Архипелажная губерния, или Русская Греция в Эгейском море

Наверняка вы слышали, что когда-то Аляска была не самым большой и северной штатом Соединенных Штатов Америки, а входила в состав Сибирского генерал-губернаторства Российской империи. И не только Аляска, но еще и значительные территории нынешних штатов Вашингтон, Орегон и Калифорния. Да и на Гавайях в свое время располагались три русских крепости. Впрочем, обо всем этом можно прочитать в статьях «Русский Вашингтон и река Дон на Гавайях» и «Я тебя никогда не увижу», или Русская Америка: романтика любви и проза геополитики».

Теперь настала пора рассказать о русской Греции, точнее о 27 русских островах в Эгейском море.

Эта русско-турецкая война была долгой. Она длилась с 1768 по 1774 год. Впрочем, с завидной регулярностью Россия и Турция воевали на протяжении 351 года – 13 раз и 69 лет в состоянии войны.

В этот раз Российская империя хотела получить выход в Черному морю, а Османская империя – расширить свои владения в Северном Причерноморье, на Кавказе и, воспользовавшись кризисом в распадающейся Речи Посполитой, получить Подолье, Волынь и в целом установить над ней протекторат. Свой интерес был и у Франции, которая откровенно подталкивала Турцию к войне с Россией, чтобы воспользовавшись трудностями Турции, мирным путем приобрести турецкий Египет или хотя бы сделать его финансово зависимым. А началось все с того, что великий визирь Мухсинзаде Мехмед-паша пригласил к себе российского посла Алексея Обрескова, обошелся с ним оскорбительно и заключил в крепость Едикуле в Стамбуле. По османским обычаям это было объявление войны. В ответ Екатерина II своим манифестом объявила войну Турции и направила европейским монархам ноту о справедливости и прямоте русской политики и указаниями на несправедливость Оттоманской империи, подстрекаемой противниками России.

Именно в эту войну русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Петра Румянцева и будущего генералиссимуса Александра Суворова разбила турецкие войска в сражениях при Ларге, Кагуле и Козлуджи, а совершившая поход в 8 тысяч миль с Балтики в средиземноморье эскадра под командованием генерал-аншефа Алексея Орлова и адмирала Григория Спиридова нанесла поражение турецкому флоту в Хиосском проливе и в Чесменской бухте. Русский флот стал хозяином Эгейского моря и запер Дарданеллы, а Екатерина II приказала в честь победы отчеканить медаль, на которой был изображен горящий турецкий флот с лаконичной надписью: «Был».

Но русский флот в Средиземном море, который благодаря дополнительно посланным императрицей еще трем эскадрам увеличился до 19 кораблей,– это не только сражения. Суднам нужно обслуживание и ремонт, припасам – пополнение, экипажам отдых на берегу. С этим возникла проблема. Побережье Средиземного моря от Далмации до Дарданелл и от Дарданелл до Туниса было турецким. Франция и Испания враждебно относилась к России и не допускала ее корабли в свои порты. Могли помочь итальянцы, не объединившиеся еще тогда в единое государство, и мальтийские рыцари, но они готовы были это сделать только лишь за очень и очень большие деньги.

Екатерина II возлагала в этом надежды на Грецию, которая с XV века стала турецкой провинцией, а христиане, в отличие от мусульман, в Турции стали людьми второго сорта. Предполагалось, что греки поднимут восстание, которое давно зрело, изгонят со своей материковой территории турок и предоставят русскому флоту порты. Но восстание оказалось неорганизованным и очень скоро было разгромлено турками. Высаженный с русского флота на берег в помощь ему морякам пришлось вернуться.

Но выход был найден. Решили, что базу для флота следует создавать на островах Эгейского моря. Для этого был выбран остров Лемнос, расположенный поблизости от Дарданелл и имеющий удобные гавани. Эскадра Григория Спиридова направилась нему, высадившись, овладела без сопротивления почти всем островом, но в дальнейшем целых два месяца осаждала Лемносскую крепость Пелари (Липадия), где заперся турецкий гарнизон. Эскадра Джона Эльфинстона тем временем блокировала Дарданеллы, не позволяя туркам оказать помощь осажденному гарнизону. Тем не менее, из-за ошибки Эльфинстона туркам удалось высадить на остров десант, и морякам пришлось спешно покинуть остров. Нужно было срочно искать другое место.

