Днепровско-Карпатская операция: как освобождали Правобережную Украину

17 апреля 1944 года закончилось одно из самых масштабных наступлений Красной Армии за всю историю Великой Отечественной войны. Была освобождена большая часть Украинской СССР, гитлеровцам был нанесён огромный урон.

Строго говоря, утверждение «в ходе Днепровско-Карпатской операции была освобождена Правобережная Украина», часто встречающееся в исторических источниках, является верным лишь частично.
Действительно, если считать упомянутым регионом все современные украинские территории по правому берегу Днепра, то в апреле 1944 года часть из них всё ещё оставались под гитлеровской оккупацией. В частности, Львовская область, освобождённая в ходе ожесточённых боёв лишь в июле 44-го, Закарпатье, некоторые другие места. Так что датой полного освобождения Украины считается 28 октября, когда немецкие войска были уже полностью изгнаны за пределы государственной границы СССР на её украинском участке.
Тем не менее, и однозначно ошибочным тезис об освобождении Правобережной Украины в ходе рассматриваемой операции РККА тоже считать нельзя! Как раз на момент её проведения он был отчасти адекватным, правда, исходя больше из сложившейся на тот момент международной обстановки.
Всё дело было в том, что Галичина и Волынь вошли в состав СССР в сентябре 1939 года будучи занятыми войсками Красной Армии, когда уже стало ясно, что Польша, оккупировавшая эти земли с 1920 года, практически разгромлена Германией. 
Однако после нападения Гитлера на Советский Союз, образования Антигитлеровской коалиции, Великобритания, игравшая в последней значительную роль, вдруг резко озаботилась «восстановлением целостности польского государства» после ожидаемой победы над Третьим рейхом. Ведь сбежавшие уже к середине сентября 39-го года обанкротившиеся польские политики свили себе гнёздышко именно в Лондоне. Англичане настаивали так же на возврате после войны Варшаве и западных украинских областей, вошедших в УССР после разгрома Гитлером Польши.
Абсурдности ситуации добавляло то, что западные границы СССР по состоянию на 1941 год были практически идентичны так называемой «линии Керзона» (глава МИД Британии в начале 20-х годов), соответствуя границам между местами компактного проживания поляков и белорусов с украинцами. Увы, при этом не соответствуя великодержавным польским аппетитам восстановления «Вельской Польски от можа до можа» (Великой Польши от моря до моря) в границах на середину XVII века. 

К тому же «видный борец за украинскую государственность», небезызвестный зоологический антисемит и русофоб Симон Петлюра, в апреле 1920 года фактически заплатил лидеру Польши Пилсудскому за военную помощь против большевиков как раз Западной Украиной! Кстати, это вопиющее предательство своих союзников так возмутило последних, что очень скоро Украинская Галицкая армия (УГА) превратилась в Червоную (Красную) Украинскую Галицкую армию (ЧУГА). Даже успевшую повоевать бок о бок с бойцами РККА против польских союзников Петлюры.
Увы, «величайшие полководческие таланты» будущего маршала Тухачевского, произведённого при Хрущеве в икону жертв сталинского произвола, привели к «Варшавской катастрофе» во время наступления войск Красной Армии. После чего Москве, скрепя сердце, пришлось в Рижском договоре 1921 года признать польские претензии на Галичину и Волынь. 
Так или иначе, с началом Великой Отечественной войны просто послать подальше британских политиков, курирующих польских русофобов, Советскому Правительству было не совсем с руки. А потому проблему восточных, якобы польских, земель союзники договорились обсудить как-нибудь попозже, ближе к победе. 
В конце концов, дипломатическая игра Сталина увенчалась полным успехом – на Ялтинской и Потсдамской конференциях великие державы единогласно согласились оставить галицкие и волынские земли в составе СССР. При этом компенсировав Варшаве якобы территориальные потери за счёт восточных областей поверженного Третьего рейха. 
Последнее, впрочем, ничуть не мешает современным украинским политикам постоянно сыпать ритуальными проклятиями в адрес «большевистской оккупации» и лично Иосифа Виссарионовича, исключительно благодаря позиции которого «великая европейская держава» имела на момент обретения своей «незалежности» наличные регионы. В том числе и колыбель бандеровщины – Галичину и Волынь.
Таким образом становится понятно, что с точки зрения сложившейся на начало 1944 года международной обстановки, западные области Украинской ССР пока ещё воспринимались в этом статусе Вашингтоном и Лондоном несколько условно. А потому юридически и не вполне относились и к Правобережной Украине. Которая – без них – действительно была освобождена к 17 апреля 1944 года полностью. 

Днепровско-Карпатская операция началась в конце 1943 года и включала в себя 11 связанных между собой единым замыслом более мелких операций, начинавшихся в разное время. Таких, как Житомирско-Бердичевская, Кировоградская, Корсунь-Шевченковская, Ровно-Луцкая, Никопольско-Криворожская, Проскуровско-Черновицкая, Уманско-Ботошанская, Березнеговато-Снигирёвская, Полесская, Одесская, Тыргу-Фрумосская.
Обеспечивалась она силами четырёх Украинских фронтов с 1-го по 4-й, зоны ответственности которых были расположены с севера на юг. Командовали ими, соответственно, генералы Ватутин, Конев, Малиновский и Толбухин. Со стороны Ставки Верховного Главнокомандования операцию курировали (каждый по 2 фронта) Жуков и начальник Генштаба Василевский.
Масштабность предстоящего сражения этого вполне заслуживала – на Украине была сосредоточена большая часть живой силы гитлеровцев, воевавших на Восточном фронте, три четверти танков и артиллерии. Наше преимущество в пехоте, кстати, было относительно небольшим, всего 2,2 млн. бойцов против 1,8 млн. у противника, если исходить из тактических требований для наступающей стороны иметь как минимум троекратное преимущество.
Советские войска же имели всего полуторакратное превосходство и то лишь в орудиях, минометах и авиации. Даже танков у нас было меньше, пусть и не намного.
Тем не менее, запланированное наступление велось очень успешно. Наши военачальники и бойцы за предшествующие годы войны уже накопили солидный опыт и теперь воевали «не числом, а умением», как заповедовал ещё великий Суворов.

