Из бухгалтеров – в бомбардировщики!

За несколько лет до начала Великой Отечественной войны в деревне Чёрное был создан аэроклуб. Тогда он назывался Реутовским, так как находился в Реутовском районе. Балашихинским он станет позже. А настоящей гордостью аэроклуба стала девушка-пилот Клавдия Фомичёва, работавшая здесь инструктором. Это было необычно по тем временам, чтобы парней лётному делу обучала барышня. Именно из Балашихи Фомичёва отправилась на фронт и стала одной из самых знаменитых женщин-пилотов времён Второй мировой войны. 
Родилась Клавдия Яковлевна Фомичёва 25 декабря 1917 года в Москве в бедной многодетной семье. Растила её мать Анна Лаврентьевна. Дело в том, что всего через год после рождения Клавдии умер её отец – Яков Иванович, всю жизнь работавший по найму.

Клавдия окончила школу-семилетку в Москве, после чего устроилась учеником счетовода – нужно было помогать семье. Параллельно училась на вечернем отделении школы банковского ученичества. Получив профессию, работала бухгалтером-контролёром в Московской областной конторе Госбанка СССР.

Фомичёва была девушка спортивная, вместе с подругами ходила в туристические походы, даже участвовала в восхождении на вершину Эльбрус. Но мечтала она о небе. Поэтому, когда 1936 году при Госбанке открылись курсы планеристов, Клавдия была одной из первых, кто туда записался. Она удачно сдала экзамены по теоретической части и вскоре её в числе лучших планеристок направили учиться в аэроклуб ОСОАВИАХИМа.

В 1938 году она окончила школу лётчиков-инструкторов и в том же году получила свою первую группу учеников в Реутовском аэроклубе, который в то время располагался в деревне Чёрное, входящей сегодня в состав городского округа Балашиха. В этом аэроклубе Фомичёва работала с 1938 года по октябрь 1941 года, одновременно обучаясь в вечерней школе в Бауманском районе Москвы, где и окончила 10 классов.

  

…С самого раннего утра и под вечер – полёты. В перерывах – тренировки, инструктаж, занятия, беседы... Руководство аэроклуба быстро оценило инструкторские способности Клавдии. Очень терпеливая и спокойная, что так важно для лётчика, но в то же время с быстрой реакцией, она стала одним из лучших наставников.  Всего за три года работы в качестве инструктора 65 учеников Фомичёвой успешно закончили аэроклуб и стали курсантами военных училищ лётчиков.      

Начало Великой Отечественной войны Фомичёва встретила в аэроклубе в деревне Чёрное. В первый же день подала рапорт начальнику Реутовского аэроклуба с просьбой направить её на фронт. В сентябре 1941 года Клавдию вызвали в Центральный совет ОСОАВИАХИМа, где она узнала, что Герой Советского Союза Марина Раскова формирует три женских авиационных полка. Фомичёва приняла решение вступить в один из таких полков и непременно стать лётчиком-истребителем. 

Учиться девушкам было нелегко. Нужно было и привыкать к воинской дисциплине, и осваивать новую технику. Клавдия проходила обучение на курсах военной подготовки лётчиков при Энгельсской военно-авиационной школе, окончила их в 1942 году. Но Марина Раскова решила, что Фомичёвой больше подойдёт служба в бомбардировочной авиации, тем более что именно в это время формировался женский бомбардировочный авиаполк. 

В январе 1943 года Клавдия была назначена на должность командира звена в составе 587-го бомбардировочного авиационного полка, позднее переименованного в 125-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк в эскадрилье капитана Евгении Тимофеевой, которая, как и Клавдия, в начале войны служила инструктором аэроклуба. Два инструктора быстро нашли общий язык и вскоре стали близкими подругами. Девушек обучали летать на пикирующем бомбардировщике Пе-2. 

Большая скорость позволяла Пе-2 действовать в дневное время суток. Для того времени это была современная машина с отличными лётными характеристиками, неплохим оборудованием и автоматикой. Но одновременно самолёт был сложен в пилотировании, особенно при взлёте и посадке. Поэтому доверяли Пе-2 преимущественно опытным пилотам.

– Много было тогда высказано колких замечаний и горьких сомнений в том, что этим сложным самолётом женщине овладеть невозможно, – вспоминала лётчик-бомбардировщик Екатерина Мигунова. – И вот 4 августа 1942 года в присутствии многих достаточно придирчивых инструкторов и начальников Евгения Тимофеева отлично совершила первый самостоятельный вылет на этой сложной машине. Она была первой женщиной, освоившей этот самолёт. Экзамен был выдержан с честью. Вскоре все лётчицы овладели этой «недоступной» машиной…
Свои первые боевые вылеты Фомичёва совершила на Донском фронте, участвуя в ликвидации окруженной у Сталинграда группировки противника. Полк бомбил оборонительные сооружения, огневые точки и живую силу противника в районе тракторного завода.