15 октября 1770 года русские суда «Три иерарха», «Ростислав», «Родос», «Гром» «Слава», «Победа» и «Святой Павел» пришли к острову Парос. Через пару недель к ним присоединились остальные суда флота в составе пяти эскадр вместе с транспортными судами и прибывшим с Балтики более чем двухтысячным пополнением. Расположение острова было сочтено удобным. Хотя от него до Дарданелл 350 километров, и это дальше, чем выбранный первоначально Лемнос, расстояние все же позволяет отправлять корабли для блокирования пролива. С другой стороны, до Малой Азии от него 170 километров. Это затрудняет высадку на остров десанта. Фактически, владея Паросом, можно контролировать все Эгейское море.

В бухтах Науса и Трио на Паросе были оборудованы стоянки для судов, на островах Сирос и Миконос – продовольственные склады.

Парос, Сирос и Миконос расположены в Кикладском архипелаге, и поэтому с этих пор русский флот в Средиземноморье стали называть архипелажным, а 27 островов архипелага неофициально Архипелажной губернией и Архипелажным великим княжеством, столицей которого стал город Науса, в котором тогда жило около 5 тысяч человек. Жители архипелага (в общей сложности около 20 тысяч человек) в большинстве своем были православными греками, которые занимались хлебопашеством, виноградарством, овцеводством и влачили нищенское существование, не только не противились прибытию единоверцев, но и оказывали им всемерное содействие и даже приняли российское подданство.

Неотлагательно на левом берегу бухты Науса были построены два форта с каменными брустверами. В них разместили 17 пушек, стреляющих ядрами весом в 30 и 24 фунта (соответственно 13,6 и 10,9 кг). Еще одну батарею из 10 пушек установили на островке у входа в бухту. Укреплена артиллерией была и бухта Трио, а на берегу городка Науса построено адмиралтейство с хоть маленьким, но неизменным шпилем, на котором стал развеваться военно-морской Андреевский флаг, и верфь для ремонта кораблей и строительства небольших парусных и гребных судов. Для этого из Петербурга прибыли десятки корабельных мастеров. В самом городе построили каменные дома для офицеров, мастерские, пекарни и прочие нужные здания, провели водопровод, неподалеку от города построили казармы для Шлиссельбургского пехотного полка и лейб-гвардии Преображенского полка. На соседнем острове Наксия учредили греческую гимназию. Самими же островами архипелага стала управлять греческая администрация, а местные жители платили налог в 10% продуктами, строевым лесом и деньгами. 

Получив береговую базу, архипелажный флот продолжил блокаду Дарданелл и морских перевозок турками продовольствия, боеприпасов и войск, атаковал их продовольственные базы, сжег форт в бухте Митилена на Лесбосе, где турки начали строить новые корабли, разгромил турецкую эскадру в Патрасском заливе в Ионическом море, атаковал крепость в Чесме, город Бодрум и остров Кос (тогда он назывался Станчио)  в Эгейском море, осаждал Бейрут.

Но летом 1774 года между Российской и Османской империями был заключен мир, получивший название Кучук-Кайнарджийского.

  

Он подтверждал Белградский мирный договор 1739 года, по условиям которого российскими стали город Азов и крепость Кинбурн, Карасубазарского мирного договора 1772 года между Российской империей и Крымским ханством, по которому российским стала Керчь и крепость Ени-Кале. Главным достижением Кучук-Кайнарджийского мирного договора стало то, что Россия получила право иметь флот в Черном море и беспрепятственно проходить Босфор и Дарданеллы, а Крымское ханство стало независимым от Османской империи и обязуется не вмешиваться ни в дела России, ни Турции. Это обстоятельство, к слову, очень  огорчило крымских татар. Они демонстративно отказались принять независимость от Османской империи и отправили в Стамбул депутацию с уверением остаться ее вассалами в том же статусе, что и раньше.

Но Архипелажную губению русский флот по условиям мирного договора должен был покинуть, что, собственно, и произошло. С островов в Россию переехали тысячи греков, которые уже были российскими подданными, и поселились в Екатеринославской губернии. Часть их стала основой греческого батальона, а впоследствии греческого полка русской армии. Гимназия с острова Наксия перевели в Санкт-Петербург, впоследствии ее переименовали в Греческий корпус.

Подписанный с турками мир был недолгим. В 1787 году Османская империя вновь начала войну с Россией, но острова в Эгейском море никогда больше русскими так и не стали.

 

Художник: И. Димчева.

5
1
Средняя оценка: 2.82609
Проголосовало: 69