой бросил пульт на подушку жены. Потом он потянулся к стоявшей у кровати тумбочке, взял с неё ноутбук, удобно устроился на мягких подушках, и, положив ноутбук на колени, открыл компьютер. Войдя в интернет, он первым делом проверил электронную почту. В электронном почтовом ящике лежало приглашение обсудить на форуме неизвестного Климу литературного журнала письмо женщины, потерявшей в каком-то кораблекрушении на Волге пятилетнего сына. Приглашение удивило Клима. Его получение он посчитал ошибкой. В интернете Клим если и читал литературу, то исключительно технического характера. Что же до литературных журналов, то они его никогда не интересовали. Увлечение беллетристикой он считал уделом домохозяек, а часы, проведённые за чтением художественной литературы, пустой тратой времени. А тут ему, мало того, что предлагали ознакомиться с безрадостными новостями, так ещё предлагали высказаться по их поводу. «Нет, братцы. Это без меня», - решил Клим. Он не любил плохих новостей, и портить себе настроение перед сном не собирался. Ему и без катастроф хватало стрессов. Занимаясь обслуживанием холодильного оборудования, Клим как раз сегодня получил нагоняй за сбой холодильного агрегата в одном из популярных супермаркетов города. Начальник Клима, занимаясь всю жизнь исключительно управленческой деятельностью, совсем не разбирался в технике, откровенно её побаивался, отсюда и вникать в тонкости Климовой специальности не имел никакого желания. Поэтому, как Клим не доказывал, что его вины в неполадке нет, начальник всё равно пригрозил навсегда лишить Клима премиальных. Наказанному без вины, Климу стало настолько обидно, что в момент выговора он даже не нашёлся, что ответить. Только по дороге домой он смог мысленно сформулировать свои доводы так, чтобы, лишённые технических терминов, они стали доступны пониманию начальника. Уже дома Клим попытался поделиться своими переживаниями с женой, но занятая одновременно приготовлением ужина и просмотром популярного детектива, та лишь отмахнулась от его причитаний – не до тебя.

 

Размышляя о неприятностях на работе, Клим машинально нажал кнопку мыши и оказался на форуме.

 

- Ох, ничего себе! – поразился Клим количеству участвующих в обсуждении письма людей. Народу на форуме действительно набралось порядочно. Всякий кто прочитал письмо, стремился прокомментировать его. Кто-то ограничивался односложными фразами типа «Вау, кошмар!», кто-то выражал соболезнования матери погибшего ребёнка, кто-то проклинал российскую власть, не указывая, впрочем, кого именно из её представителей.

 

Заинтригованный волнением на форуме, Клим прошёл по ссылке и обнаружил искомое письмо. Автором его значилась некая Мария Иванова. Сама оставшаяся на берегу, она описывала подробности кораблекрушения со слов спасшегося в катастрофе мужа. Она рассказывала, как муж пытался сквозь паникующую толпу добраться до ребёнка. Описывала события после гибели корабля, как поднимали утонувших, как наплевательски отнеслись власти к родственникам погибших людей. Писала, что вся прошедшая по центральным телеканалам информация ложна, что журналисты врут с первого до последнего слова, что в отношении к родственникам погибших больше показухи, чем действительного участия.

 

Уловив общий негодующе-обличительный тон письма, Клим поверхностно просмотрел его и вернулся на форум. Не стремясь забивать голову лишней информацией, он даже не запомнил названия затонувшего корабля.

 

А между тем на форуме страсти разгорались нешуточные. Виновниками интернет-горячки были двое сцепившихся пользователей, зарегистрированных под псевдонимами Цвета и LedyVlom. Суть скандала заключалась в том, что LedyVlom предлагал не доверять никаким, так называемым, свидетельствам очевидцев, что на самом деле никакой матери не существует, а опубликованное письмо, скорее всего провокация оппозиционных сил перед очередными президентскими выборами в России. Цвета обвиняла LedyVlom в цинизме и не понимала, как можно оставаться равнодушным к горю матери, потерявшей ребёнка.

 

- Вас послушать, так всё, что не происходит перед выборами – провокация! – возмущалась Цвета. – Хладнокровие, с каким Вы отказываете страдающей матери в сочувствии – просто ужасает! Вас бы поместить в затопленные трюмы и посмотреть, с каким спокойствием там внутри Вы отнесётесь к собственной гибели!

 

- Милая, Цвета, - спокойно отвечал LedyVlom, - только давайте без восклицательных знаков. В подобных ситуациях эмоции только вредят. А люди, опубликовавшие письмо, как раз на наши эмоции и рассчитывают. Кому-то выгодно воспользоваться несчастным случаем на Волге, чтобы дестабилизировать обстановку в стране.

 

- Речь идёт не о выборах, не о политике и не о скрытых течениях предвыборной гонки! – писала Цвета. – Речь, прежде всего, идёт о Вашем ЛИЧНОМ отношении к горю чужого человека. А Вы вместо того, чтобы посочувствовать матери, как-то поддержать её, может быть помочь ей найти управу на владельцев судна, проявивших преступную халатность, а также на тех чиновников, кто уклонился от своей прямой обязанности помогать родственникам пострадавших, вместо всего этого Вас несёт в дебри политических интриг, за которыми Вы уже и людей-то не видите. Для Вас, что несчастная мать, что её бедный ребёнок, что остальные погибшие – лишь подставные фигуры в чьей-то политической игре! В компьютерной политической игре! А Вы – игрок, который спокойно относится к своим и чужим потерям! А погибли не персонажи очередной тупой стрелялки, а живые люди! ДЕТИ ПОГИБЛИ! Понимаете? ДЕТИ!

 

- Ой, да при чём тут дети? Зачем вся эта говорильня? – писал с ленцой, словно отмахивался от надоевшей мухи, LedyVlom. – Я призываю всех задуматься, кому эта катастрофа выгодна в первую очередь? Зачем именно сейчас понадобилось столько жертв, да ещё таких жертв? Кто или что за этим стоит? В своих поисках мы не должны останавливаться только на владельцах судна. Задумайтесь, Цвета, может Россию трясёт от войн и катастроф не по случайному совпадению обстоятельств, а по чьей-то злой воле?

 

- Не надо в чьей-то преступной халатности искать политический подтекст! - писала Цвета. - Этот бред оставьте для остросюжетных фильмов! Дети, реальные дети для Вас просто статисты из криминальной хроники! Ваша духовная глухота поразительна!

 

- Не глухота, милая моя, а логическое мышление. В письме Вашей, так называемой, матери слишком уж много накладок и нестыковок. Да и стилистически оно слишком выверено. Убитая горем мамаша подмечает и засиженные мухами пирожки, и грязь под ногтями у медперсонала, и запах спиртного от спасателей, да и прочие мелочи, каковые в её состоянии просто невозможно заметить. Оправданием её повышенному вниманию к бытовым неурядицам приехавших на Волгу родственников погибших, я нахожу либо в чрезмерной брезгливости автора (чрезмерной настолько, что брезгливость эта перевешивает даже её горе!), либо в заказном характере материала. Мне кажется, второе более вероятно.

 

- Мне интересно, - не сдавалась Цвета, - как Вы с исполинской колокольни своего высокомерия можете судить о состоянии убитой горем матери? Вам же невозможно при Вашем железном характере вжиться в чужую роль! Тем более в роль женщины потерявшей ребёнка! Или я не права?

