Сатана vs Сталин. Либо ты — либо я!

К 80-летию начала Великой Отечественной войны. Часть вторая. Первую часть читать здесь.

«…своеобразие их характера придаёт кампании особую специфику. Первый серьёзный противник». В. фон Браухич

«Русские с самого начала показали себя первоклассными воинами. Наши успехи в первые месяцы объяснялись элементарно лучшей подготовкой. Обретя реальный ратный опыт, они стали великолепными солдатами. Сражались с редким упорством. Имели поразительную выносливость. Могли выстоять в самых напряжённых боях. Обходясь без многого, что считается нужным в армиях других государств. Их штабы быстро извлекли уроки из своих поражений в увертюре войны. Вскоре став высокоэффективными». Ген.-полк. Эвальд фон Клейст

Гитлер в шоке

2 декабря 1941 г. Отдельные подразделения 258-й пехотной германской дивизии пробились к столичным пригородам. Навстречу встала вся рабочая Москва — люди покидали предприятия, заводы и шли на передовую. 
«В течение ночи русские нанесли мощные контрудары по вклинившимся в их оборону изолированным немецким частям, — пишет в мемуарах ген. пехоты Г. Блюментрит. — На второй день командиры наших корпусов доложили, что, по их мнению, прорвать защиту невозможно. Вечером мы с Клюге2 подробно обсудили создавшееся положение и решили отвести назад передовые части. Русские не заметили их отступления. Так что нам удалось оттянуться назад в относительно сносном состоянии. Но за эти два дня боёв мы понесли тяжёлые потери».
Тактический аллюр сделан провидчески верный. Позволив фашистам избежать серьёзнейших последствий: в связи с внезапным контрответом. На который Жуков бросил около сотни дивизий: «Под их массированным нажимом наше бытие с каждым днём становилось всё более опасным. Наконец до сознания Гитлера дошло, что не сможем сдержать натиска. Неохотно дал согласие занять оборонительные позиции в тылу. У нас не было достоверных сведений о силе русских подкреплений: они очень хорошо скрывали свои ресурсы», — фиксирует события Блюментрит.

Гитлер погрузился в эмоциональную прострацию. 

Не исключено, что это финальное(!) наступление — врагу сдана важнейшая зона фронта. 
Не исключено, что это последние(!) бойцы, лицезревшие Кремль практически вблизи. [Французы в 1812 даже вошли в Белокаменную. Правда, ненадолго.] Не считая тех, кто пройдёт вскоре по улицам Москвы в длинной колонне расхристанно-разодранных пленных. 
Когда Первопрестольная стала недосягаема, к чему приложила руку суровая матушка-зима, — нацистов обуял жутчайший страх. Вместе с ним росла угроза столь же ужасного апокалипсиса, что настиг-накрыл Наполеона. 
Вопрос о том, что до́лжно предпринять весной 1942 г. обсуждался нем. командованием на протяжении всей зимы.

Мнения наличествовали разные:

•    Наступление невыполнимо. Надо — удержать добытую кровью чужую землю. Необходимо укрепиться на захваченной территории. (Нач. генштаба сухопутных сил Гальдер)
•    Во что бы то ни стало отвести войска на прежние локации в Польше. (Командующий группой армии «Юг» ген.-фельдмаршал Рундштедт) 
•    Большинство генералитета крайне растерянно. Испытывая жуткое беспокойство в ракурсе дальнейшего течения кампании.
•    В свою очередь Гитлер — за беспрекословное возобновление атаки!
•    Промышленные круги в Германии, давя на Гитлера, — также требовали пролонгации. [Их можно понять — иначе не взять Zero без кавказской нефти и украинской пшеницы.]