– Клава Фомичёва после переучивания одной из первых вылетела на самолёте «Пе-2», – вспоминала Герой Советского Союза Галина Джунковская, летавшая штурманом в экипаже Фомичёвой.  – Очень спокойная, даже чуть флегматичная, она была грамотным, требовательным командиром и отличным лётчиком. Её редко можно было увидеть в плохом расположении духа, резкой с подчинёнными. За серьезным замечанием всегда следовала добродушная, ей одной свойственная улыбка. Каждый из нас навсегда запомнил её выражение лица и интонации, с которыми она обращалась к нам: «Ну-ка, споём, девушки!». Как бы трудно порой ни приходилось, она всегда оставалась спокойной, рассудительной. Именно поэтому все штурманы, летавшие с ней, чувствовали себя спокойно и уверенно. Клава всегда была настоящим боевым товарищем – чутким и отзывчивым.

В апреле 1943 года полк был переброшен в состав Северо-Кавказского фронта, где группа Тимофеевой и Фомичёвой провела воздушный бой в районе станицы Киевская сразу с восьмёркой немецких истребителей МЕ-109. Шестёрка наших истребителей, сопровождавшая бомбардировщиков, в это время попала в облачность. Девушки остались одни. И ничуть не растерялись. Они встретили истребители противника сосредоточенным огнём бортового оружия, при этом умело маневрируя. Потерь не было. Более того, девичьи экипажи сбили четыре вражеских истребителя! За это девушки удостоились особой благодарности от главнокомандующего советских ВВС А.А. Новикова. Он ставил в пример всей бомбардировочной авиации то, как смогли отбиться женские экипажи от грозных немецких асов.

Снова отличилась Фомичёва 25 июня 1943 года. В этот день при бомбардировке высоты 103,3 на Кубани её самолёт получил тридцать пробоин от сильного зенитного огня противника. А затем звено Фомичёвой атаковали два немецких истребителя, которых девушки отогнали сосредоточенным огнём пулемётов. На следующий день экипаж Клавдии Яковлевны в групповом бою сбил немецкий истребитель.

А ещё через несколько месяцев женский бомбардировочный полк громил врага на Западном фронте в районе города Спас-Деменска. Во время Смоленской операции 17 сентября 1943 года в ходе боевого вылета самолёт Фомичёвой подбили немецкие зенитчики, было сильно повреждено рулевое управление. Клавдии обожгло лицо. Тяжёлое ранение получила штурман Галина Турабелидзе. Когда машина пересекала линию фронта, кабина вся была в дыму. Фомичёва дотянула до аэродрома, но, когда заходила на посадку, ей не повезло. Приземляясь, самолёт попал стойками шасси в воронку от бомбы. Машину развернуло, произошёл взрыв. Вспыхнули залитые бензином плоскости и кабина. Клавдию спасли находившиеся рядом солдаты-зенитчики. Они бросились к горящему самолёту и с риском для жизни, разрубив фонарь кабины, вытащили обгоревших членов экипажа.

Фомичёва получила тяжёлое ранение. У неё был перелом шести ребер, серьёзное повреждение правого бедра и плеча, а также сильный ожог правой руки и лица. Она долго потом лечилась в госпитале, в родной полк смогла вернуться только в январе 1944 года, хотя врачи советовали ей завязывать с полётами…
Летом 1944 года уже в звании капитана Фомичёва в составе 3-го Белорусского фронта принимала участие в освобождение Белоруссии. В первый же день наступления, 23 июня, Клавдия Яковлевна вела свою эскадрилью в составе колонны бомбардировщиков. Она должна была нанести удар по объекту обороны противника, мешавшему наступлению наших войск. Но немцы встретили наши самолёты плотным зенитным огнём.  Вокруг – сплошные шапки разрывов, каждый из которых таил в себе смерть.

Был пробит и подожжён левый мотор самолёта Фомичёвой. Погиб стрелок-радист, а сама Клавдия ранена в ногу. Но она решила не отступать, а продолжала вести самолёт, пока не вышла на цель. Она мысленно сказала себе тогда: «Дотянем. Сбросим бомбы и тогда вернёмся».  Бомбы точно накрыли цель. Но самолёт горел. Из-за сильного дыма в кабине нечем было дышать, да и вести повреждённый самолёт трудно. Клавдия сумела дотянуть до линии фронта и вместе с напарницей спрыгнуть на парашюте. У штурмана экипажа Галины Джунковской сильно обгорело лицо, а Фомичёва получила ожоги 2-й степени. Но главное – они были живы…

– Обе мы сильно обгорели, – вспоминала Герой Советского Союза Галина Джунковская. –  Когда бойцы принесли меня и положили рядом с Клавой на шинель, первыми её словами были: «Джун, укол немедленно! И ради всего не трогай лицо, у тебя слезла вся кожа. Крепись, Джун, теперь всё в порядке!» Мне было, конечно, не до лица, да и «порядок» был относительный, но мне стало легко на душе от её слов…
За экипаж Фомичёвой переживали тогда всем полком.