 

LedyVlom никак не отреагировал на последнее замечание Цветы. Вместо него ей ответили многочисленные посетители форума. Никто из комментаторов не заступился за трезвый рационализм LedyVlom. Все, как один, осудили его холодный цинизм, его оторванность от жизни, когда за статистическими данными о числе погибших не видят настоящих человеческих судеб. Некоторые посетители форума, подобно Цвете, пытались вызвать LedyVlom на словесный поединок, другие просто отписывались в его адрес замечаниями оскорбительного толка. Число посетителей форума, поддерживающих Цвету, столь стремительно росло, что Клима стало даже слегка подташнивать от их правильных речей. Когда все друг с другом согласны, зачем тогда форум? Тихо умилялись бы общему согласию, да и дело с концом. Лично Клима письмо матери нисколько не тронуло. Сколько их, матерей этих по России живут. И как на каждый чих не наздравствуешься, так на каждую беду не напричитаешься. К тому же его, как и LedyVlom, брало сильное сомнение, что убитая горем мать будет искать утешения, скажем, не в стакане с водкой, а в суетно-пёстром пространстве интернета. Клим как-то присутствовал на похоронах одного из своих родственников и очень хорошо запомнил, как вела себя вдова. На глаза её ежесекундно наворачивались слёзы, руки дрожали и не слушались. Она глядела вокруг непонимающим взглядом и, поддерживаемая под руки роднёй, не отдавала отчёта в своих действиях. Представить, чтобы в таком состоянии человек был способен формулировать мысли, укладывая их в связный рассказ, Климу казалось совершенно невозможным делом.

 

Клим решил вмешаться в перебранку Цветы и LedyVlom. Чтобы зайти на форум, он зарегистрировался на сайте литературного журнала, назвавшись PontiPi. На самом деле, он сначала хотел написать «Понтовое Пи». «Понтовое» на языке дворовой шпаны означало «счастливое», «удачливое». «Пи» - символизировало в понимании Клима бесконечность. Счастливая бесконечность, вот какой потаённый смысл несло выдуманное имя Клима. Однако, опасаясь, что на форуме не поймут его местечкового жаргона, Клим написал выдуманный псевдоним латинскими буквами, оставляя посетителям форума возможность самим догадаться о скрытом значении его нового имени. Втайне он честолюбиво надеялся, что на форуме найдётся человек, который оценит тонкий юмор Клима и восхитится изяществом его самоиронии.

 

- Во всём согласен с LedyVlom, - быстро написал Клим. – Что до Цветы, то она слишком впечатлительна. Вы, LV, с ней аккуратней, а-то девушка так и норовит свалиться в обморок.

 

- Я надеюсь, плечи у нас с Вами достаточно крепкие, чтобы не дать мамзели грохнуться наземь, - ответил Климу LedyVlom. – Или Вы, PontiPi, предлагаете добить её?

 

- Зачем же стараться, - поспешил ответить Клим, обрадованный тем, что LedyVlom сразу обратил на него внимание. – Девушка сама себя прикончит. Эмоции у неё через край хлещут. А ещё претендует на роль объективного критика!

 

- Вы правы, - согласился с Климом LedyVlom. – Точной, выверенной критики в словах Цветы мало. Зато полно критиканства – желания, во что бы то ни стало выразить своё мнение, раньше других навешать ярлыков, заклеймить позором, чтобы на фоне общей мрази самой выглядеть чистенькой святошей.

 

- Точно, - поддакнул Клим. - Интернет так и кишит подобными злопыхателями. Всё им не то, всё им не это.

 

- Ponti, оставьте Ваши понты для девочек, - огрызнулась Цвета, а Клим с удовлетворением отметил, как Цвета быстро разобралась с его псевдонимом. Не простым человеком оказалась Цвета и уж точно не библиотечной молью, раз знала, что такое «понты» - жаргонное словечко, означающее показные действия, направленные на достижение максимального эмоционального эффекта. – Строите вместе с LedyVlom этаких аристократов, рассуждаете с ленцой о человеческих жертвах, и ничто вас не трогает! Ни до чего вам нет дела!

 

- Но если меня действительно не трогает бардак в России, почему я должен комплексовать по этому поводу? – спросил LedyVlom. – Россия и бардак – те самые исторические курица и яйцо, которые неизвестно кто раньше появился и кто кого породил.

 

- Ха! LV, Вы – гений! – в восторге написал Клим. - Ни убавить, ни прибавить. По большому счёту меня тоже достали уже все эти российские трагедии. И дня не проходит, чтобы что-нибудь не случилось. Российские новостные программы, как фильтр российской жизни. Они через себя эту жизнь пропускают, но всю застрявшую грязь опрокидывают почему-то не в мусор, а на наши головы.

 

- Ну, уж прямо и грязь, - пожурил Клима LedyVlom. – А как же президент и премьер? Этот двуглавый российский орёл? Ведь на российском телевидении нет ни одной новостной программы, половина эфирного времени которой не была бы посвящена их деятельности.

 

- Честно говоря, эти двое тоже поднадоели, - откровенно признался Клим. – Всё болтают и болтают. Горбатый таким же был. Тоже приелся быстро.

 

- Вот видите, Цвета, что народ говорит, - написал LedyVlom. – Всё ему потихоньку приедается: и президенты, и премьеры, и трагедии, и комедии – всё. Тогда какой смысл, Цвета, исходить слюной у монитора? Что толку зря переживать, если ничегошеньки от этого не изменится? Раз Ваша горюющая мамаша заметила засиженные мухами пирожки, значит, она тоже незаметно для себя привыкла к горю, изо дня в день льющемуся на головы россиян, и потому её собственное горе не так уж теперь для неё и глубоко. Вообще, глубокие чувства в наше плоскомониторное время - небывалая редкость. Это раньше были люди, уход из жизни которых вызывал ощущение горькой потери, ничем невосполнимой утраты. А сейчас? Скажите, Цвета, давно ли Вы сами испытывали чувство безысходного горя от смерти постороннего человека? Я, например, ничего подобного давненько уже не испытывал. Все эти певцы, актёры, знаменитости, просто случайные люди – все они мрут, да и хрен с ними! Потому что в российском обществе давно уже царствует культ виртуальной смерти. Смерть везде: в детских мультфильмах и передачах, в токшоу и мыльных операх, в художественном и документальном кино. Вы телевизор смотрите? С утра до вечера по телевидению только и крутят что детективные сериалы. И чем заумнее в сериале убийство, тем сериал популярнее. Авторы из кожи вон лезут, чтобы хитрее убить свою жертву. В погоне за новизной в убийстве чего только сейчас не придумывают! Ладно, чёрт с ними с сериалами! А российские новости? И дня не проходит, чтобы на телезрителей не вылили кровавый ушат новостей! А так как телевидение в России освещает не правду, а взгляд власти на правду, то и всё, что показывают российские каналы нельзя назвать иначе, как государственной политикой! И значит, это государство добивается от россиян привыкания к чужому горю!

 

- Я Вам про Ивана, а Вы мне про болвана, - написала в ответ Цвета. – Я твержу о Вас лично, ковыряю в трухлявой, как пень, душе Вашей, а Вы с маниакальной настойчивостью талдычите мне о несовершенстве государственного устройства России. Я не понимаю, чего Вы всё время между мной и собой государство суёте?

 

- А как же нам обойтись без государства, Цветик? В России сегодня без президентского указа никто лишний раз не пошевелится. Изо дня в день, вдалбливая народу про великие деяния российских правителей, его приучают к мысли, что Россией правит не социально-экономическая и политическая система, а лично глава государства или правительства. Поэтому, если Вы хотите, чтобы кто-то в России реально помог пострадавшим, для этого надо, чтобы ему лично приказали президент с премьером. А президент на гибель теплохода отреагировал? Отреагировал. Премьер распоряжения отдал? Отдал. Значит всё, Цвета, можете спать спокойно. Пока президент и премьер отдают распоряжения, Россия не пропадёт. А наши с Вами эмоции нефункциональны и никому и ничем не помогут. Так что, Цвета, понапрасну себя не изводите и душой за Россию не болейте – это, в конце концов, вредно. Язву желудка в два счёта нажить можно.

 

- Если бы только язву, - согласно выбил Клим. – Нервный стресс к инсультам приводит и к инфарктам. Я уже не говорю про импотенцию. Это само собой.

 

- Ну, поскольку Цвета женщина, то ей за импотенцию переживать не надо, - благодушно написал LedyVlom. – Потому-то и страдания за Россию ей ничем не аукнутся.