Затем полетел с поста Рундштедт. Далее — главком сухопутными войсками ген.-фельдмаршал Браухич. Фон Бок смещён с должности командующего группой армий «Центр» Ещё, ещё… 
«Гитлер надеялся добиться в 1942 г. того, что ему не удалось осуществить в 1941 г. Он не верил, что русские смогут резко увеличить боевую мощь. И отказывался прислушиваться к данным, которые ему докладывали по сему поводу», — отмечал осведомлённый резолюциями фюрера Блюментрит. Ставший по причине зимнего шторма — «генералопада» — зам. начальника генштаба Главного командования сухопутных сил.
К тому же разведка донесла, дескать, советские заводы на Урале и в других районах ежемесячно выпускают 600-700 танков: «Когда Гальдер доложил Гитлеру, тот врезал кулаком по столу и крикнул, что этого не может быть! Он отказывался верить в то, во что не хотел верить».

Сатана метался из стороны в сторону. 

Да, не взвесив за и против, он принял роковое решение о продолжении вторжения вглубь России. Единственно, не мог внять факту: мол, сего уже никогда не случится!
Одномоментно видел — у него нет больше техники и людей для наступательных действий по всему фронту. Как то было год назад. 
Значит, в связи с ослаблением московской ситуации, мы нанесём удар по югу. В направлении нефтяных кавказских залежей. Само собой разумея, что левый фланг стремящихся к югу арийцев растянется на сотни миль. И — достигнув Кавказских гор, — мы окажемся абсолютно уязвимы для контрвыпадов со стороны «красных». Причём в любом секторе сего тысячемильного стояния. 

Так он думал тогда…

Отбрасывая мысли о потерянной Москве, в секунду перескакивая по штабной карте на Балтику, — рисуя там ярко-жирные оранжевые полосы-стрелы нападения. 
Захват летом 1942-го Ленинграда. Установление прямой связи с Финляндией, — облегчив ей полуизолированное положение. За этим исключением Северный и Центральный фронты обязаны окопаться в обороне. Улучшая и наращивая (до поры до времени!) позиции. 

Город Сталина

Через полтора месяца вслед немецкой агрессии на юге СССР танковые колонны ген.-полковника Клейста прорвались на Кавказ, взяв Майкоп. Но — пробиться дальше, к основным центрам нефтяной промышленности, фашисты так и не смогли. 
«Одна из причин наших неудач, — говорит Клейст, — тотальная нехватка горючего. Снабжение поступало к нам по железной дороге сквозь узкую ростовскую горловину. Так как путь по Чёрному морю считался небезопасным. Некоторое количество топлива шло по воздуху. Но общий объём достигавших нас поставок был недостаточен для обеспечения высокого маршевого темпа».
Сатана и тут обхитрил-переиграл сам себя — полностью. Провалив кавказскую кампанию. В прямом смысле слова растаскивая-раздёргивая армию по крупицам — для поддержки рвущихся к Сталинграду: «Помимо некоторых моторизованных частей мне пришлось передать корпус зенитной артиллерии и все военно-воздушные силы. Кроме разведывательных эскадрилий», — с горечью резюмирует Клейст.
Фюрер же продолжал истощать, пить соки всей «непобедимой Армады», — хаотично перебрасывая и перебрасывая войска на Сталинград.
«Город Сталина, город Сталина, город Сталина…» — вот что гневи́ло его больше всего. И что он твердил про себя днём и ночью. 
Понимал, — в мыслях непрестанно (как бы) оправдывая московское фиаско: — Сталинград ему точно никто не простит. Никто. И никогда.
И сам себе не простит — в первую очередь.
Трёхмесячная борьба за овладение городом в тактическом плане свелась к таранным лобовым ударам. Чем плотнее обхватывался объект, тем ограниченней становилась вероятность оперативного маневра — как средства преодоления сопротивления врага.
Сужение фронта к тому же облегчало оборонявшимся задачу переброски внутренних ресурсов на очутившийся под угрозой сектор. Чем глубже немцы втягивались в жилые районы, — тем медленнее развивались атаки. 

