Что такое барахло и как с ним бороться

Об убожестве современной «культурки» и еще о том, как провидческая отцовская интуиция стала «охранной грамотой» моего личностного суверенитета.

С интересом ознакомился с очередным литературно-критическим материалом, посвященным на сей раз подведению итогов года в той сфере, которая, по уже многовековой инерции, привычно именуется «российской литературой». Хотя, судя даже по упомянутому тексту, этот кабак не имеет никакого отношения не то, что к российской, но и вообще к литературе.  

И вот о чём подумалось. В этой хронически высоколобой дискуссии не хватает одной очень существенной, если не главной, составляющей. А именно точки зрения самого рядового читателя, а еще точнее НЕЧИТАТЕЛЯ, НЕСМОТРИТЕЛЯ И НЕСЛУШАТЕЛЯ всех этих «артефактов» нынешней «культурки». Причем не только в её книгоиздательской ипостаси, но и во всех прочих – кинематографе, театре и, конечно же, СМИ. Которые компостируют мозги рядовых потребителей ничуть не хуже писаний, кои, в их безбрежной совокупности, автор помянутого отчета не без юмора описал, как «попокалипсис русской словесности, помноженный на сиськопреставление». 

Так вот, мне нынче 66 лет. И я с глубоким прискорбием и одновременно с гордостью извещаю, что последние тридцать из них существую в режиме практически полного отключения от этого «цирка с конями» во всех его видах. С прискорбием потому, что, строго говоря, человеку от природы и от правильного воспитания стремящемуся к «разумному, доброму, вечному», вроде бы «некомильфо» отгораживаться от потенциальных источников такой благодати. 

А с гордостью потому, что задолго до прочтения указанного критического очерка пришел к окончательному и бесповоротному выводу о том, что никакой благодати там нет и даже не предвидится. А от той выгребной ямы бездуховных и элементарно безграмотных нечистот, в которой копошатся всевозможных размеров труполюбивые опарыши и прочие порождения сребролюбивой ехидны, самое правильное и спасительное для души и тела – это держаться как можно дальше. 

Все началось с того, что однажды на заре горбачевской «перестройки» мой от природы неглупый отец, обладавший довольно мощной интуицией, явно почуяв неладное, перестал смотреть телевизор, сообщив нам, что «там показывают одно барахло». Мне потребовались годы для того, чтобы полностью осознать провидческую суть этой вроде бы банальной фразы. 

И сегодня это понимание распространяется уже не только на телевизор, который уже давно превратился в ящик, наполненный одними и теми же изрядно потасканными клоунами. И еще высосанными из грязного пальца или просто купленными по дешевке в Америке, сценариями стандартных «лохотронов», рассчитанных на дальнейшее понижение и без того едва мерцающего интеллекта «пипла», непрерывно окормляемого «общечеловеческими ценностями» из домашнего холодильника. 

Для меня и наверняка не только для меня одного, последней надеждой в мире культуры оставался театр. Настолько сильна была вера в это магическое искусство и его неискоренимую приверженность чему-то высокому, сущностно значимому и истинно благородному. Поэтому первые годы после приезда в Москву, мы с супругой фанатично метались по местным театрам в надежде вновь обрести ту веру в Человечество, поводов для которой в других сферах псевдокультурной жизни уже почти не было. 

Но наши надежды были напрасны. Всё, что мы там увидели, вполне укладывается в такие далекие от искусства понятия, как трезвый меркантильный расчет и работа на потребу запросам. Причем даже не столько запросам публики, сколько той спущенной сверху «либеральной» догме, которая в интерьерах отечественного театра смотрелась как то самое радищевское «Чу́дище о́бло, озо́рно, огро́мно, стозе́вно и ла́яй» 

Но, тем не менее, спасения от него не было, и мы просто перестали ходить в театр. Тем более что платить несусветные деньги за право неких сумеречных типов неаккуратно ковыряться в твоих мозгах не очень-то хотелось. 

Что же касается печатной книжной продукции, то, опять же, мы не стали рисковать остатками веры в Человечество. И, образно говоря, поставили у входа в свой суверенный разум блокпосты с категорическим приказом – открывать огонь на поражение при любой попытке вторжения в эту запретную зону. Пусть мы даже что-то потеряем, лишив себя возможности отыскать зерно здравого смысла в этой куче навоза, зато не обмишуримся этой зловонной субстанцией с головы до пяток. Согласитесь, что такой подход не лишен логики и рационального трезвомыслия. 

