Бесстрашный украинец Рева: «Пули меня, видимо, милуют»

«Я, Рева Иван Михайлович. Родился в 1924 г. в крестьянской семье. Украинец. Детские и юношеские годы провёл в сёлах Водина, Прудентово, Борьево и Инзовка Запорожской области. Образование среднее. Комсомолец. Участвовал в самодеятельных кружках, был значкистом БГТО, ПВХО, «Ворошиловский стрелок». 
Поступал в военное училище — не прошёл медкомиссию. С октября 1941 по сентябрь 1943 гг. находился на временно оккупированной фашистами территории. В меру сил и возможности вредил врагу.
После освобождения района от гитлеровских захватчиков был призван в ряды Красной Армии. Сейчас воюю, вместе со всеми громлю ненавистного врага, приближаю долгожданный час Победы. Имею боевые награды…» — в перерывах между боями рассказывал Иван свою биографию однополчанам. Перед принятием в коммунистическую партию Советского Союза.  

С начала войны он просился на фронт. Не брали — здоровье подкачало. Да и молод. Хотя в те годы пацаны взрослели быстро. Мужчины-односельчане ушли, почти все. 
Перед очередной поездкой в городской военкомат в деревню вошли фашисты. Танки, бронетранспорт. За ними — суетливые голодные солдаты. Сразу же принявшиеся бегать по селу в поисках «курок, яек, млека». 
На центральной площади появились виселицы. Начались казни подозрительных. Несогласных. Пришла настоящая беда. Горе.
В близлежащих лесах стали появляться беглые (из концлагерей) русские солдаты, захваченные ранее германцами врасплох. Рева примкнул к одной такой группе. Вскоре возглавил её. Действовали резко, быстро, дерзко. Громили по дорогам вражеские обозы, колонны. 
Столкнувшись с партизанским движением, обескураженные немцы стали массированно минировать подступы к населённым пунктам — на территории Прудентово.
Отряд Ревы обезвреживал заряды — ставя их на трассах движения вражеской техники. Немцы подрывались на своих же минах. 
Так прошло два года…

В октябре 1943-го Прудентово освобождено русским фронтом. Иван Рева становится войсковым разведчиком, сапёром. Знание местности — неоспоримый козырь. 
Однажды — перед взятием Запорожья — получил задание достать из города языка. Да поважней.
За 10 дней рекогносцировки изучили движение в штабе фрицев. Отметили это в документах, картах. Наконец, бесшумно взяли штабного офицера. Оставшегося ночевать в своём рабочем кабинете. Прихватив солидный чемодан с ценными бумагами и секретными донесениями. Двинулись восвояси.
Вдруг сзади — шум. Очухавшись, немцы кинулись в погоню. Заработал пулемёт в дзоте на ближайшей высоте.
Рева специально отстал от группы. Прикрыл отход. Когда же товарищи скрылись из виду, внезапно атаковал дзот. Закидал гранатами. Захватил пулемёт — направив его прицельно на врага. 
Так, с трофейным оружием и прибыл разведчик в подразделение. Это была феерия! Чистая профессиональная работа — без потерь и ранений.
Солидный кожаный чемоданчик фрицев впоследствии сильно помог командованию армией. Запорожье пало. Наши вошли в город. За Ревой к тому времени числилось более 500 обезвреженных мин. За что гвардии рядовой награждён орденом Славы III степени. 