 

- Ой, не зря вы скатились к генитальной теме! Ой, не зря! - отозвалась Цвета. – Мне, впрочем, до ваших телесных способностей дела нет. Не желая вникать в эту дрянь, вам, парниши, я, однако, скажу. Не знаю, как насчёт вашей физической формы, но морально вы уже импотенты! А Вам, LV, не надо строить из себя разочарованного во всём Печорина. Как нравственный калека Вы ушли далеко вперёд своего литературного прототипа! Только в отличие от него Вы не страдаете, а своим нравственным уродством любуетесь! И призываете любоваться им себе подобных!

 

- «Себе подобных» - это про меня? - в конце вопроса Клим припечатал смайлик с иронично поднятой левой бровью.

 

- Видимо, про Вас, - вместо Цветы ответил LedyVlom. – Остальные на форуме в мою сторону только слюной брызжут. Истеричный хоровод какой-то! Будто соревнуются, кто нашей бабе Цвете слаще подмажет. Кстати про импотенцию. А с чего это Цвета взяла, что мы с Вами, РР, мужчины? Может, мы удачно прикидываемся! Вот Вы, РР, мужчина или женщина?

 

- Я вообще-то PontiPi, - охотно поддержал игру Клим. – А Вы, LV, какого пола?

 

- Обычного. Других ещё не выдумали, - и, обращаясь к Цвете, LedyVlom продолжил. – Вот видите, Цвета, как быстро мы разобрались, кто есть кто. Видите, как легко мы узнали правду. Так и с Вашей пострадавшей мамашей. Идите, Цвета, догадайтесь, кто напечатал всю её брехню, она или кто другой! Может, это вообще какие-нибудь толстые журналюги в Москве сидят и перед президентскими выборами в России страдания Девы Марии выдумывают!

 

- Да как Вы не понимаете, что всё равно, кто написал это злосчастное письмо! – жирным шрифтом напечатала Цвета. – Всё равно! Лакмусовая бумага тоже кем-то создана, но кем – совершенно не важно. И не важно из чего она сама состоит, какого она цвета и прочее. Важна единственная вещь – реакция на неё препарата в пробирке! Воспринимайте письмо пострадавшей женщины, как лакмусовую бумагу духовной чёрствости общества. А препаратом в пробирке будет служить наша духовность! Наш русский дух! Понимаете?!

 

- О! – тут же отозвался Клим. - Здесь русский дух? Здесь чем-то пахнет?

 

В интонации Климовых вопросов легко угадывалось равнодушное презрение, на что форум разразился бурей негодующих откликов. В чём только не обвиняли Клима и LedyVlom, какими карами небесными не запугивали, какие проклятии на их головы не обрушивали. Клим и не ожидал, что на форуме окажется столько желающих затеять драку. Не рискуя первым вступать в неравный бой с поклонниками Цветы, он наблюдал за реакцией LedyVlom на поднятую ими заваруху. А тот, словно специально растравливал аудиторию форума, игнорируя всех, кроме Клима и Цветы. И Клим невольно почувствовал злорадное удовлетворение оттого, что LedyVlom выделил именно его, а не кого-то другого. Климу приятно льстило, что в общем потоке мнений LedyVlom обращал внимание только на него и Цвету. Хотя, по большому счёту, главной ролью в чужой игре Клим сильно не упивался. Его, если честно, разгоревшиеся на форуме страсти трогали мало. И своё словоблудие, и разглагольствования LedyVlom, и мужественное противостояние им Цветы он воспринимал как развлечение незанятых делами людей, своеобразный отдых от повседневных забот. Может поэтому ни своим высказываниям, ни Цветиным, ни тем более болтовне LedyVlom он не придавал особого значения и в глубине души не понимал Цветы, столь рьяно защищавшей свои взгляды на жизнь.

 

- Чем пахнет? – переспросил LedyVlom и ответил. – Дымом от костров новой инквизиции. Дайте, РР, таким, как Цвета, придти к власти и заполыхает над Россией огненный смерч новой веры. Потому что такие, как она, единолично, по своему разумению жаждут судить и миловать окружающих. Вы же посмотрите, РР, Цвета совсем не желает меня понимать. Что бы я не писал, она с фанатичным упорством отвергает, даже толком не разобравшись. Видимо, это кровь в ней говорит, потому что авторитаризм у русских в генетический код вписан. Ведь в России всегда наравне с Богом поклонялись обожествлённому истукану – самодержавию, власти как таковой. Ради неё и сыновей-наследников трона убивали, и царственных мужей в казематах резали, и ноздри бунтарям рвали. Ради неё миллионами инакомыслящих урановые шахты да сибирские болота унавоживали. Вот и нас с Вами, РР, Цвета во враги записала. В России всегда так, всегда здесь предпочитали разъединяющее «кто не за нас, тот против нас» евангельскому «кто не против нас, тот с нами». И всегда Россия себе врагов находила: не Германия, так Америка; не афганцы, так чеченцы; не сосед, так в интернете собеседник. А раньше, помню, один враг был – мировой капитализм. Плечом к плечу на него шли. О! К месту легенду одну вспомнил, - написал LedyVlom. – В ней мужику одному дали зубы дракона посеять, а из них войско выросло и на него попёрло. Он камнем в войско запустил, солдаты и начали друг друга убивать. Это о России легенда. Это её граждане из клыков коммуняцкого дракона проросли. Это в неё камнем демократии запустили и люди, озверев, друг дружку резать начали. Сосед на соседа пошёл. Народ на народ. А девочка Цвета, надев на нос розовые очки, видеть резни, не хочет. Слёзы по утопленным младенцам льёт, но гордиться государством-драконом, государством-убийцей не перестаёт.

 

- Да горжусь! – тотчас ответила Цвета. – Потому что о России думаю, прежде всего, как о себе самой! Это я – Россия! Это со мной все беды происходят! Судьба Родины – это моя судьба! Всё, что с Россией случается, я через свою душу пропускаю! Вы же, LV, относитесь к тем равнодушным, кои о чём угодно будут болтать, лишь бы развлечься! И не важно: о России ли речь, о хоккее или о котлетах. Одно радует – не на Ваше пустословие и не на Вас обопрётся Россия, когда придёт её время твёрдо стать на ноги! А на меня! На плечи таких, как я! Потому что где есть один неравнодушный, там рядышком всегда сподвижник найдётся! А такие продуманные, как Вы, никого кроме подстрекателей вокруг себя не соберёте! И дружба ваша разобьется о первое же препятствие! Потому что хрупок лёд корысти! Мой Вам совет, читайте на форуме не только себя. Посмотрите, сколько людей Вас осуждают, скольким Вы своей брехнёй противны!

 

- PP, Вы слышали? Вот же несёт бабу. Тогда, Шлёма, подержите и мой макинтош, я тоже похезаю! - написал LedyVlom. – Дорогая моя девушка, чтобы Россия поднялась, ей не Ваши хилые плечики нужны, а великая идея! Кто там из мудрецов сказал, что русские – народ соборный и ради идеи шар земной перевернут? Была такая идея, гуманизм вселенский. Да пока к цели шли, выдумали пытки, доносительство, лагеря, водородную бомбу и ещё много того, на чём в один прекрасный день сами же и подорвались. Да так подорвались, что и саму идею в клочья разнесло. Вот русский народ без идеи-то и остался!

 

- А модернизация? – поспешил подсказать Клим.

 

- Что Вы, РР, какая модернизация? Народу хрень с нерусским названием подсовывают и пытаются внушить людям, что она - тот самый рычаг, которым Россию с головы на ноги поставят. Смешно даже. Вообще, романтик у власти – вещь чрезвычайно забавная! Если президент сам увлечён своими нанотехнологиями, то думает, что и остальные его увлечением проникнутся. Типичное заблуждение дилетанта. Кто, скажите мне, РР, за модернизацию на амбразуру бросится или под пулями в атаку пойдёт? Никто! Народ с упрёком смотрит на забавника-президента и ждёт, когда настоящий-то барин придёт. Чтоб мироедов батогами хлестал. Чтоб суров, но справедлив был.

 

- Крамольные вещи пишите, - с уважением отозвался Клим. – Только боюсь, как бы батогами Вашу спину не зацепили.