Последний этап осады…

Линия фронта — в нескольких сотнях метров от западного берега Волги. Вроде бы осталось совсем немного. Дабы додавить, смять, уничтожить русских. Но…
В результате очень тяжёлых потерь натиск «непобедимой Армады» стал зримо ослабевать. Каждый шаг вперёд стоил всё дороже и дороже… Плоды недавних викторий таяли на глазах. 
Гитлер не хотел сдаваться. Истерически требуя держаться.
В итоге, когда началась зимняя контроперация, нацисты внезапно оказались отрезаны — за счёт активизации флангов защищавшихся. Что принудило к капитуляции: «Мы уже были слишком ослаблены предыдущими потерями, чтобы пережить такую катастрофу. Ход войны повернулся против Германии», — пишет Блюментрит. 
Летом 1943 г. провалилось наступление на Курской дуге. 
Рассказывая о том, Клейст заявил, что не питал особых надежд. Но — фельдмаршалы Клюге и Манштейн, командовавшие двумя ведущими танковыми группировками, настроены весьма оптимистично.
Да, успех был близок. Начнись операция всего лишь пятью, шестью неделями ранее, — сообщает Клейст. 
Сейчас же — резервов, нужных для решающей виктории, тривиально не было. К тому же русские, заблаговременно проведав о приготовлениях, создали реально неприступную оборону. Тщательно заминировав подходы. Оттянув узловые силы в пространственную глубину без определённых (для обнаружения) координат. 
Рискованная ставка ва-банк, — не рассчитавши вероятностей, — не сыграла: загнав рейхсканцлера в позиционный тупик. Русские тут же вдарили жесточайшим безостановочным контрнаступлением. Длившемся осень, зиму — с редкими короткими перерывами на подкрепление. 
Немцы чувствовали — они обречены. 
Курт фон Типпельскирх, 4-я армия коего была окружена на северном Днепре вследствие летнего наступления «красных», рассказывал, что после того, как главную дорогу отхода на Минск заблокировали, он пытался выйти окольными путями к Припятским болотам. Но тот район — непролазен из-за партизанских диверсий: «Я не нашёл ни одного целого моста на своём пути. Приходилось в момент отступления чинить их или наводить новые», — недоумевал генерал.

В чём Сила и в чём слабость

«С самого начала нас удивила надёжность русских тяжёлых танков, — повествует в книге воспоминаний фельдмаршал Рунштедт, командующий группой армии «Юг». — Было меньше артиллерии, чем ожидалось. И первое время их авиация не оказала нам серьёзных неудобств».
*
Фон Клейст: «Советская боевая техника и оружие были отличного качества ещё в 1941 г., особенно танки. Артиллерия — превосходна. Так же как большинство видов стрелкового оружия — более современны, чем наши. Имели высокую скорострельность. Т-34 — наилучший танк в мире».
*
Генерал Мантейфель: «…русские сохраняли своё превосходство в конструкции танков до конца войны. Тяжёлый ИС-2, — появившийся в 1944 г., — самый великолепный из всех как на Восточном, так и на Западном фронтах». 
*
Кстати добавим, что английские эксперты отчаянно критиковали советские танки за то, что в их комплекции не предусмотрено различных удобных мелочей. Упрощавших управление машиной. В пику им нем. инженеры полагали, что англичане с американцами слишком уж увлеклись необязательными изысками — в ущерб таким существенным качествам, как маневренность и мощность.
Наиболее острая нехватка оружия отмечена в 1942 г. Особенно артиллерии: всем известный факт. Начиная же с 1943 г. технические укомплектованность, снаряжение и амуниция советских войск непрерывно совершенствуются. 
Поставки военного оснащения союзниками, тем паче автотранспорта, конечно, имели значение. Тем не менее решающую роль сыграл всевозрастающий объём производства новых сибирских заводов, — фашистам недосягаемых. К тому же применявшиеся танки — почти целиком — собственного изготовления. 
Дитмар, ведущий военный комментатор третьего рейха: «Жуков считался выдающимся военачальником. Другим талантливым полководцем, умным тактиком — маршал Конев. В эти годы всё военное руководство — от маршала до лейтенанта — достигло высочайшего уровня. Одной из ценностных черт была готовность их командиров учиться. Способность повышать профессиональное мастерство. В штате были офицеры отменной квалификации. Столь убедительно доказавшие свои навыки, что им позволено самостоятельно принимать решения. Легко действовать по своему усмотрению».
«В 1914—1918 гг., в чине лейтенанта, после краткосрочных боёв с французами и бельгийцами в Намюре (август 1914 г.), я затем целых два года воевал против русских, — рассказывает Блюментрит. — В первом же наступлении на Восточном фронте мы живо поняли, что столкнулись с качественно иными солдатами, чем французы и бельгийцы. Противник умел хорошо скрыть от нас свои войска. Они быстро и надёжно окапывались. Были ультимативно смелы. Мы понесли большие потери».
Исторические хроники говорят, что нем. солдаты предпочитали воевать на Западном фронте, а не на Восточном. Т.к. в Европе — шла позиционная битва ратной техники и массированного артиллерийского огня. Эти факторы имели стержневую роль. И хотя приходилось тяжко, но по крайней мере — тягались с западноевропейским складом характера.