Форсирование Днепра… Героические страницы народно-освободительной войны.
Рева — уже сержант. Командир сапёрного отделения — отряда обеспечения надёжной переправы. Под ливневым огнём они первыми вошли на ту сторону. Воткнув в землю указательные красные флажки для прохода основных войск. С надписью «Правый берег Днепра снова стал советским». 
«Дорогие мои! Жив, здоров. Можете поздравить меня с ещё одной боевой наградой — орденом Красной Звезды, а всех хлопцев моего отделения с медалями «За отвагу.
Как фашист не старался разбить наведённую нами переправу — не удалось. 
Сейчас, когда гоним гитлеровцев с родной земли, даже не верится, что уцелел. Так гады били из всех видов орудий, что река не выдерживала, казалось, вот-вот выйдет из своих берегов. А люди выдюжили. Ведь мы же советские: сильные, несгибаемые! Если кто и погибает в жестоком бою — то мужественно и геройски! С Родиной в сердце.
Обо мне, пожалуйста, не беспокойтесь. Пули меня, видимо, милуют. Значит, я ещё нужен. Ведь впереди столько дел: надо как можно скорее прогнать фашистов с нашей Советской земли… Ваш Иван», — пишет он домой после успешного форсирования Днепра.
Враг отступал. Рева прошёл Днестр, Советскую Молдавию…

Сапёры обеспечивали безостановочный проход техники и плавсредств наступающим подразделениям. Под сильнейшим артиллерийским градом успевая обезвреживать невероятное количество противотанковых (около 500) и противопехотных (900) мин.
За этот подвиг Иван награждён орденом Отечественной войны II степени. 
Далее — Дунай. Нас. пункт Лесшиллинг. 5 декабря 1944 г. 75 лет назад…
«Красная Армия вступила на территорию братской Венгрии не как завоевательница, а как освободительница от немецко-фашистского ига», — гласило постановление Государственного комитета обороны. 
Гвардии старшему сержанту Реве приказано с 20-ю воинами высадиться на вражеском берегу. Первая лодка пошла.
Едва десантники заработали вёслами, как гитлеровцы открыли ураганный огонь. «Влево! Влево!» — слышался голос Ревы. Лодка маневрировала, мешая фашистам вести прицельную стрельбу.
Сорок минут длился жестокий — и неравный — поединок. Три метра до берега. Бойцы прыгают в ледяную воду. «Гвардейцы, вперёд! За Родину!» —  приказал командир. Оттеснили гадов. Закрепились. Окопались.
Второй рейс был ещё сложней и опасней. «Раз, раз, раз! — командовал старший сержант гребцам: — Дружно, дружно! Проскочим. Не может быть, чтобы наша не взяла!»
Жуткий мощный взрыв потряс всё вокруг. Судно наполовину захлестнуло. Бойцы налегли на вёсла и, — одновременно вычерпывая воду, — дошли-таки до земли. Пройдя опасную зону. 
Помощь подоспела вовремя. Ударили по врагу. Выстояли. Выдюжили. 

«За проявленные исключительные мужество и отвагу, спасение от возможной гибели команды стрелков, умелую и стремительную переброску десанта под огнём противника гвардии ст. сержант И. Рева достоин присвоения высшей правительственной награды  звания Героя Советского союза. 10 декабря 1944 г». — Отправился из части наградной лист в Ставку. [Награждён 24 марта 1945 г. Посмертно. За месяц до великой Победы.]
Иван Рева умер весной 1945-го, в Венгрии. 18 марта. В кровопролитнейшем бою против превосходящих танковых сил «крестоносцев». Подбив четыре «тигра», будучи тяжело раненым. Держась до последней капли крови, как и предписано коммунистам. Предписано страной, Главкомом, родными и близкими людьми. [Похоронен в Верташшоамло. В 5 км к юго-востоку от г. Татабанья.]
Командиром части, в которой числился И. Рева, служил тогда известный (в скором будущем) советский поэт Николай Грибачёв.
Сотворивший в честь погибших героев-сапёров следующие строки:

Когда остынет раскалённый
Металл орудий полевых,
На перекличке батальонной
Мы вспомним мёртвых и живых.
Снегов декабрьские просторы, 
Донецких круч гремящий лёд…
Встречают молча смерть сапёры
И, зубы сжав, ползут вперёд.
Вперёд, пусть бьёт железный ветер
В лицо — не бесконечен он,
Пусть поредеет, но к победе
Дойдёт гвардейский батальон!

5
1
Средняя оценка: 3.06452
Проголосовало: 31