Огнем – против законов?

25 лет назад в знак протеста против произвола чиновников Департамента гражданства и иммиграции в Даугавпилсе был совершен акт самосожжения: во дворе своего дома житель города Равиль Ягудин облил себя бензином и поджег. Это случилось летом – 13 июля 1995 г. С тех пор этот день – скорбная дата в жизни города Даугавпилса.

Незадолго до этого Равиль Ягудин написал предсмертное письмо (орфография и пунктуация сохранены): 

«ДГИ! Будьте прокляты. У вас бога нет. Когда-нибудь вы покаятесь. Народ вас не простит. Неужели вам на этом свете места мало. Законы не для вас. Разделяете семьи. Неужели для вас нет управы? Латвия не для вас. Для всех все, что богом создано. Да простит меня бог. Может я грубо сказал, поступил. Там разберемся. Сын татарского народа Равиль».

  

Прохожие, оказавшиеся поблизости от места самосожжения, бросились тушить огонь, вызвали скорую помощь. Равиля Ягудина увезли в больницу, но спасти его не удалось – он скончался через несколько часов.

Равиль родился и жил в Даугавпилсе. Как только распался СССР и в обществе назрели серьезные проблемы, он, понимая, что здесь ему не удастся ни найти работу, ни хотя бы просто существовать рядом с женой и детьми, уехал в Татарстан, работал там несколько лет. Его семья оставалась в Даугавпилсе. Когда он вернулся и обратился в местное отделение ДГИ с просьбой о получении вида на жительство, ему в этом отказали. 
Не помогло и обращение в республиканскую инстанцию. Р. Ягудин обратился за помощью в Русскую общину Латвии. Член совета этой организации Валентин Андреев отстаивал интересы Равиля в суде. Но безуспешно. Чиновники, ссылаясь на неопределенный статус жены Равиля (она была негражданкой) и еще на какие-то инструкции, потребовали, чтобы Ягудин покинул Латвию, как только истечет срок действия гостевой визы. И ему нужно было уехать в Россию, снова получить разрешение на въезд – и так по кругу. 
Доведенный до отчаяния, лишенный возможности жить со своей семьей, Равиль выбрал для себя единственный, страшный способ протеста, пытаясь привлечь внимание общественности к произволу латвийских чиновников. 

Из дневника Равиля Ягудина:
«Жил, дети родились, выросли здесь. Женат. В браке 35 лет. Уезжал. Два года жил в Татарстане, приезжал в гости. А сейчас решил вернуться насовсем. Но не тут-то было. Подал документы в Ригу. Пришел отказ. Подпись г-на Шульца. Подал в суд Даугавпилса – рассмотрели. Отказ. Подал в Верховный – кассационную жалобу. 11 апреля 1995 года пришел ответ: в Риге будет определен статус жены. После выходных пошел продлить визу в департамент. Секретарь (блондиночка) посмотрела паспорт. Надо, говорит, приходить раньше, а на другой день то же самое.
Надеялся на Я. Матейса (бывший руководитель Департамента гражданства и иммиграции – авт.) Надеялся, выслушает, посоветует. Отец погиб в боях за Латвию в 1944 году, под Ригой, в Бауске. Показал, что репрессирован. Он даже не посмотрел. Сказал, что вопрос будет рассмотрен, если жена гражданка Латвии, только в этом случае. А ведь есть закон, дающий право на вид на жительство. Но уже два месяца жду ответа. Не прописан. Без работы. Неужели в знак протеста против несправедливости придется жертвовать собой?
»

После этой трагедии политическое движение «Равноправие» и Лига апатридов сделали официальное обращение к работникам ДГИ, в котором прозвучал призыв не работать в этом учреждении, «пока законы, которыми они руководствуются, не будут приведены в соответствие с общепризнанными международными правовыми нормами». Под этим обращением поставили свои подписи многие даугавпилчане. Представители левых политических движений города предлагали во дворе дома, где Р. Ягудин покончил с собой, соорудить монумент, который стал бы вечным напоминанием о сотворенном беззаконии со стороны чиновников. Однако даже на эту просьбу не было получено разрешение. 

 

Художник Делавер Омар.

5
1
Средняя оценка: 2.70833
Проголосовало: 72