 

- Вот, РР, - с удовлетворением отметил LedyVlom. – Раз боитесь за меня, значит, такая возможность в России по-прежнему остаётся. А Цвета пишет «демократия», «демократия». А вот и нет в России никакой демократии! А есть камень из легенды, который общество разъединил, и показал, кто есть кто на самом деле. Каждого в отдельности показал! Вне марширующей колонны! Ибо что сам дракон, что зубы его, суть одна - драконова. И ничего россиян не исправит! Нет в России той силы, чтобы изменила духовную направленность народа. Как семьдесят лет русских пинали под зад, так они до сих пор обречённо и бредут. Вот сейчас вроде бы в модернизацию повернули.… А зачем? На кой ляд она им сдалась?! Эй, русские, не нужно вам это! Не в ту сторону вы бредёте!

 

- Ну-ка, ну-ка, - написала Цвета. – Надоумьте неразумных.

 

- Да, пожалуйста, - охотно согласился LedyVlom. - Знаете, Цвета, как в Европе парки устраивают? Там сначала на месте, где должен быть парк просто засеивают траву. Люди ходят, тропинки протаптывают, а потом по этим тропинкам архитекторы проводят парковые аллеи. И уже вдоль этих аллей сажают деревья и цветочки. Так и с российскими законами надлежит сделать. Не слизывать их слепо с иноземной Конституции, а насаживать новые законы вдоль традиций и обычаев своего народа, вдоль этих веками натоптанных ходок. А Путин с Медведевым всё пыжатся, всё стараются поверх сарафана на старушку Россию деловой костюм натянуть. А старость уважать надо, а не насиловать. Горбачёв такие вещи понимал. И когда молодая Америка уважительно протянула одряхлевшей России финансовые костыли, Горбачёв от помощи молодого американского государства не отказался. Да и как иначе? Молодёжь должна помогать старикам.

 

- А когда старушка помрёт, молодёжи в награду за старание и уважение останутся жилплощадь старушки и её имущество? – ещё не понимая, куда клонит LedyVlom, но, чувствуя в его словах какой-то подвох, спросил Клим.

 

- А как иначе? Добрые дела должны хорошо оплачиваться. Поэтому, как и в любой русской сказке, и в истории с Горбачёвым был бы счастливый конец, если бы не грянуло проклятое ГКЧП, а потом не появились все эти Ельцины, Путины и иже с ними. На кой чёрт они были нужны? Так хорошо было бы с Горбачёвым. Как шерочка с машерочкой зашагали бы Россия и Америка неспешным шагом в светлое будущее, цивилизованно решая вопросы совместного проживания. Михаил Сергеич получил бы за что-нибудь ещё одну Нобелевку, окружению его тоже какие-нибудь медальки раздали, да и народ не стал бы судорожно сваливать за границу. Потому что заграницей была бы уже сама Россия. Как Аляска. И никто бы не мешал России доживать свой век. Я думаю, американскому президенту хватило бы великодушия разрешать русским и дальше лобызать иконы, да спаивать своих медведей. Если бы со времён Горбачёва Россия жила под Америкой, россияне давно бы уже обрели душевный покой и не рвали глотку на форумах, защищая бездарных правителей-коррупционеров!

 

- Вау! – не сдержался Клим. – Сильно сказано! Это в чей же огород камень?

 

- Вообще-то я метил в Цвету, - честно ответил LedyVlom. – Но попал, видимо, гораздо выше. Ну да была, не была! Эй, Цвета, Вы дачу Путина в Сочи видели? По телевизору показывали. Издалека, правда, но и с большого расстояния понятно, что дачка – сооружение совсем не хилое. И по размерам, и по убранству Эрмитажу ничем не уступит. Это Владимир Владимирович, наверное, президентскую зарплату потихонечку откладывал, откладывал, а когда деньжат немножко поднакопилось, то и построил «теремок» на гектарах сочинской земли. А вокруг тут же «сиротские домики» всего руководства России выросли. Такие же «скромные».

 

- Слушайте, LV, - всё больше восторгаясь собеседником, написал Клим. – А Вы не боитесь в колодец российской власти плевать?

 

- А я и не плюю, - спокойно отвечал LedyVlom. – Так, пару раз «ау!» крикнул, да и только. И мне бы хотелось, чтобы Цвета это моё «ау!» услышала и поняла, что не нужны России ни Путин с Медведевым, ни остальные прочие реформаторы. И не нужно поверх российского лаптя натягивать нанотехнологичный модернизированный туфель. Ничего кроме хромоты этими тщеславными потугами не добиться. Потому что кончится всё тем, что перед лицом мировой общественности россияне предстанут этаким уродом: и русского в них ничего не будет, и до среднего европейца они не дотянут. И как бы российские власти россиян за уши не тянули, как бы на скорую руку не ломали русской самобытности - быстро россияне не изменятся. Уж слишком мешает русским их вековая ментальность. Слишком уж их мировоззрение инертно. А всё потому, что чрезвычайно массивна и глубиной залегания недосягаема основа российского менталитета - тысячелетний пласт русской культуры. И, может, поэтому в России сейчас столько катастроф и происходит, что разнонаправленные политические силы, расшатали этот духовный пласт русского народа. Как из-за бурлящей где-то на глубине магмы, на поверхности земли образуются обжигающие фонтаны гейзеров, так может и теперешние катастрофы – это свидетельство происходящих в глубине российской духовности необратимых катастрофических подвижек, а сами катастрофы – суть извержения высвободившейся ментальной энергии народа.

 

- Ой, как-то это для меня тяжеловато, - честно признался Клим. – Проще, пожалуйста. К чему Вы клоните, LV?

 

- Я и говорю, - пояснил LedyVlom. - Духовный пласт русского народа сдвинулся от традиционно русских духовных ценностей в неизвестном направлении. С одной стороны что-то там пыжатся Путин с Медведевым, куда-то в модернизацию волокут страну. С другой деятели русской культуры бредят Европой и потому лепят свои творения на европейский манер. С третьей есть огромный народ, который живёт, как и жил, своей жизнью, и подражает западным образцам только до тех пор, пока работает телевизор. А как только телевидение гаснет и затыкается неугомонное радио, народ возвращается к привычному своему бытию с чтением детям перед сном сказок Пушкина, пением в гостях «Хас-Булата», хождением с соседями по грибы и общим, неистребимым никакими лихолетьями, ожиданием неведомого чуда. Вот от действия этих разнонаправленных сил гигантский пласт русской культуры неимоверно растягивается, на глазах сплющиваясь до толщины денежной купюры. И если сейчас у этой купюры ещё высокий номинал, то с последующим истончением, он будет всё меньше и меньше. А купюры мелкого достоинства при современной глобальной инфляции первыми выходят из оборота. И значит, чтобы не исчезнуть совсем, истончение культурного пласта необходимо прекратить. А для этого нужно пресечь действие разнонаправленных сил, расшатывающих менталитет русского человека и вызывающих ту лавину катастроф, что захлестнули Россию. Вот почему России, чтобы уберечься от постигших её несчастий, надо немедленно отказаться как от мечтаний о цивилизованном лоне Европы, так и от модернизаций, возрожденческих идей и прочей фантастической дребедени. Всех реформаторов долой! А-то получается, что президент с премьером что-то там модернизируют, но гибнут от этого не их родственники, а простые российские граждане.

 

- Ну, долой, так долой, - не стал возражать Клим. – А что взамен? – наивно поинтересовался он.

 

- То, что приводит русских в неописуемый восторг – христианское смирение! - тут же ответил LedyVlom. – Покорное непротивление силе. А кто у нас сейчас самый сильный? Правильно, тот, кто и раньше – Америка. Проникновение её в российскую действительность началось ещё при Горбачёве. Но из-за бывших партаппаратчиков, всех этих радетелей российской государственности, да разошедшихся бандюганов прибрать к рукам российскую экономику великой заокеанской державе не удалось. Хорошо хоть в российской культуре у неё получилось зацепиться. А уж с этой-то стартовой площадки стало возможным и дальнейшее проникновение Америки вглубь российского менталитета. И Россия, хочешь – нет, начала меняться. Пока ещё коряво, шатко, валко, но постепенно цивилизация приходит и на этот участок суши. Обратите внимание, во всех новостных программах, на всех центральных теле- и радиоканалах высших государственных сановников России называют, на американский манер, только по имени и фамилии, пренебрегая традиционным для России уважительным обращением по имени и отчеству. Вроде бы мелочь, но и эволюция проявляет себя в мелочах. Сначала в мелочах. А когда мелочи накопятся – бац! Вот вам и новый образ!

