Как Советская власть юридически закрепила демократические завоевания революции и запустила социальные лифты

23 ноября 1917 года Декретом ЦИК и Совнаркома в стране ликвидировались прежние сословия и чины, все граждане становились равны перед законом. 

События февраля 1917, хотя и считаются революцией, к новому типу общественных отношений в России не привели. Да, несомненно, в стране стало гораздо больше свободы, впрочем, зачастую граничащей с откровенной анархией. Солдатские массы обрели право подчиняться приказам офицеров лишь с собственного согласия, часть командирских должностей стали выборными, немалые изменения произошли в структуре государственного управления.
Ещё более алогичной в связи с фактической ликвидацией монархического строя выглядело сохранение дореволюционных сословно-иерархических структур. Дворянство, духовное сословие, чиновники, мещанство, крестьянство – разнились не только внешним видом. Различия были существенные и принципиальные, затрагивая имущественные права, свободу передвижения, а главное, практически исключали возможность перемещения из одного сословия в другое. Февральская революция, на словах покончив с царской тиранией, на деле сохранила сословное неравенство. 

Советская власть, свергнув 25 октября (7 ноября по новому стилю) Временное правительство, откладывать в долгий ящик давно назревшие и диктуемые самой логикой революционных процессов изменения не стала. А потому уже 8 ноября (21 ноября по новому стилю) Центральный исполнительный комитет (ЦИК) и Совет Народных Комиссаров приняли Декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», который был обнародован 23 ноября (по новому стилю) 1917 года. 
Все жители бывшей Российской империи стали носить единое звание «гражданин Российской республики». Имущество различных союзов и объединений упразднённых сословий (дворянских собраний, купеческих гильдий и т.п.) передавались в ведение соответствующих органов местного самоуправления. 
Чуть позже, в декабре, Декретом Совнаркома были ликвидированы и все военные чины – «от генерала до ефрейтора».  
В качестве обоснования этого шага указывалась «ненависть трудового народа к его угнетателям, офицерам и генералам царской армии». Данный фактор также сыграл тогда немаловажную роль, тем более, что в это время значительная часть офицерства вливалась в Белое движение для организации борьбы за свержение Советской власти.

Важнейшее завоевание социалистической революции – создание, как это явление именуется сегодня, социальных лифтов. Для людей из самых низов появилась реальная возможность подняться на любой социальный уровень, вплоть до самого верха, причём благодаря своим талантам, а не принадлежностью к тому или иному сословию.
Введённая Петром I «Табель о рангах» с категорическим требованием царя дворянам начинать службу в армии рядовыми, хотя и давала возможность выбиться в офицеры даже рекруту из крепостных крестьян, случалось это крайне редко. На гражданской службе подобных «лифтов» практически не наблюдалось – для занятия должности хотя бы коллежского регистратора требовалось образование и личная свобода, что, например, для крестьян было практически невозможным.
После Октября ситуация кардинально изменилась. Первые маршалы СССР до революции имели звания в лучшем случае поручиков, талантливейший полководец Фрунзе из-за своей революционной деятельности в царской армии даже не служил.

В РККА отсутствие воинских званий (они заменялись названием должностей – «комвзвода», «комбат», «комбриг», «комдив» и проч.) подчас приводило к некоторой путанице, особенно когда количество уже полученных ранее «кубиков», «шпал» и «ромбов» на петлицах командира не всегда соответствовало по каким-то причинам занимаемой им новой должности.
Но одновременно отсутствие жёсткой привязки звания и должности позволяло руководству Красной Армии вести очень гибкую кадровую политику. Например, Юрию Гагарину, взлетевшему в космос старшим лейтенантом, ещё до возвращения было присвоено звание майора. А Генеральный конструктор Сергей Королёв, ещё в 1933 году назначенный на должность замдиректора Реактивного НИИ Наркомата обороны, тут же получил два «ромба» в петлицы, что соответствовало введённому спустя два года званию генерал-майора. Хотя до этого 26-летний Королёв дослужился лишь до аналога старшего лейтенанта ВВС, но должность дивизионного инженера, положенная для зама по науке солидного военного НИИ, автоматически считалась на уровне командира дивизии, то есть генеральской. Главное, чтобы талант был соответствующим (что Королёв и доказал своими огромными свершениями в ракетостроении). 
В итоге, благодаря не в последнюю очередь и этому фактору, и в военной области, и в индустриализации СССР смог пройти за кратчайший для истории в два десятилетия путь «от сохи до ядерной бомбы».
А начало новой кадровой политике и было положено Декретом революционной власти об упразднении чинов и сословий прежней эпохи.

 

Художник: И. Владимиров.

5
1
Средняя оценка: 3.32143
Проголосовало: 28