Украина: территориальная реформа или контрольный выстрел в село?

12 июня украинское правительство утвердило законопроект о новом делении Украины на районы, количество которых уменьшится почти в 4 раза. Все логично: власти самостийной державы готовятся привести инфраструктуру в соответствие с шаблоном «великой аграрной державы», способной прокормить от силы 15 миллионов граждан вместо нынешних 32-х и 52-х миллионов времен УССР… 

Разговоры об административно-территориальной реформе на Украине идут около 15 лет. Резво взялся за ее проведение в 2005 году «оранжевый» президент Ющенко. Тогда по градам и весям «неньки» ездила куча агитаторов, преимущественно с галичанской пропиской, доказывавших, какое счастье ждет народ, если количество районов на Украине уменьшится в несколько раз.
Народ, правда, довольно быстро понял, что это за «счастье»  –получить вместо 3-4 районных администраций, райбольниц, отделов внутренних дел, пожарной охраны, судов, других важных учреждений и структур всего по одному экземпляру в центре единственного укрупненного района. К которому еще и добираться большинству «осчастливленных» пришлось бы порой 90-100 км – и это не по белорусским и российским отремонтированным дорогам, а по местным «полосам препятствий». 
В результате был освистан главный архитектор той первой административной реформы, ющенковский прихвостень Роман Бессмертный (ныне более известный своим бесплодным участием в Минских переговорах), приехавший в родной Макаров на Киевщине с агитаторами «Нашей Украины» убеждать земляков отказаться от собственного райцентра, став бедными родственниками у соседей. 
Скандал тогда был на всю Украину, и с убийственными «оптимизациями» Ющенко решил повременить. Ну а потом ему стало не до реформы – пришлось весь срок президентства драться за власть то с Виктором Януковичем, то с Юлией Тимошенко.

***

Впрочем, осторожность с проведением «территориального геноцида» не помогла Виктору Андреевичу набрать выше чуть более 5% голосов на президентских выборах 2009-2010 годов и вылететь с выборов уже после первого тура. Сменивший его Янукович тоже было интересовался одно время планом административно-территориальных «оптимизаций», но потом предпочел за лучшее их отложить, не хотелось злить население без надобности.
После второго путча на майдане, закончившегося установлением в феврале 2014 года необандеровской диктатуры, для победителей, казалось, настала пора вспомнить о резке и укрупнении районов. Именовал же Яценюк свой Кабмин «правительством камикадзе» за антинародные реформы: тут и повышение стоимости газа в 7 раз, и лишение большой части населения надежды на пенсию (люди в силу «теневой» занятости не имели возможности набрать необходимые 35 лет официального трудового стажа), и многое другое. Однако даже главный «камикадзе» и «шоколадный гетман» Порошенко не рискнули воплотить в жизнь административно-территориальные замыслы Ющенко…
Правда, по линии отдельных служб и ведомств подготовка к непопулярной реформе все равно шла; постепенно полноценные подразделения газовых служб, телекома, почты, скорой помощи в небольших райцентрах становились всего лишь филиалами межрайонных подразделений. Особенно преуспела в этом командированная из Вашингтона Ульяна Супрун, добившаяся перевода большей части медучреждений на финансирование бедных, как церковные мыши, местных бюджетов, что ведет к катастрофическому сокращению и количества больниц, и штатов их сотрудников. Вот и прозвали на Украине сию достойную даму «доктором Смерть»…  