Про наше отношение к так называемому «современному кинематографу» даже говорить всерьез как-то нелепо. За явным отсутствием чего-то, хотя бы отдаленно напоминающего кино, как то самое массовое зрелище, которое, по определению, принадлежит народу и является важнейшим из искусств. 

Нынче это сфера самого глубокого вырождения всех позитивных смыслов, напичканная сверх всякого приличия заграничным меркантильным дерьмом, сплошной низкопробной заказухой ради звонкой монеты. И при этом настолько умственно и духовно отсталая, бессильная и бесплодная, что самым ярким проявлением её «творческой жизнедеятельности» стали бесконечные пересъемки и разноцветные раскраски, в стиле детсадика, гениальных советских киношедевров, которые в этом формате бездарной «посткультуры» ровно никому не нужны, кроме самих строгальщиков этой безжизненной «фанеры». 

Про актуальность и востребованность прочих сюжетов этой бесконечно далекой от основной массы живых людей с их заботами и чаяниями «фабрики грез» даже говорить не приходится. Никогда раньше не мог представить, что кинематограф, тем более в стране с рыночной экономикой, может прекрасно существовать вообще без зрителей и даже без достойных кассовых сборов! 

Что первые премии на «национальных кинофестивалях» будут получать фильмы, которые в России вообще не показывали. Просто потому, что они здесь обречены на полный провал, ибо изначально были сшиты под иностранный заказ и скроены по лекалам чужеземной и, как правило, самой махровой антироссийской пропаганды. А загранице, ясен пень, что требуется от такого «российского кино». Какой-нибудь «трэшовый» расстрел проклятыми Советами рабочих в Новочеркасске или похождения постблокадных лесбиянок, зверски обделенных пирожными, которые украл и сожрал первый секретарь ленинградского обкома партии. 

И, конечно же, все сводится к всё там же «тугрикам» и к целеустремленной работе на оболванивание собственного народа в стиле пресловутого «пипл хавает». На самом деле, независимо от того, что на самом деле «хавает», то есть предпочитает реально живущий в России народ, деятелям этого специфического кино ставится и оплачивается только одна задача – оставить от России только кучу зловонных нечистот. Которая сформирует в отравленных этим варевом головах только один импульс – очистить планету от этого дерьма как можно быстрее. То есть сделать ровно то, чего денно и нощно добивается заказчик всей этой бурной деятельности – так называемый «вашингтонский обком».

Что касается сферы СМИ, то не стану вас избыточно утомлять, ибо писал на данную тему чуть больше, чем достаточно. Просто приведу в качестве иллюстрации подборки свежих текущих новостей одного из главных интернет-порталов страны с десятками миллионов посетителей в месяц. С тем, чтобы вы сами убедились в прозорливости булгаковского профессора Преображенского, чей совет не читать до обеда советских газет (в данном случае антисоветских и антироссийских) и сегодня на удивление свеж. 
И если вы, паче чаяния, все-таки обратитесь к этому чтиву и обнаружите там хотя бы одну действительно позитивную новость о России, или признаки наличия в РФ чего-нибудь ещё, кроме кучи беспросветных проблем, то с меня бутылка настоящего приднестровского коньяка! Впрочем, можете особо не стараться, потому что с таким коньяком так просто не расстаются. И вы там ничего такого не обнаружите. 

    

Так вот и получилось, что мой отец, объяснивший мне тридцать лет назад про барахло в телевизоре, оказался прав далеко не только в отношении этого телеящика. А мой категорический отказ от участи зомби, насквозь пропитанного нечистым духом той барахолки, в которую превратилась за те же тридцать лет некогда поистине духоподъемная сфера искусства, художественного осмысления действительности и общественно значимой информации, оказался полностью оправданным. 

Когда человек разумный видит, что его всеми способами пытаются превратить в бессмысленное быдло и слепое орудие в чужих, недобрых руках, такая форма самозащиты с его стороны абсолютно уместна и даже необходима. «Врачу, исцелися сам!», говорили по сходному поводу древние римляне. И если нынешняя «культурка» от собственной никчемности и безысходности когда-нибудь убьется об стенку и на смену этому недоразумению придет настоящая культура, то тогда, возможно, придет время, когда вышеуказанные самоограничения утратят свой смысл. Ибо, как сказал Поэт: 

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут – и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут. 

На то и уповаем. 

 

Художник: А. Козельский.

5
1
Средняя оценка: 3.92188
Проголосовало: 64