 

- Ага, - отозвалась Цвета, - значит, по-вашему, вся та мразь, что забила информационное пространство России и есть её новый образ? Американизированный?

 

- Новый - не значит окончательно сформированный. То, что мы с вами видим – это не влияние великой американской культуры, на русскую, а результат взаимодействия нескольких разносторонних сил, о которых я писал выше. Американский вектор здесь, конечно, тоже присутствует, но не преобладает. Может быть именно поэтому, меняющаяся русская культура на переходных этапах своего эволюционного развития и принимает столь уродливые формы. Паниковать по этому поводу, однако, не стоит. Россиянам надо просто покорно перетерпеть. Пусть российские балерины и дальше славятся не танцем, а эпатажным поведением. Пусть русская литература продолжает вырождаться в легко усвояемый продукт массового потребления. Пусть вместо шедевров кинематографа телеэкран рябит от слащавых рож телемух-шоуменов. Пусть! Ведь по большому счёту, всё это временные явления. Естественные мутации при взаимодействии чужеродных культур. А чтобы скорее пройти все стадии эволюционного изменения, надо отмести всё лишнее и, сконцентрировавшись лишь на достижении уровня американской цивилизации, без лишнего эмоционального напряжения пропустить её сквозь себя. Напитаться Америкой, чтобы неизбежное её проникновение в Россию не носило болезненного характера.

 

- LV, Вы убиваете меня своей логикой, - простодушно написал Клим. – А ведь действительно, взять хотя бы совместное американо-российское освоение Североатлантического шельфа. Чем не пример того, что Америка уже добралась до российской жилы! Или перелицовка Российской Армии на американский лад!

 

- То ли ещё будет! – живо отозвался LedyVlom. – Я и говорю, раз уж проникновение Америки в Россию неизбежно - а оно неизбежно, потому что в Америке грядёт сильнейший экономический кризис, а второй Великой депрессии американцы не допустят – то и не надо сопротивляться. Не надо расшатывать ветхую российскую государственность! Пусть Россия и дальше живёт по законам предков. И когда тихо, мирно, как дерьмо в отстойной яме, она перегниёт, из посеянных сейчас в её питательную среду семян, уже совершенно естественным образом прорастут молодые побеги обновлённого американского государства. И лучше так, чем как-нибудь по-другому. Вспомните про вторжение Америки на Ближний Восток. Ради этой цели американцы не погнушались подорвать свои башни-близнецы с тремя тысячами человек! Поэтому не надо ждать, чтобы они выдумали какого-нибудь российского Бен Ладена, чтобы оправдать своё военное вторжение на российскую территорию. А то, что такой вариант возможен, у меня нет никаких сомнений. В американских и европейских средствах массовой информации любые события в России подаются только в негативном ключе. Из Путина в Америке вообще злого идола сделали. А это значит, что американское и европейское общество готовят к мысли, что Россия – враг. Это чтобы никто не удивлялся, когда в один прекрасный день натовским военным на кончиках своих штыков понадобится принести в Россию «настоящую демократию». Американцы разрушением башен-близнецов наглядно показали всему миру, что во избежание кризиса, они, на что угодно пойдут. Поэтому повторюсь – не надо сопротивляться неизбежному. Тем более что и сами россияне потихонечку американизируются. Многие из них итак уже больше верят в чудодейственность американского доллара, нежели в святость православных икон. Осталось лишь слегка дожать, чтобы вера их переросла в культ.

 

- Вон оно, куда вас занесло! – написала Цвета. – Начали от печки, а закончили околицей! Рановато Вы, однако, на российских костях в бесовской припляс пустились. Народ российский ещё жив! И пока живой, вправе сам выбирать свою судьбу. И выбирает! И реформы, и президента, и всех остальных прочих народных избранников! И значит выбор народа не за какой-то там тухлой американизацией, а всё-таки за поиском своего собственного места в ряду равновеликих держав!

 

- Что за чушь Вы там несёте? – брезгливо отписался LedyVlom. – Ваши избранники не народные, а инАродные. Откуда он взялся, президент Ваш? Кто о Медведеве слышал до его инаугурации? Он что, много лет участвовал в политической жизни страны? Долго шёл через взлёты и падения к вершине политического Олимпа? Нет. То же и с Путиным. Всплыл ниоткуда и стал царём в одну ночь! Его Ельцин у руля поставил, он – Медведева. Так и будут они дальше друг друга тасовать. А российский народ будет причастен к их политическому шулерству лишь отчасти. Спросят, например, какого-нибудь мужика: «Вот Вы лично, причастны к выбору президента?» И когда он ответит: «Конечно!», уточнят: «А как?». «А вот так, - ответит мужик и полезет правой рукой чесать через голову левое ухо, - окольным хэндэхохом!»

 

- Поразительное неуважение русского народа! – написала в сердцах Цвета. – Поразительное! И Вы, LV, - просто гениальный всезнайка! И духовность зацепили, и нашего президента облаяли, и народу пинка дали! Прямо божок языческий! Всё Вам под силу! Во все сферы проникли! Удивляюсь я после всего Вами написанного, как Вы ещё по-русски говорите. Ведь в каждом Вашем слове отвращение ко всему русскому! Всё, что есть у нас – всё Вам не по нраву. И власть, и культура, и быт – всё! Тогда будьте последовательны, отрекитесь и от языка тоже! Станьте другим. Американцем, например. Окунитесь в свою мечту с головой. Забудьте этот «проклятый» русский язык. Это ведь он – носитель национального самосознания. В нём и душа русского народа, его прошлое, настоящее и, поверьте мне, его будущее, которого Вы, как я понимаю, преобразованной России не желаете. Отрекитесь от языка!

 

- Испугали мышку стогом, - спокойно написал LedyVlom. Казалось, ничто не может вывести его из равновесия. – К Вашему, Цвета, сведению, я уже два года проживаю не в какой-нибудь российской Тмутаракани, а в СОЕДИНЁННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ! Моему ребёнку пять лет. Русского языка он не знает, и я надеюсь, не узнает никогда. Потому что не хочу я, чтобы с языком он добровольно принял на себя вековое русское проклятие, коим зовётся расхлябанность разума, но которую вы, русские, холите и лелеете и называете душой. Жаль мне самому русского языка забыть нельзя. Видимо, в определённом возрасте язык становится клеймом сознания и я, без возможности освободиться, заклеймён вашей русскостью навек.

 

- А-а, так вот откуда Ваша желчь на всё русское, - Цвета прилепила к фразе смеющийся смайлик, – от американских гамбургеров! И высокомерие Ваше замешано на майонезе дяди Сэма! Ну, раз для Вас всё русское в себе – проклятие, то и мучайтесь на здоровье. Вас, конечно, могло бы спасти самоуважение, но ведь оно зиждется на гордости, а чем Вам гордиться? Изворотливостью? Может для Америки она и благо, но у нас в России эта черта характера повсеместно презираема. Так что даже хорошо, что таких, как Вы вымывает за океан – здесь чище будет. Что же до Ваших слов об отсутствии в России силы, способной изменить духовную направленность народа, то я Вам отвечу, что направленности этой Вам с высоты Вашего равнодушия не узреть никогда. Как не дано Вам понять, что направленности этой никто менять не собирается, потому что сила способная это сделать – та самая великая русская культура, которую Вы столь красочно изобразили в милом Вашему американскому сердцу образе – денежной купюре. Купюре, смысл существования которой – оборот, азартная свистопляска с красочным названием «шоу»! Так вот, звёздно-полосатый мой оппонент, русская культура не змеиное шуршание американского шоудоллара! И не сувенирная лавка у подножия застывших пирамид! Она - бушующий огонь в нашей крови! И не изменить она нас должна, а укрепить и возвысить, и вознести. Правда, пламя её пока затоптано пошляками, но, поверьте мне, в России ещё достаточно совестливых людей, чей душевный порыв в своё время напитает расцвет российского государства яркими красками возрождения. А вам, там за бугром, только всполохи от нашего огня достанутся. Потому что глаза ваши застит стеклянная призма равнодушной пресыщенности, которая даже Божью искру разложит на световой спектр, но понять красоту и природу которой будет не в состоянии... Жаль вас!

