Пара слов в защиту адмирала Попова и его плавучих крепостей

 

 

 

 

Здравствуй, умная головка,
Ты давно ль из чуждых стран?
Кстати, что твоя «поповка»,
Поплыла ли в океан?

– Плохо, дело не спорится,
Опыт толку не даёт,
Всё кружится да кружится,
Всё кружится – не плывет.

– Это, брат, эмблема века.
Если толком разберёшь,
Нет в России человека,
С кем бы не было того ж.

Где-то как-то всем неловко,
Как-то что-то есть грешок…
Мы кружимся, как «поповка»,
А впёред ни на вершок.

Это написал первый профессиональный литератор России Николай Алексеевич Некрасов – до него все без исключения совмещали писательство с какой-либо государственной службой или иным занятием. И круглыми кораблями адмирала Андрея Александровича Попова, названными по его фамилии в обиходе «поповками», он был явно не доволен, если уж разразился сатирическими, как он, видимо, полагал, строками в их адрес. «Поповки», а вместе с ними и Попова тогда не ругал только ленивый. Да и сейчас продолжают ругать на разных исторических форумах. А зря, очень зря ругают и самого полного адмирала Попова, его творения, а вместе с этим и его поистине бесценный вклад в развитие российского военно-морского флота.

Традиционным занятием Османской империи на Черном море были войны с Россией. За 351 год 13 раз и в общей сложности 69 лет в состоянии войны. В 1853-1856 годах в войну, получившую название Крымской, союзниками османов были Британия, Франция, Австрия, Пруссия и Сардиния. По итогам Парижского мирного договора (еще его называют конвенцией) 1856 года среди прочих ущемлений интересов Россия лишалась возможности создавать на побережье Черного моря крепости и арсеналы и  запрещалось иметь в составе морских сил более 6 судов водоизмещением 800 тонн и 4 судов водоизмещением 200 тонн. Добиться отмены этого удалось лишь на Лондонской конвенции, но это произошло в 1871 году, а пока черноморское побережье России стало фактически беззащитным.

В 1863 году в Морском министерстве возникла идея о постройке бронированных плотов, плавучих батарей и мониторов (низкобортных прибрежных и речных бронированных артиллерийских кораблей) для защиты входов в Азовское море и Днепро-Бугский лиман, но она забуксовала из-за дефицита финансов и недостаточной судостроительной базы в Херсоне и Николаеве. В 1869 году совместное особое совещание Морского министерства и Министерства финансов все же признало, что побережье защищать нужно, причем безотлагательно, но при этом еще нужно обойти ограничения Парижской конвенции. Это должны быть корабли, но формально не корабли. Осадка – не более 12-14 футов (3,7 – 4,7 метра), бронирование толще, чем у самых мощных броненосцев тех времен, и на них стальные нарезные орудия крепостных калибров, то есть не менее 11 дюймов (27,94 см). 

Вот здесь-то и пригодилась идея на то время контр-адмирала Попова, который двумя годами ранее представил проект броненосца «Крейсер» (впоследствии «Петр Великий»), который будучи полностью достроен в 1877 году, стал самым мощным и совершенным эскадренным броненосцем мира.

Вот, как адмирал сам обосновывал идею создания судна круглой формы:

«Неприятель, решившийся атаковать наши укреплённые береговые пункты, может отважиться на это не иначе как при помощи орудий самого большого калибра, который в данную минуту будет возможен для употребления на практике.

Чтобы отразить его, мы должны иметь такие же орудия, а следовательно, проектируя суда, которые дополняли бы нашу береговую защиту как станки для орудий, надо для их вооружения артиллериею избрать наибольший из существующих у нас калибров: поэтому на проектированное судно предлагается поставить 11 дюймовые нарезные или 20 дюймовые гладкие пушки. 

Уменьшая длину и увеличивая ширину судна, можно не только уменьшить его денежную стоимость, но и увеличить водоизмещение. Доведя эту аксиому до конечной степени, то есть сделав длину равной его ширине, мы достигнем наиболее благоприятных условий, как в отношении стоимости, так и водоизмещения.

Поэтому все ватерлинии его образованы из кругов.

Из всех судов, тип монитора наименее подвержен качке и представляет наименьшую площадь для покрытия бронею; проектированное судно, как станок для орудий, есть монитор; оно имеет в центре неподвижную башню, которая покрыта бронею, так же как палуба и борт судна...

Хотя круговые образования ватерлиний не представляют благоприятных условий для скоростей хода, но зато этот недостаток вознаграждается отсутствием препятствий для поворотливости судна и избытком водоизмещения.

Чтобы вполне воспользоваться первым из этих благоприятных качеств, проектированному типу дано два винта, а избыток водоизмещения загружен машиною».

Оппоненты адмирала заявляли, что круглые корабли будут плохо выдерживать волнение, не менее плохо держаться на курсе, а в помещениях невозможно будет обеспечить хорошую вентиляцию.