– Все сильно волновались, а некоторые даже плакали втихомолку, – рассказывала Герой Советского Союза Мария Долина. – Я была в это время за командира эскадрильи и находилась на командном пункте. Мы ждали вылета на боевое задание. Вдруг приземлился санитарный самолёт. Сбежались лётчики и техники. Раскрывают дверцы. В одной гондоле обгорелая, но счастливая, глаза горят, как два огонька, Галя Джунковская, во второй – Клава Фомичева, нога повреждена, лицо и правый бок обгорели, глаза воспалённые, красные. Преодолевая страшную боль, она улыбалась и плакала от счастья, что опять среди своих. Трудно описать радость, которую мы испытали при возвращении боевых подруг. Правда, вид у них был ужасный, но мы были уверены, что они снова будут в строю, снова будут громить фашистскую нечисть…

Уже в госпитале Клавдия Яковлевна узнала, что её наградили вторым орденом Красного Знамени.

    

В боях за Прибалтику Фомичёва совершила 19 успешных боевых вылетов. К примеру, 10 октября 1944 года в составе группы самолётов Пе-2, ведущим девятки самолётов она бомбардировала восточную часть города Мемель (ныне Клайпеда в Литве). Несмотря на сильный огонь зениток противника и сложные метеоусловия, Фомичёва умело вывела эскадрилью на цель и отлично выполнила задание. Всего же на этих участках силами 4-й гвардейской бомбардировочной авиационной дивизии было уничтожено до 30 эшелонов с войсками и техникой.

– Клава Фомичева, всегда подтянутая, строгая, первое время казалась требовательной до придирчивости, но после мы узнали и оценили её, – рассказывала Герой Советского Союза Мария Долина. – Очень много внимания уделяла Клава отработке боевого мастерства своих лётчиц. Саша Егорова долго не могла правильно сохранять место в строю с внешней стороны при отходе от цели, она часто отрывалась от группы. Однажды за эту ошибку Егорова чуть не поплатилась жизнью. Долго и терпеливо занималась Фомичева с Егоровой. Наконец Саша освоила этот элемент полёта и стала отлично держаться в строю.

К концу декабря 1944 года капитан Фомичева совершила 55 боевых вылетов на бомбардировщике Пе-2, в групповых воздушных боях сбила одиннадцать вражеских самолётов, сбросила более 46 тысяч бомб. 

– Особенно ярко проявились выдержка и хладнокровие Клавы в боевом вылете на порт Лиепая, – вспоминала Герой Советского Союза Галина Джунковская. – Полёт был сложным во всех отношениях: слишком высокая облачность – около 5 тысяч метров, положение в строю – шли последней девяткой в колонне, когда все средства ПВО противника в действии. На порт зашли с залива. В воздухе темно от разрывов зенитных снарядов, поднялись истребители противника. Какое сердце не дрогнет в этом аду? Ведь даже в обычном полёте трудно удержать самолёт на заданной высоте и скорости в течение двух-трех минут, необходимых для точного бомбометания. Но Клава вела самолёт особенно точно. Минуты на боевом курсе казались вечностью. Наконец цель! Сброшены бомбы. И вся эскадрилья, словно связанная невидимой нитью, уходит плотным строем…

А дальше были бои в Восточной Пруссии. В апреле 1945 года экипажи эскадрильи Фомичёвой бомбили и обстреливали опорные пункты вдоль реки Преголя и залива Фришес-Гафф, а затем принимали участие в разгроме противника на Земландском полуострове и овладении его крупной военно-морской базой Пиллау.

За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками 18 августа 1945 года Клавдии Яковлевне было присвоено звание Героя Советского Союза. 
Окончание войны Фомичёва встретила в звании капитана. Участница Парада Победы 24 июня 1945 года. В ноябре 1945 года в составе делегации Советского Союза участвовала в учредительном конгрессе Международной демократической федерации женщин в Париже.

После войны Клавдия Фомичёва ещё долгое время продолжала летать, была лётчиком-инструктором в Военно-воздушной академии, затем преподавала в Борисоглебском военном авиационном училище летчиков. Из армии Фомичёва уволилась в 1955 году в звании подполковника. После войны прожила недолго – умерла в 1958 году. Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве. На скромном памятнике выбиты слова: «Но в песне смелых и сильных духом ты вечно будешь живым примером».

Именем Клавдии Фомичёвой названа улица в московском районе Северное Тушино. На доме 1/13 по улице её имени установлен памятный знак в память о знаменитой лётчице. В здании лицея №1571, расположенном также на улице Фомичёвой, находится мемориальный музей, посвящённый Клавдии Яковлевне. В честь Фомичёвой в городе Данкове также названа одна из местных улиц.

 

Художник Марий Чернев.

5
1
Средняя оценка: 2.8
Проголосовало: 30