 

 - Себя пожалейте! – Климу показалось, что LedyVlom первый раз за всё время разговора занервничал. – Божью искру девушка увидит.… Где?! В лесных пожарах, что над Россией бушуют?! Или, может, небесный свет из телевизора польётся?! Тогда подскажите, по какому каналу! Посмотрю обязательно!

 

- Конечно, посмотрите, - впервые согласилась с LedyVlom Цвета. – Потому что если бы, такие как Вы, не смотрели телевизор, то и эпатажные балерины, и популярные шоумены и низкопробные литераторы – все остались бы без работы. Однако благодаря Вам этого никогда не произойдёт. Потому что Вы и Вам подобные со свинячьей неразборчивостью перемалываете подряд все помои, что подают вам средства массовой информации. А, нахлебавшись, пытаетесь убедить окружающих в том, что всё, от чего Вас при неумеренном Вашем обжорстве тошнит, и есть великая русская культура. И откровенно делитесь со всеми, мнением о мерзости этой культуры и горечи вызванной ею изжоги. Впрочем, мне удивительно не это. Меня беспокоит, почему в среде русских людей так много сейчас тех, кто с лёгкостью отрекается от своей Родины? Почему, глядя на растерзанное тело России, многие русские, подобно Вам, LV, стремятся сделать больнее своей родной стране, стремятся добить её? Почему, поставленные перед выбором, они спасают Варавву, разбойничий образ жизни, а её, возлюбившую их, принимающую на себя их грехи, они своими руками толкают к кресту, на котором цивилизованные поработители без капли сочувствия распнут её, а после гибели будут алчно делить между собой её одежды?

 

- Так, Цвета, может всё дело как раз в этих её одеждах? – после знака вопроса LedyVlom прилепил ироничный смайлик. – Кстати, здесь на Западе никто и не скрывает, что от России им нужны только её ресурсы. Ну и стабильность, конечно. Кому ж охота нефть под пулями добывать.

 

Цвета долго ничего не отвечала, а потом всё-таки написала.

 

- Презираю Вас. И общаться с Вами у меня нет больше никакого желания. Прощайте.

 

LedyVlom, явно, не ожидал такого поворота дела. Он сначала пристыдил Цвету за дезертирство. Потом милостиво обещал больше не дразнить её. Потом, извиняясь за излишнюю прямоту, клялся впредь быть более сдержанным в оценках российской действительности. Однако на все его призывы продолжить разговор Цвета отвечала гробовым молчанием. Вместо неё LedyVlom пытались задирать свидетели их с Цветой поединка. Но высказывания нападающих лишь копировали слова Цветы и часто облачались в столь примитивную форму, что отвечать их авторам ни LedyVlom, ни Климу не приходило на ум.

 

- Смотрите, РР, - написал LedyVlom, – смотрите, сколько вокруг нас с Вами «совестливых» людей, всех тех на кого Цвета возлагает большие надежды. И как же мелковат этот контингент! Как истеричен и недалёк! Вы со мной согласны?

 

Климу стало не по себе. Он испугался, что после ухода Цветы, LedyVlom вздумается взять его в собеседники, а Клим заумных бесед вести не умел и как поддерживать дальнейший разговор, просто не представлял.

 

- Согласен, - наобум написал он в ответ. – Русские, что Вы хотите. Один талант на миллион рождается, а потом на шее этого таланта вся страна ездит, - и чтобы дальше не углубляться в рассуждения, Клим благоразумно решил сменить тему разговора. – То ли дело в Штатах! Вы, кстати, в Америке, где живёте?

 

- Город-герой Нью-Йорк, - охотно ответил LedyVlom. – А Вы откуда будете?

 

После Нью-Йорка писать про свой родной город Клим застыдился. Так провинциал тушуется перед жителем столицы. Но, тяжело вздохнув, Клим всё-таки выбил:

 

- Кишинёв. Республика Молдова.

 

- Молдова? – не понял LedyVlom. – Это где-то на юге? Таджики, чучмеки, чурки всякие. Там что ли?

 

- Не совсем, - пояснил Клим. – На юге, да. Но мы западнее. Между Украиной и Румынией.

 

- Ошмёток бывшего Совка? Интересно. Ну, давай, рассказывай, что за страна такая – Молдова, - предложил LedyVlom.

 

- Да какая там страна, - неохотно написал Клим, - так, страничка. Неперевёрнутая страничка русско-румынского бестолкового словаря, - пояснил он. - Так и колеблемся, не зная, куда нас перевернёт: то ли к России, то ли к Румынии. Хочу свалить отсюда. Сейчас бегаю, готовлю документы для отъезда в Канаду. Посмотрим, получится, нет.

 

- Смотрю, Родину свою ты не жалуешь, - LedyVlom прикрепил плачущий смайлик. – Ну и правильно. Дуй в Канаду, соседями будем. Подальше от всех этих варваров. Пускай они сами своих детей, как котят топят.

 

- Дай-то Бог, - бодро напечатал Клим. – Главное, чтобы с документами никакой лажи не случилось. И денег, чтоб хватило. Квартиру продам, дачу. Сначала думал, может, на работе зарплату поднимут, чтоб подкопить легче было, но у меня неприятности случились. Так что чувствую, не видать мне повышения зарплаты, как своих ушей.

 

Клим ждал, что LedyVlom ради приличия поинтересуется, что же у Клима стряслось, но тот лишь написал:

 

- Бывает. Все от кого-то зависим. Жизнь такая.

 

В это время в комнату вошла жена. Оказалось, она уже и детей уложила, и душ приняла. Погасив центральный свет, она включила телевизор и, устроившись рядом с Климом на мягких подушках, обложилась тюбиками с парфюмерными кремами и занялась вечерним туалетом. По телевизору показывали какой-то американский боевик, в котором главный герой, чернокожий американец, с особой жестокостью уничтожал терзавших Америку русских мафиози. Глядя то в телевизор, то на экран монитора, Клим отвлекался от разговора с LedyVlom. К тому же его раздражало присутствие под боком жены, которая в любой момент могла прочесть его с LedyVlom переписку. А Клим не выносил, когда жена лезла в его дела. Поэтому, придержав ноутбук, Клим отодвинулся от жены на самый край кровати и развернулся так, чтобы краем глаза видеть заглядывает жена в компьютер или нет.

 

- Приглуши звук, - попросил он супругу, - а-то я отвлекаюсь.

 

Но жена, будто и не слышала, как ни в чём не бывало, продолжала заниматься своим туалетом.

 

- Слушайте, LV. А если не секрет, кем Вы работаете в Нью-Йорке? – поинтересовался Клим.

 

LedyVlom долго ничего не писал, видимо раздумывая, отвечать на этот вопрос или нет, но потом всё-таки выбил:

 

- В гипермаркете. Системным администратором. И сейчас я, между прочим, работаю. Якобы… - LedyVlom прикрепил смеющийся смайлик.

 

- В гипермаркете?! Системным администратором?! – обрадовано застучал по кнопкам клавиатуры Клим. – Вот это удача! Что называется, на ловца и зверь бежит! Я тут в Кишинёве тоже в системе супермаркетов работаю. Числюсь электриком, но меня заставляют и ремонтом всякого оборудования заниматься. Недавно начальнички мои ездили в Италию, купили там холодильное оборудование. Хлам, как понимаете. Но гендиректору это фуфло, как новое подсунули. А холодильники, естественно, поработали, поработали, да и стали потихоньку медным тазом накрываться. То одно из строя выйдет, то другое. И, главное, технической документации на них нет. Ни одной принципиальной схемы. Притом, что электроникой они напичканы по самое не горюй. Я, как белка в колесе, кручусь, верчусь, своим умом додумываю, что да как схимичить, чтобы этот металлолом хоть немного проработал и всё равно виноватым остаюсь. Дескать, это мой недочёт, что оборудование из строя выходит. Дескать, меня никто не контролирует, вот я техническое обслуживание спустя рукава и провожу. А какое там техобслуживание, если у меня под руками всё сыпется? В тех холодильниках только внешность яркая, а внутри как копнёшь – трухлявое всё!