   

Для эксперимента Попов построил две круглые шлюпки-модели диаметром 3,7 и 7,3 метра. Опасения оппонентов оказались преувеличенными, и в октябре 1870 года император Александр III повелел строить мониторы береговой обороны, уже получившие неофициальное название «поповок», для обороны Керченского пролива и Днепро-Бугского лимана.

Вечной 1870 года управляющим морским министерством адмирал Николай Краббе написал в докладной записке: «Избрание этого типа для броненосцев на юге России не только избавит нас от значительных денежных затрат на сооружение судов прежних типов, которые по местным условиям не могут вполне удовлетворять требованиям современной обороны, но и лишит иностранные державы повода делать нам какие-либо возражения и протесты… Круглые суда без всякой натяжки могут быть причислены к разряду плавучих крепостей и не войдут в список судов флота».

Как вы помните, в 1871 году Россия вновь получила возможность иметь военный флот на Черном море, и встал вопрос, заниматься лишь береговой обороной или сразу создавать полноценный традиционный военный флот. Проблемой вновь стала недостаточная судостроительная база, и поэтому решили начать все же с береговой обороны.

К тому же в морской программе, составленной великим князем Константином Николаевичем – адмиралом, управляющим флотом и морским ведомством на правах министра и председателем Адмиралтейств-совета – было указано: «Броненосный флот на Черном море должен иметь до времени характер исключительно оборонительный».

   

Первую «поповку», получившую название «Новгород», строили в Санкт-Петербурге, потом по частям перевозили в Николаев, собирали в специально созданных временных мастерских и спустили на воду в мае 1873 года. Это был цилиндр диаметром 30,78 метров, осадкой 3,8 метра, возвышением выпуклой палубы над водой всего 46 сантиметров. Толщина палубной брони составляла от 6,5 до 7,5 сантиметров, бортовой – 23 сантиметра. Посредине «поповки» были установлена открытая башня с двумя 11-дюймовыми орудиями. Помимо этого на палубе могли размещаться от 2 до 4 четырехфунтовых пушки и 2 скорострельных пушки. 6 паровых машин двойного расширения, 6 винтов, скорость хода до 7 узлов (13 км/ч). Водоизмещение 2500 тонн. Судно обычной формы при такой осадке имело бы водоизмещение не более 600-800 тонн.

Вторая «поповка» - «Киев», в впоследствии «Вице-адмирал Попов» - уже полностью была построена в Николаеве двумя годами позже и с учетом опыта «Новгорода». «Киев» был уже 36,5 метров диаметром, осадкой 4,1 метра, водоизмещением 3550 тонн, скоростью хода до 8 узлов, бортовой броней в 46 сантиметров, открытой башней с двумя 12-дюймовыми орудиями, которые поднимались для выстрела и опускались под защиту брони после него, плюс 6 четырехфунтовок и 2 скорострельных пушки.

Что касается критики «поповок» тех времен, то она касалась, прежде всего, небольшой скорости хода, «недостойной военного судна», и отсутствия таранного форштевня, который присутствовал не только у броненосцев и крейсеров, но и небольших военных судов. Смущало критиков и небольшое бронирование подводной части, ведь ее можно пробить уже упомянутым тараном. Но более всего им не нравилась именно круглая форма – не такая, как у всех, не такая, как у всей «просвещенной Европы». Да, еще говорили о том, что после выстрела «поповки» начинали от отдачи разворачиваться, хотя на самом деле это было не так. Была проблема с орудийными станками для весящих по 40 тонн орудий, и она была успешно решена.

Да, скорость хода действительно мала, нет тарана, подводная часть не бронирована и вообще круглые. Но критики забывали главное – то, о чем писал адмирал Краббе. «Поповки» - это плавучие крепости, совершенно не подверженные качке и не имевшие равных по мощности вооружения и толщине бронирования среди судов аналогичного водоизмещения. В «Морской справочной книжке» 1892 года они были отнесены к отдельный классу военных судов, а в дальнейшем с появлением броненовцев типа «Адмирал Сенявин» - к броненосцам береговой обороны.

Обе поповки принимали участие в Русско-турецкой войне 1877-78 годов и, хотя не сделали ни одного выстрела по противнику, свою оборонную задачу блестяще выполнили, будучи применены сообразно назначению и возможностям. Турецкий флот так и не осмелился приблизиться к Одессе и Очакову, вблизи которых курсировали «поповки». А это, согласитесь, очень и очень не мало.

А Николаю Алексеевичу Некрасову, пожалуй, можно ответить словами Козьмы Петровича Пруткова: «Всякий необходимо причиняет  пользу,  употребленный  на  своем  месте…»  Тем более, что у Козьмы Петровича к тому же еще и численный перевес над Николаем Алексеевичем – под этой литературной маской скрывались сразу четыре человека. Но это уже совершенно другая история.

5
1
Средняя оценка: 2.54545
Проголосовало: 22