На Востоке — всё по-иному…

Артиллерия действовала не так активно. Но — бои сверхжёсткие, хлёсткие. Непримиримые. Оттого что дрались не французы, а русские солдаты. Коих одолеть намного трудней. И опасней.
Ночные побоища: натуральная сечь. Рукопашные схватки. Баталии в лесах и болотах. Стратегических специфик сражений на территории СССР — не счесть: «На Востоке бой ведёт отважная армия. На Западе пожарная бригада несёт вахтенную службу», — гуляла поговорка по гитлеровским частям.
«Однако лишь во Второй мировой мы впервые уразумели, что такое Россия в действительности, — заканчивает свою очередную дневниковую заметку Блюментрит. — Уже июньские баталии 1941 г. показали нам, что собой являет новая советская армия. Мы теряли в боях до 50 % личного состава. Пограничники и женщины защищали старую крепость в Бресте свыше недели: до последнего предела. Невзирая на обстрел наших тяжёлых орудий, бомбёжек с воздуха. Мы скоро узнали, что значит сражаться с русскими. Фюрер и бо́льшая часть высшего военного командования не имели о том представления. Что вызывало массу бед».
Красная Армия 1941—1945 гг. — гораздо более сильный антагонист, нежели царская армия. Ибо она самоотверженно билась за Идею с заглавной буквы, по мнению нем. аналитиков, историков. Это кратно множило стойкость советских солдат. Заставляя германцев биться с бо́льшим упорством, чем в Старом Свете. 
Поскольку на Восточном фронте действовало непреложно-негласное правило: «Либо ты — либо я». — Без полутонов и оговорок. До самого конца. 
До победы над проклятым супостатом. Сатаной во плоти.

Примечание

По материалам английского военного историка сэра Бэзила Генри Лиддел Гарта.

1 Генерал-фельдмаршал Пауль Людвиг Эвальд фон Клейст. Из мемуаров 1941 г. Единственный немецкий фельдмаршал, умерший в советском плену.

2 Ген.-фельдмаршал Ханс Гюнтер Адольф Фердинанд фон Клюге. Был против московской кампании. Утверждая, что войска не готовы к зиме. Во время наступления продвигался столь медленно и неохотно, что вызвал нарекания командующего 4-й танковой группой Э.Гёпнера. На кот. легла основная тяжесть вторжения. Вслед началу советской атаки под Москвой Гитлер снял фон Бока с группы «Центр» (дек. 1941). Назначив на его место Клюге. 
Став командующим, Клюге в ультимативной форме потребовал отставки Гудериана. Мотивируя тем, что во время контрброска русских последний без колебаний покидал неудобные позиции. В то время как пехота Клюге держалась до конца. Гитлер принял сторону Клюге, убрав Гудериана в резерв.

5
1
Средняя оценка: 3.10345
Проголосовало: 29