 

- Не повезло, - только и ответил LedyVlom. – У меня на работе таких проблем не бывает.

 

- Ещё как не повезло! – не унимался Клим. – Я уже и в интернете пытался хоть какую-то информацию накопать – всё бесполезно. И за помощью обратиться не к кому. Послушайте, LV, может, у Ваших американских технарей в гипермаркете есть описание моего хлама? Не могли бы Вы отсканировать у них нужные мне материалы и переслать мне?

 

- Нет! Ни в коем случае! - жёстко окоротил Клима LedyVlom. - Здесь это не принято! Что значит, я, работник одного отдела, приду к персоналу другого отдела, да ещё не просто так, а за технической документацией для иностранного гражданина?! Бред какой-то. Здесь подобные вещи совершенно невозможны.

 

Тем временем, пока Клим жаловался LedyVlom, пока тот отказывал ему, форум кипел от возмущённых реплик посетителей. Они требовали от модератора пресечь вольную, не по теме, переписку LedyVlom с Климом. Раздражение форумчан выросло настолько, что Климу в определённый момент показалось, что в общей перепалке он уловил непонятное, с тонким присвистом шипение, будто в огромном баллоне с сжатым воздухом образовалась течь, и тот тихо травил, ежесекундно угрожая взрывом. Возможно, нечто похожее почувствовал и LedyVlom и, раззадоренный нарастающим возмущением посетителей форума, назло им неожиданно предложил:

 

- А ты, РР, поищи документацию на свой хлам в англоязычном интернете. В Европе и Америке богатые технические библиотеки. В них удалённо через интернет легко можно найти любую информацию. Это не ваша бумажная нищета, тут главное английский язык хорошо знать. Ты английским владеешь?

 

- Нет, - честно признался Клим. – Уже месяц на курсы французского хожу, но и в нём пока, кроме алфавита и дифтонгов, ещё ничего не вызубрил.

 

- Плохо, - заключил LedyVlom. – Тогда ищи того, кто бы знал английский. Другого выхода у тебя нет.

 

- А Вы, LV, не могли бы мне в этом помочь? – затаив дыхание от возможности снова нарваться на отказ, написал Клим. – А-то, чувствую, крышка мне. А?

 

- Нет, ну что вы за народ такой! - возмутился LedyVlom. – Чуть дашь слабину, чуть кому посочувствуешь – сразу начинаете что-то клянчить! Хоть не общайся с вами совсем!

 

- Не обижайтесь, - принялся оправдываться Клим. – Просто меня прессуют на работе, спасу нет. А если без работы останусь – мне хана! В Кишинёве такая безработица, что хоть бери топор и выходи на улицу людей грабить. Тогда прощай Канада, прощайте надежды!

 

- Вот только не надо мне в жилетку плакаться, - грубо отрезал LedyVlom. – Всем сейчас тяжело!

 

Клим ждал, что LedyVlom напишет ещё что-нибудь, но тот затаился, словно размышлял, продолжать беседу или уйти с форума.

 

- Мне бы хоть пару страничек, - просительно заныл Клим. – Я бы Вам черканул точные данные своего металлолома: название, модель, год выпуска, всё такое. А Вы, если бы где-то что-то узнали, написали бы мне, или хотя бы ссылок накидали, чтоб я сам разобрался. Вы уж простите меня, просто действительно дошёл до черты, а Вы, как та соломинка, надежду во мне возродили.

 

LedyVlom, раздумывая, по-прежнему молчал. На форуме его молчание оценили по-своему и тут же принялись смеяться над Климом, как над собачонкой обманутой собственным хозяином.

 

- Короче, - наконец написал LedyVlom. – Делаем так. Поищу я для тебя что-нибудь. Но ничего не обещаю. Получится – получится, нет – нет. Данные, да, оставь. На всякий случай. Чтоб я дураком себя не выставил, и не мычал, когда меня на каком-нибудь форуме начнут по делу расспрашивать.

 

Клим чуть не подскочил от восторга. Вот это да! Вот это удача! И так неожиданно! Кто бы мог подумать, что какое-то утонувшее корыто поможет ему решить его проблему! Клим быстро отпечатал LedyVlom запрашиваемые им параметры, которые из-за длящейся несколько месяцев головомойки, казалось, отпечатались в его мозгу навсегда. Потом они договорились, как будут связываться, причём LedyVlom наотрез отказался давать адрес своего почтового ящика.

 

- Я сам тебя найду, если нарою что-то, - непреклонно заявил он. – А-то как бы Цвета через мои координаты на меня порчу не навела. Эти русские такие: если им плохо, то и всем вокруг плохо должно быть. Слышите, русские?! Хотя, что с вами разговаривать. Всё, РР, я ухожу. С тобой мы, может, ещё свяжемся, а остальным нытикам я говорю: «Прощайте!» Больше мне здесь делать нечего. Давай, РР, до созвона!

 

После ухода с форума LedyVlom, Клим подумал, что и ему пора выключать компьютер и ложиться спать. Всё-таки завтра на работу. Поэтому, подражая LedyVlom, он тоже попрощался с посетителями форума:

 

- Всем пока! Всем спасибо и без обид! На всякий случай, если письмо – правда, мои соболезнования родственникам погибших. LV, умоляю, не забудьте про мою просьбу! Вопрос жизни и смерти! Салют!

 

Клим вышел из интернета, выключил ноутбук, захлопнул крышку компьютера и положил его обратно на тумбочку. Потом медленно поднялся с кровати, сходил в ванную, умылся, почистил зубы. Вернувшись в спальню и, укладываясь на своей половине, он спросил у жены:

 

- Телевизор выключаешь?

 

- Нет, - лаконично ответила та.

 

Зная, что жена без телевизора не уснёт, Клим не стал спорить. Пожелав супруге спокойной ночи, он отвернулся на другой бок и, укутавшись с головой одеялом, попытался уснуть.

 

Сначала ему ничего не снилось. В глазах мелькали неуловимые искры, вспыхивали и гасли мириады неразличимых звёзд, но чем больше он увязал во сне, тем быстрее успокаивалась вакханалия красок, тем прозрачнее и яснее становилось пространство вокруг Клима. В этом пространстве Клим обнаружил скрытые течения, вместе с которыми его уносило дальше вглубь сна. Сил сопротивляться течениям Клим не находил. Он чувствовал себя тяжёлым, неповоротливым. Каждое движение совершалось им через силу, с натугой. И эта непривычная неповоротливость тяготила Клима. Он томился в своём неуклюжем теле, ставшем вдруг чужим, неудобным. Климу хотелось вырваться из разочаровавшего тела, сбросить его с себя, как змея сбрасывает опостылевшую шкуру. Но избавление было невозможно, потому что само понятие рывка, резкого движения теряло всякий смысл в непреодолимо плотном пространстве сна. И всё же Клим не терял надежду и, преодолевая вязкое сопротивление окружающего его пространства, с чудовищной медлительностью поворачивал тяжёлой, словно налитой чугуном головой, в поисках лазейки от сковавшего его паралича. Однако проносящийся мимо прозрачный поток материи, сплошной серо-голубой массой устремляясь вперёд, никаких разрывов не обнаруживал, и, покинуть себя не давал. Тогда Клим подумал, что надо бы уснуть ещё глубже, так, чтобы совсем ничего не видеть, ни к чему не стремиться, и чтобы крепкое и долгое забытьё прекратилось лишь под утро по требовательному зову ненавистного будильника. И в тот же момент Клим заметил проплывающие мимо него белые листы бумаги. Медленно поворачиваясь в уносящемся потоке, они позволяли разглядеть себя. Клим решил не обращать на них внимания. Он старался ни о чём не думать, потому что завтра с раннего утра на работу, а там снова скандалы, снова ругань и бесполезное многочасовое ковыряние во внутренностях выработавших свой ресурс холодильных агрегатов. Но неожиданно на одном листе мелькнула электронная схема какого-то устройства. И на всех листах, оказывается, были напечатаны какие-то схемы. Клима осенило вдруг, что эти листы и есть так необходимая ему техническая документация. Преодолевая плотное сопротивление несущегося потока, Клим протянул тяжёлые, непослушные руки к листам. Поднеся листы к самому носу, он напрягал зрение, и, сквозь застившую глаза сонную поволоку, попытался прочесть схемы. Но в приближении схемы таяли, исчезали с листов, прочесть их никак не удавалось. К тому же в ушах звенело от волнами нарастающего шума. Шум нервировал Клима, отвлекал от чтения схем. А так хотелось побыть в тишине, заняться, наконец, любимым делом, найти причину неисправности. Но шум нарастал, увеличивался. Клим оторвал взгляд от листов и увидел по правую руку от себя, замершего в ожидании LedyVlom.