***

Тем не менее, до июня сего года о скором старте административно-территориальной реформы не заговаривали. Что же заставило власти сделать это сейчас, оставив 129 районов из 490 (на самом деле меньше, ибо в эти цифры включены районы на территории российского Крыма)?
Причин несколько. Например, Киев хочет провести осенью местные выборы. Однако если будут выбраны депутаты существующих на данный момент сельских и районных советов, нет гарантии, что эти люди (и поддерживающее их  население) согласятся потом «укрупняться» ради соответствия «оптимизационным» замыслам правительства.
Следующий момент – финансовый. Известно, что в «великой европейской державе» денег не хватает всегда. А ныне, при росте процентных платежей по кредитам МВФ и прочих западных «доброхотов», а также при падении экономики из-за карантинно-коронавирусной паники, денег будет не хватать ещё больше. И так объем упомянутых платежей, по оценкам независимых экспертов, в будущем году составит уже не 40, а все 60% бюджетных поступлений «незалежной». МВФ, между тем, требует довести дефицит бюджета до 2,5% ВВП, а как это сделать, если не безжалостно урезая расходы? 
Кстати, в рамках территориальной реформы Киев запланировал провести еще и «изящный отъем денег» у крупных городов областного подчинения. Если, к примеру, тот же Харьков с миллионным населением и неплохо работающей экономикой распоряжался этими деньгами самостоятельно, то теперь деньги окажутся в руках руководства «харьковского района». 
Конечно, для соратников президента Зеленского получить под свой контроль финансовые потоки, которыми прежде управляли почти независимые мэры крупных городов, заманчиво. Вопрос лишь в том, как отнесутся к этому и сами мэры, и население крупных городов.  

***

Пожалуй, главной причиной того, почему власть взялась за укрупнение районов именно сейчас, является … эпидемия коронавируса. Точнее, то, как послушно люди приняли карантинные ограничения, в основе чего был страх, вызванный рассказами СМИ о «смертельной угрозе жизни».  Сотни тысяч людей потеряли работу, многие лишились возможности попасть в больницу для лечения обычных болезней и, тем не менее, они приняли сложившуюся ситуацию. Если здесь был психологический эксперимент, то он удался.
Вот это психологическое состояние, судя по всему, и собирается использовать власть для проведения административно-территориальной реформы на Украине. Собственно, «обитатели печерских холмов», где расположены правительственные учреждения, боятся возмущения лишь жителей столицы. А провинция, тем более какое-то там «село» – это далеко и неопасно. Сейчас, похоже, украинским верхам можно уже не бояться и киевлян, опасающихся лишний раз высунуть нос из своих жилищ из страха перед коронавирусом. Тем более, что результат самых радикальных «оптимизаций» для жителей крупных городов – это от силы необходимость проехать несколько лишних остановок до нового центра предоставления административных или социальных услуг. Это селянам придется ездить вместо прежних 10-20 км до старого райцентра втрое-вчетверо дальше.
И беда не только в увеличении дальности поездок. В сельской местности число успешно работающих предприятий невелико. Большая часть местного производства – это торговля, услуги, социальная сфера. Магазинчики, кафе, мастерские, СТО, школы, больницы, детсадики, райадминистрации. Здесь малый частный бизнес получает, в основном, доходы от людей, которым платят деньги из бюджета; фермеры много своим работникам не заплатят. И если в  таком районе вдруг уменьшится количество получающих из бюджета зарплату работников администраций, медиков, полицейских, пожарников и проч., начнётся цепная реакция сокращения штатов  продавцов, строителей, авторемонтников. Люди начнут уезжать из родных мест в поисках работы, забирать детей, начнется сокращение школ, садов с их сотрудниками. И так далее – по нарастающей…
Село начнёт превращаться в полу-пустыню, что вполне укладывается в логику обещанного превращения Украины в «великую аграрную державу». Особенно, когда заработает закон о купле-продаже земли. По оценкам соратника Ющенко, бывшего премьера Еханурова, при покупке земель западными компаниями и интенсификации сельхозпроизводства потребуется не более трех миллионов работников, которые  смогут содержать (прямо или косвенно) 12-15 миллионов населения. Больше не надо. Это практически совпадает с давнишними рекомендациями «Римского клуба», когда Украине рекомендовалось снизить количество населения как раз до этого показателя.
Иметь 52 миллиона граждан – это прерогатива периода «советской оккупации». А «вильной и незалежной» («великой и европейской») державе хватит и трети этого «оккупационного» уровня.
Нынешняя административно-территориальная реформа в случае успешного её проведения с задачей «оптимизации» украинского населения справится. Старики, лишенные доступа к полноценной медицине (не наездишься лечиться за 100 км), вымрут, а люди трудоспособного возраста постараются уехать на заработки, увозя с собой семьи. Как правило – за рубеж.  
А сама эта реформа, без сомнения, станет контрольным выстрелом по украинскому селу и по «великой и незалежной» – с точки зрения её государственности…

5
1
Средняя оценка: 3.85714
Проголосовало: 28