Декларации и реальность: как Армения шла к независимости

Тридцать лет назад, 23 августа 1990 года Верховный Совет Армении принял Декларацию независимости. На фоне «парада суверенитетов» остальных республик СССР, пожалуй, именно это решение вызывает наибольшее удивление. И конечно, вопрос: «На что надеялись?!» 

В 1990 году заявлять о своем «суверенитете» перед союзным центром, парализованным предательской политикой Яковлева, Горбачева и их идеологической обслуги, среди республиканских верхов стало веянием времени.  И все же на глазах становившихся «бывшими» советских коммунистов коммунисты Армении решили оказаться «впереди республик всех». Конечно, с Прибалтикой по степени антисоветизма в Ереване соревноваться не могли, но с Украиной могли вполне.
Армянская декларация сразу объявляла независимость. Никакого «начала движения к ней», никаких остатков «союзного» формулировки этого документа не предусматривали в принципе. 
«На всей территории Республики Армения действуют только Конституция и законы Республики Армения» – и точка! Тем же актом прекращалось существование и собственно Армянской ССР, вместо нее появлялась «Республика Армения».
О Советском Союз армянская Декларация упоминала исключительно в том контексте, что новоиспеченная республика заявляла свои «права» – на долю вооружений и техники Советской армии, ценностей Алмазного фонда и т. д. Правда, и от дотаций союзного бюджета ставшие «независимыми» республиканские политики решили прямо пока не отказываться.
Власть коммунисты к тому времени уже сдали – во всяком случае, на уровне идеологии и организации. На июльских выборах 1990 года в Верховный Совет Армении Компартия набрала абсолютное большинство мандатов – около 53%, ее основной конкурент, либерал-националистическое Армянское общенациональное движение (АОД), в полтора раза меньше. Однако радикальные перемены уже навязывались сверху. Председателем Верховного Совета был избран Левон Тер-Петросян – один из лидеров АОД, филолог, добившийся популярности на волне движения в пользу скорейшего присоединения Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана к Армении. 
Забегая вперед, можно сказать, что судьба этого политика напоминает известный афоризм из «Тараса Бульбы»: «Я тебя породил – я тебя и убью!» В том смысле, что именно выходцы из «карабахского клана» стали в 1998 году могильщиками президентства Тер-Петросяна, заставив того уйти в отставку, когда им показалось, что он недостаточно радикален в смысле защиты интересов мятежного региона.
4 августа 1990 года при наличии формального коммунистического большинства в Верховном Совете Армении его председателем был избран лидер оппозиционного меньшинства. 

 ***

Многих может ввести в заблуждение дата армянского референдума о выходе из СССР – 21 сентября 1991 года. Дескать, в Ереване выжидали до последнего, чем кончится противостояние в Москве, и решили отмежеваться от Союза только тогда, когда стала полностью ясна его обреченность. На самом деле решение о проведении  референдума было принято Верховным Советом еще 1 марта 1991 года, за 17 дней до проведения знаменитого общесоюзного референдума  о сохранении Большой страны, когда две трети советских граждан проголосовало за сохранение единства Родины. Однако воля меньшинства уж навязывалась большинству повсюду… Избавиться от остатков досадного контроля из Москвы для местных республиканских бюрократов от КПСС и вышедших из подполья цеховиков представлялось заветной целью. Они готовились стать полноправными хозяевами новой жизни.
При этом ВВП Армении составлял всего 0,7% от уровня ВВП даже не СССР, а РСФСР, что не мешало среднему отдельно взятому жителю республики потреблять в 2,5 раза больше, чем гражданину РСФСР. Эта закавказская республика, производя в 1990 году на 9,5 миллиардов долларов, потребляла в 3 с лишним раза больше – на 29,5 миллиардов. В экономическом активе Армении по-настоящему был только разве что знаменитый коньяк. С остальным было намного сложнее. Были ещё горно-добывающие производства, но местные демократы больше всех кричали о том, что они «нарушают экологию» и их надо либо закрывать, либо модернизировать – за счет союзного кармана, разумеется
Можно ещё вспомнить катастрофическое Спитакское землетрясение 1988 года, которое привело, по оценкам, к жертвам до полутора сотен тысяч людей, тысяч домов и 40% промышленности республики. Утвержденные правительством Союза ССР расходы на восстановление Армении должны были составить тогда 6 с лишним миллиардов рублей по реальному курсу, или несколько годовых бюджетов Армянской ССР!  А ведь были ещё начавшаяся война с Азербайджаном за Нагорный Карабах, требовавшая большого количества боевой техники и средств для снабжения армии; была близость рядом еще одного исторического противника – Турции… 
Конечно, гражданам Армении внушалось, что их независимую республику весь мир обязательно поддержит. Однако любовь «всего прогрессивного человечества» к восстановлению великой армянской государственности оказалась сильно преувеличенной. Да, армянская диаспора в меру своих сил своей исторической Родине помогать старается, но её влияние, в сравнении, скажем, с диаспорой еврейской, намного ниже. Золотой дождь инвестиций в Армению от армян за рубежом так и не пролился. И действительно: какие прибыли в этой Армении?  
В итоге ВВП Армении на душу населения по паритету покупательной способности находится ныне на 108 месте в мире, уступая российскому почти втрое и почти в полтора раза – азербайджанскому (напомним, в годы СССР каждый житель Армении потреблял в 2,5 раза больше, чем гражданин РРСФСР.) Даже Грузия и то малость перегнала армянских соседей… 
Вот и вспоминается поговорка: «Прежде, чем загадать желание, подумай: а вдруг оно сбудется?» И три десятилетия с момента официального начала движения Армении к вожделенной независимости – отличный повод еще раз подумать над этой народной мудростью.

5
1
Средняя оценка: 3.16667
Проголосовало: 36