 

- Мы ждём твоего решения, прокуратор, - почтительно и твёрдо произнёс первосвященник и простёр руку, сжимающую Климовы листы, в сторону арестованной девушки.

 

«Ах, да! - вспомнил вдруг Клим. – Надо же определиться с подсудимой!» Клим никак не мог вспомнить во сне, кто эта девушка и в чём её обвиняли, но спросить первосвященника не посмел. «А, собственно, почему девушка? – рассеянно подумал Клим. – Вроде должен быть мужчина». Растерявшись, Клим неуверенно посмотрел на LedyVlom и стал медленно поворачиваться к девушке, чтобы рассмотреть её. Девушка стояла у него за спиной по левую от него руку. Клим двинул своё неповоротливое тело к ней. Тело подчинилось с трудом, нехотя. Медленно, страшно медленно Клим отворачивался от первосвященника в сторону подсудимой. Сначала глаз самым краем зацепился за белые в складках одежды девушки, потом увидел верёвочный поясок, подпоясавший тонкую девичью талию, гордо распрямлённые плечи. «Цвета?» Климу, во что бы то ни стало, потребовалось взглянуть девушке в глаза, увидеть их свет, глубину. Стеснённый вязкостью пространства, Клим страшно медленно поворачивался к Цвете. И также медленно и неуклонно Цвета, отворачивалась от него в противоположную сторону. «Цвета!» - вглядываясь в фигуру подсудимой, позвал Клим. Но чем сильнее он вглядывался, тем прозрачнее становилась девушка, словно таяла под его пристальным, изучающим взглядом. Клим попытался приблизиться, но с каждым его шагом фигура девушки становилась ещё более прозрачной, пока не исчезла совсем. От её исчезновения пространство вокруг Клима очистилось, сбросив липкость сна, обрела реальность. Клим отчётливо увидел перед собой огромное, простёршееся до горизонта поле. Широкое. Бескрайнее. И каждая травинка, каждый цветок сколь далеко бы он не находился приветливо клонился то к Климу, то от него. Поле манило его, приглашало уткнуться в мягкий шёлк своих трав, вдыхать их пряный аромат, подставив лицо нежному ветерку, нежиться под тёплым покрывалом солнечного света. Поле звало к себе, хотело поведать ему свою тайну, довериться ему. И Климу только и оставалось, что, забыв о прошлом, сделать шаг ему навстречу и, подобно Цвете, раствориться в душистом аромате полевых трав. И не думать о том, что завтра на работу, что завтра Клима снова ждут скандалы и унижения. Сейчас, в этот волшебный миг нужно было оставить позади все заботы и, отдавшись манящему зову поля, раствориться в счастливой бесконечности, так нелепо и бестолково запихнутой Климом в его глупый псевдоним.

 

А поле ждало.

 

И дышало.

 

 Томно.

 

Глубоко.

 

И травы колыхались в такт его дыхания, шумели. И этот шум, наполнив всё пространство Климова сна, походил на шуршание листов в руках LedyVlom. Тех листов, которые, возможно, и являлись заветной документацией, и которые так необходимо было прочесть Климу. Сердце Клима похолодело от ужаса, когда он вдруг подумал, что LedyVlom может избавиться от ненужной ему документации и Клим никогда больше не сможет с ней ознакомиться.

 

Клим хотел резко повернуться к LedyVlom и крикнуть ему, чтобы он не выбрасывал документацию, но вязкое пространство сна погасило его порыв, не дав движению набрать скорость и силу. Медленно, снова страшно медленно Клим стал оборачиваться назад к LedyVlom, и так же медленно исчезало открывшееся ему поле, а на его месте возникал силуэт арестованной девушки. Но до неё Климу уже не было никакого дела. Он увидал LedyVlom, листающего документацию и протянул к нему руку. «Твоё решение, прокуратор?» - напомнил Климу о его долге первосвященник. «Да делайте вы что хотите!» - в сердцах подумал Клим, но сказать это сквозь небывалую тяжесть сна не сумел. Но LedyVlom и так его понял. «Да будет по сказанному», - почтительно поклонился первосвященник. Он сделал шаг в сторону и Клим, наконец, увидел источник того шума, что отвлёк его от чтения электронных схем. Оказалось, что Клим стоит с LedyVlom на балконе высокого здания, а прямо под ними ревёт и беснуется оголтелая взъерошенная толпа. Клим разглядел каждый оскаленный рот, каждый сжатый кулак. Различил, о чём кричат люди в толпе, что требуют. Он недоумённо посмотрел на LedyVlom, а тот ещё раз поклонился и широким движением с силой швырнул кипу белых листов прямо в толпу, в самую людскую гущу. Кипа взметнулась вверх и, шурша, белой бесшумной бомбой взорвалась над толпой. В ту же секунду листы вспыхнули ярким пламенем и мгновенно сгорев, просыпались чёрным пеплом на головы людей. Толпа содрогнулась, взвыла ошпаренным зверем и, обезумев от ярости, бросилась на Клима. Перевалив через ограждения, грязным селевым потоком она ринулась к балкону и, казалось, вот-вот перехлестнёт через парапет. Клим в панике попятился назад, но плотное пространство сна непреодолимым препятствием встало на его пути. Клим беспомощно барахтался на одном месте, перебирал руками и ногами, но с места не сходил. В ужасе Клим закричал и проснулся.

 

Ничего не понимая, он оглядел комнату. По телевизору в ночных новостях показывали очередной конфликт на Ближнем Востоке. На экране беснующаяся толпа металась от здания к зданию, поджигала машины, громила витрины магазинов и кафе. Комнату наполняли звуки бьющегося стекла, свист, гортанные выкрики на незнакомом языке.

 

- Просил же убавить звук! - громко, сквозь сон, выговорил жене Клим. – Только о себе и думаешь! Гаси шарманку!

 

Но жена не ответила. Уснув, она тихо спала на своей половине. Повернувшись к ней, Клим пошарил по одеялу и, найдя пульт, с ненавистью выключил телевизор. Положив пульт на тумбочку, Клим снова устроился на боку и, зажмурив глаза, попытался уснуть. Но сон не шёл. Подобно тяжёлой капле смолы сползающей по шершавому древесному стволу, родилась и текла в мозгу Клима мысль о Цвете. Но неясная, она томила непонятным смыслом, возбуждая в душе горькое ощущение неразгаданной тайны. Клим посильнее зажмурился и постарался вызвать образ открывшегося ему поля. Но вместо бескрайних просторов, ему привиделась вдруг чёрная непроницаемая бездна. Густая тьма её поглощала все мысли, все чувства. Мрак не давал ни отблеска, ни эха. Однако Клим не испугался этой тьмы. Откуда-то он знал, что именно из её чёрных глубин должен был прийти ответ от LedyVlom. И Климу так не терпелось получить тот долгожданный ответ, что он сам, по собственной воле стал погружаться в беспросветную тьму и всё кричать, всё звать LedyVlom. Но тьма, прожорливо поглощая его, безответно молчала.

5
1
Средняя оценка: 2.91667
Проголосовало: 84