# яНеБоюсьСказать

«Слава богине, в наш литературный мир пришел артикулированный феминизм, и я просто всем дала просраться».
Оксана Васякина

#яНеБоюсьСказать, что лауреат нынешнего «Лицея» Оксана Васякина – явный издательский проект со всеми его атрибутами. С программой действий, направленной на продвижение текста (по Губайловскому). С проработанной биографией (по Елистратову). С имитацией западных образцов и отчетливым премиальным акцентом (по Кузнецовой).
Недвусмысленная инструкция была дана в январе этого года на «Большой авторской конференции» издательства «Эксмо»: в России подули западные ветры, стало быть, самыми востребованными темами станут феминизм и ЛГБТ. Эксперты робко советовали помнить про закон о гей-пропаганде и гораздо настойчивее повторяли: «ЛГБТ и феминизм хорошо продаются».
Васякина оказалась вполне годным кандидатом: лютый феминизм плюс ядовито-розовая ориентация. Помножьте это на актуальные тренды – #MeToo и #яНеБоюсьСказать, сделанный в Фонде Сороса, – и получите оптимальный вариант. Можно бы лучше, да не бывает.

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что самый большой дефицит в России – логика. Ярославна из Кабмина плачет о катастрофической депопуляции – пусть себе плачет. Росстат со слезами на глазах фиксирует рекордное число разводов: 68 процентов – да и хрен с ним. А Федеральное – Федеральное! – агентство по печати и массовым коммуникациям (один из учредителей «Лицея») назначает лауреатом вот это, и оно на всех углах сулит мужикам децимацию – в лучшем случае. Музыка народная, слова Валери Соланас. 
Кафка больше ада. Может, и не Кафка вовсе, а Макиавелли?

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что лет 15 назад Александр Архангельский назвал премию «Дебют» растлением малолетних. 6 сего июня он присудил О.В. первую премию «Лицей» в номинации «Поэзия». Хотя лицеистка Васякина – по всем статьям дебютантка: та же ориентация на тусовочный вкус, тот же копеечный эпатаж вместо работы над словом и то же литкружковское качество текстов.

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что патрон Васякиной в «АСТ» Илья Данишевский открыл под крышей издательства уютную богадельню для девиантов и делинквентов вроде Толоконниковой («Полицейский лижет у тебя между ног»), Маршенкуловой («Пересядь с иглы мужского одобрения на мужское лицо») или Павленского (ну, его представлять не надо). 
Хватит, однако, о хористах. У нас прима есть.

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что убеждения О.В. – далеко не 750-й пробы. И даже не 375-й.

«я думаю что я одна из этих женщин
одна из тех кто борется против всех мужчин ради всех женщин»

(«ветер ярости»)

Хм. Кто печатал барышню в журнале «Воздух»? Кузьмин. Кто публиковал ее в издательстве «Арго-Риск»? Он же. Кто привел ее за ручку в «АСТ»? Данишевский. Кто присудил ей «Лицей»? Архангельский с Воденниковым. А деньги чьи? Lotte Group, хозяин – Син Гёкхо. И у всех, ну надо же, буква «м» во второй графе анкеты.
Вот феминизм. Это странный предмет: надо – так есть, а не надо – так нет. Дивны дела твои, Господи!

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что не слишком верю надрыву васякинской лирики. Точнее, вообще не верю.
В интервью, включенном в сборник «Ветер ярости», авторесса объявила, что ее тексты максимально зависят от ее биографии, а художественная составляющая присутствует лишь в качестве метафоры.
Гете назвал свою автобиографию «Поэзия и правда», прозрачно намекнув, что Dichtung и Wahrheit – не совсем чтобы синонимы. В случае Васякиной эти понятия резко антонимичны.
 

«когда мы жили в сибири у нас не было денег

а еще мы бесконечно ели
и покупали еду
и готовили еду»

(«Когда мы жили в Сибири»)

Нищета плохо вяжется со жратвой на разрыв аорты – или я что-то путаю? Кстати, меню у неимущей семьи было однообразное, но вполне калорийное. Куриные окорочка, запеченные с лимоном и майонезом, куриные рулетики, пирожки с курятиной, картофельный салат с яблоком и сухариками… Да Бог с ней, с кулинарией – впереди немало открытий чудных.

«теткин сожитель на моих глазах выволок ее на лестничную клетку и прыгал на ее голове в ботинках пока та не потеряла сознание»
(«что я знаю о насилии»)

Для справки: сила, необходимая для перелома черепа при одностороннем воздействии, – примерно 24 кило. Два варианта: либо сожитель и полутора пудов не весил, либо теткин череп ковали из лобовой брони Т-34.
Продолжим:

«у нас был тяжелый тяжелый тяжелый тяжелый
бессмысленный труд»

(«Когда мы жили в Сибири»)

Ну-ну. Бессмысленный, значит, и тяжелый-тяжелый. Барышня, должно быть, в отбельном цехе Усть-Илимского ЛПК астму и дерматит зарабатывала? Ан нет, грядки окучивала, потом натурщицей была (см. интервью «Афише Daily»). Вот и все ужасы нашего городка.
С правдой, кажется, разобрались. Пора бы и о поэзии.