За свободу Львова, Жмеринки и пр. ненавистный на Западной Украине СССР отдал более 270 тыс. убитыми и более 870 тысяч раненными.

Очень грамотно были скоординированы и удары войск отдельных фронтов, а ведь в тяжёлые первые месяцы войны скорость продвижения Вермахта на Украине была достигнута как раз из-за успешных ударов по стыкам между советскими подразделениями разной фронтовой «юрисдикции».
Да, порой и в начале 44-го случались вынужденные отходы. Враг был ещё очень силён, находясь под командованием опытных немецких военачальников. Так, расположенной к северу вражеской армейской группой «Юг» командовал Манштейн, произведённый Гитлером в генерал-фельдмаршалы после того, как его войска полностью оккупировали в 1942 году Крым и Севастополь.
Так что, например, бойцам Ватутина, уже освободивших в канун Нового 44-го года Житомир на некоторое время пришлось его оставить, отступив на полсотни километров, чтобы не попасть в окружение превосходящих на этом участке сил противника.
Но, несмотря на отдельные неудачи (скорее недостаточные успехи) советское наступление продолжало развиваться. Пусть даже и с неодинаковой скоростью на разных направлениях. 
Так, например, Ровно и Луцк на Западной Украине были освобождены уже к 11 февраля, несмотря на то, что в это время ещё продолжались ожесточённые бои по ликвидации вражеской группировки на Корсунь-Шевченковском выступе, вблизи Днепра. А, скажем, Умань, также расположенную на запад от великой русской реки всего-то на сотню километров, начали освобождать лишь 5 марта. 
Но, несмотря на такую неравномерность, советское командование ни разу не допустило по-настоящему серьёзных ошибок, чреватых образованием «котла» для слишком вырвавшихся вперёд советских подразделений. Зато гитлеровцам такое «удовольствие» Красная Армия устраивала сплошь и рядом.
Самым знаменитым в этом смысле, конечно, является «Корсунь-Шевченковский котёл», который уже тогда часто называли малым Сталинградом. «Котлы» поменьше образовывались и в других местах, как, например, в ходе освобождения Одессы, когда после захвата кавалеристами генерала Иссы Плиева станции Раздольная, несколько десятков тысяч немцев и румын оказались отрезанными от основных сил в осаждённом городе.

Официальной датой завершения Днепровско-Карпатской наступательной операции (или, как её называли сразу после войны, «второго сталинского удара») считается окончание Уманско-Ботокшанской операции 17 апреля 1944 года. Именно в ходе её в историю вошли и ещё несколько памятных дат: 26 марта – пересечение нашими войсками советско-румынской границы севернее города Унгены и 7 апреля – овладение румынским городом Ботокшаны. 
После этого Ставка решила наступление приостановить. Ведь Красная Армия и так добилась огромных успехов, продвинувшись в глубину прежде оккупированной гитлеровцами территории на 250-450 км. При этом была освобождена огромная территория с десятками миллионов жителей, важными полезными ископаемыми и заводами (например, металлургическое производство в Никополе), морскими портами на Чёрном море.
Оценки потерь сторон по разным оценкам разнятся. Большинство источников, не ангажированных «лучшими друзьями СССР и России» с Запада, сообщают о больше миллиона потерянных Третьим рейхом солдат и офицеров. 
Но даже и прозападные источники, доказывающие, что РККА потеряла не меньше, признают, что только четверть советских потерь составляют погибшие, остальное относится к потерям «санитарным» (раненным и больным). Возвращаемость которых в строй после лечения благодаря советским военным медикам достигала в те годы 80%.
Лучшим доказательством успеха грандиозной операции по освобождению Правобережья Украины является его косвенное признание Гитлером, который ещё в конце марта со скандалом снял с должностей фельдмаршала Манштейна и маршала Клейста, командующего расположенной к югу группой армий «А». 

В заключение стоит сказать, что рассматриваемая операция имела ещё и значительный геополитический аспект. По сути, это было последнее крупное сражение Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны, проведённое практически в одиночестве, без поддержки (или с поддержкой очень условной, вроде боёв в далёкой Северной Африке) союзников.
Последние, правда, обещали открыть второй фронт во Франции летом 1944 года. Но обещать-то можно всё, что угодно, при желании оттягивая сроки «по уважительным причинам».
Однако после того как за неполные 4 месяца бойцы Красной Армии освободили огромные территории Правобережья, перемолотив значительную часть опытных и боеспособных подразделений гитлеровцев, в Лондоне и Вашингтоне всерьёз задумались, а стоит ли и дальше оттягивать высадку в Нормандии? С риском встать перед фактом, что туда раньше дойдут советские солдаты, освободив от фашизма уже всю Европу, а не только её восточную часть, как случилось в реальной истории.
Днепровско-Карпатская операция помимо прочего убедительно доказала ещё один непреложный факт – Советский Союз мог бы выиграть войну с Германией и без помощи англичан и американцев. Вопреки всем спекуляциям Запада и доморощенных «западоидов» на эту тему. 

5
1
Средняя оценка: 3.18889
Проголосовало: 90