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что с верлибрами О.В. то и дело случается что-то необъяснимое:

«когда мне было 13 лет меня изнасиловал подонок по имени Артем
дал мне по башке изнасиловал
пролежала до утра на холодном кафеле
застудила все себе насмерть»

Стоп, это уже Букша… Что за хрень? Ну-ка, снова да ладом:

«мой отец был дальнобойщик
он умер от СПИДа
младшая сестра утопилась
дедушка убил свою жену
облил себя керосином и сгорел»

Отставить, это Гашек. Черт его знает, как так выходит…
#яНеБоюсьСказать, что Васякина на редкость монотонна. Горькая доля гастарбайтеров, и мастурбация зубной электрощеткой – так, попутные песни. Лейтмотивов тут ровно два: про себя, с ног до головы униженную и оскорбленную, и про ненависть к членомразям. Такой, слушай, личный неприязнь испытывает – прямо кушать не может:

«все эти женщины – изуродованные насилием. убитые. заморенные чувством вины. униженные. сломанные.
лежат в земле
идут по земле – в сад за детьми – плодами домашнего насилия.
в магазин за хлебом и молоком – чтобы накормить своего насильника»

(«ветер ярости»)

 «Кончится жизнь твоего грязного члена
Все остальное что от тебя останется
Оставлю лежать на земле под ветром
Без погребения
И придут женщины
Чтобы мочиться на твое тело»

(«ветер ярости»)

#яНеБоюсьСказать, что а-абличительная публицистика перестроечного образца, нарубленная толстыми, в ладонь, шматками – еще не верлибр. Не ищите здесь внутренний ритм, тропы, ассонансы и прочие красоты слога, ибо гарантированно не обрящете. У О.В. на все случаи жизни одна фишка – редупликация, отмеченная Мариной Кудимовой: «красивая красивая красивая женщина», «тяжелый тяжелый тяжелый тяжелый / бессмысленный труд» и так далее. Наверно, для особо понятливых писано. Череда замусоленных и тусклых эпитетов вместо одного оригинального и точного – это попросту скучно скучно скучно. Образы тоже в дефиците. Мне попался всего один: Москва, прибитая к яйцам Павленского. Нездешней силы картинка – вся авторская аксиология как на ладони.

    

#яНеБоюсьСказать, что Васякина в трагическом разладе с матчастью. Хлебозаводы увеличивают производство водки. Правоверный мигрант харамно сожительствует с тридцатью соседями, а после халяльно совершает гусль, – экий шариат затейливый. Всем насильникам, убившим женщин, дарят несколько лет свободы к сроку за убийство. Барышня, вы статью 105 УК читали? – убийство, сопряженное с изнасилованием, это вплоть до пожизненного (ч. 2, п. «к»). Ну, и нелады с родной речью, как же без них: «слепленные между друг другом», «домогался до моей коллеги», «линии пересекаются в одну», «хтоничные соски». Стилистика – вообще высший пилотаж: «остальное, что останется, оставлю…» Короче, типичная выпускница Литинститута. И типичный литературный паралимпиец.
Автор верлибра свободен во всем, не считая необходимости создавать хорошие стихи, говорил Томас Элиот. Но это не наш случай.

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что стержень васякинской лирики – по-неандертальски примитивная манипуляция: 
 «он бил меня всего один раз когда узнал что я ему изменила линолеум весь был в крови… когда глаза заплыли синими пятнами когда я выплюнула на линолеум осколки передних зубов он швырнул меня к батарее было лето и не топили батарея была холодная он содрал с меня юбку разорвал колготки вместе с трусами и начал насиловать он насиловал меня несколько часов подряд а потом когда уже светало он принес ведро и тряпку и велел все вымыть»
(«ветер ярости»)
И еще 101 рассказка про то, как чудовища вида ужасного… ну, вы поняли. Джордж Саймон суфлирует: изображая жертву, не в пример легче урвать что-нибудь у окружающих. 
Тому в истории мы тьму примеров слышим. Особенно в истории литературы.
Молданов оптом и в розницу торговал своей нелегкой судьбой (детдом, автокатастрофа, фибросаркома, три ампутации), вышел в финал «Дебюта», получил приз «За мужество в литературе» и на смертном одре был номинирован на «Большую книгу». Вскоре выяснилось, что новопреставленный живее всех живых, при всех четырех конечностях и вообще ничего не писал, кроме школьных диктантов. Тексты за Молданова сочинял и редакторов-издателей жалобил его приемный папаша.
Сиротские песни Мещаниновой (голодное детство, отчим-педофил, сволочная мамаша, одноклассники-подонки) обошли все мыслимые шорт-листы, хотя потерпевшая подозрительно путалась в показаниях, а временами несла немыслимую чушь.
Прием похож на ППШ – стар, но безотказен. Огонь!

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что статья 19-я Конституции РФ дает мужчине и женщине равные права и свободы.
Именно поэтому год назад гражданина Меняйлова А.А. («тульский партизан», если кто не в курсе) тащили на цугундер по части 2-й статьи 282-й УК «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола».
После частичной декриминализации статьи 282-й УК РФ в декабре 2018 года указанные действия в соответствии со статьей 20.3.1. КоАП РФ квалифицируются как административное правонарушение и влекут наложение штрафа: на граждан – от 10 000 до 20 000 тысяч рублей, на юридических лиц – от 250 000 до 500 000 тысяч рублей. Ни гражданка Васякина О.Ю., ни издательство «АСТ» к административной ответственности привлечены не были.
Что не ясно?

*   *   *

#яНеБоюсьСказать, что проект «Оксана Васякина» – из числа краткосрочных, как и любой продукт брендбилдинга. Срок годности у него невелик – пока маркетологи из «Эксмо» не назовут новый ходовой товар. Но это не особо огорчает.
Других писателей у них для нас есть, вот что воистину прискорбно.

5
1
Средняя оценка: 3.73203
Проголосовало: 153