Космос для журналиста

Возвратиться к событиям начала девяностых годов прошлого века меня подтолкнула попавшаяся на глаза публикация в украинской прессе о журналисте Евгении Скляренко, которого якобы «в космос не пустили за сине-желтый флаг». Издание, ссылаясь на Скляренко, утверждает, что Главкосмос потребовал от Союза журналистов СССР за полет корреспондента 10 тысяч долларов США. И что эту сумму в начале августа 1991 года председатель Львовского облисполкома Вячеслав Черновол журналисту пообещал. «Но поставил два условия: я должен лететь под сине-желтым флагом (это во времена СССР) и обращаться к народам мира из космоса на украинском языке», – утверждает Скляренко…
С майором Советской Армии Евгением Скляренко я познакомился в сентябре 1989 года в московской гостинице «Урал», куда поселили победителей творческого конкурса за право полета журналиста в космос накануне ознакомительной поездки на Байконур. На космодроме мы даже жили с ним в одном гостиничном номере. Обо всем этом, давая краткую, но точную и содержательную характеристику каждому из нас, написал в своей книге «Победитель не получит ничего» мой знакомый и победитель конкурса питерский писатель Виктор Шурлыгин. В своем архиве храню я и публикации о той поездке Валеры Савина из «Индустриальной Караганды». Есть и несколько корреспонденций подполковника Скляренко из газеты «Слава Родины» Прикарпатского военного округа…
Почему вдруг спустя многие годы прекрасную идею попытался опорочить украинский журналист-пенсионер? Зачем утверждать, что будто бы ему, Скляренко, позвонил редактор газеты Минобороны СССР «Красная звезда» и сообщил реакцию на его условия о флаге начальника Центра подготовки космонавтов генерал-лейтенанта Владимира Шаталова: «Чтобы я этого бандеровца здесь больше не видел!»?
Я работал в «Красной звезде», которую редактировал генерал-лейтенант Иван Митрофанович Панов, который Скляренко не только никогда не видел, но даже о нем не слышал. К тому же к августу 1991 года уже почти год в Центре подготовки обучались шесть победителей журналистского конкурса, о которых я расскажу чуть ниже. И вопрос о включении в группу нового человека, который завалил медкомиссию, не мог рассматриваться. 
Не обошло вниманием украинское издание и автора этих строк. Причем не первый раз. Лет двадцать назад мои друзья из Киева прислали номер центральной военной газеты Украины с рассказом полковника украинской армии Скляренко о нашей поездке на Байконур, о том, как я пронес бутылку водки космонавту Валерию Полякову в режимную зону, о прохождении мной комиссии в ЦНИАГе и т. д. В этот раз, видимо, забыв о том, что писал раньше, украинский журналист уже утверждает, что его месяц промучили в Институте медико-биологических проблем Министерства здравоохранения СССР: «Я проходил различные барокамеры и центрифуги. Окулист проверял зрение целый день. Мой товарищ Громак комиссию провалил…»
Первичную комиссию в институте медико-биологических проблем я прошел еще в ноябре 1989 года. По этому поводу сфотографировались вместе с прекрасным врачом Ларисой Филатовой.

И в дальнейшем два моих товарища Паша Мухортов из Риги и Юра Крикун из Киева (на снимке в верхнем ряду второй и четвертый слева) были зачислены в отряд космонавтов. Углубленное же исследование как человек военный я вместе с полковниками Андрюшковым и Бабердиным проходил в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале. Лежал в одной палате с космонавтами и с летчиками-истребителями. Почему подполковник Скляренко проходил комиссию вместе с гражданскими, для меня и сейчас загадка. 
К сожалению, многих людей, на которых ссылается украинский журналист Скляренко, уже нет в живых, и им не опровергнуть ту чушь, которую тиражируют украинские издания. Космонавт-исследователь Светлана Омельченко, ознакомившись с публикацией, прокомментировала ее так: «О Скляренко слышу первый раз. Мандатная комиссия была в мае 1990 года. Это официально дата зачисления. А занятия начались с 1 октября 1990. Из Киева, если помнишь, Крикун был в группе. Против флага никто не стал бы возражать. Украинский банк нам даже что-то вроде стипендии выплатил, правда, за один месяц, хотя обещал весь год выплачивать. Ладно бы просто примазался, а то ведь чушь эту с флагом выдумал».
Светлана Омельченко – единственная женщина-журналист в заветной шестерке, которая 1 октября 1990 года приступила к обучению в Звездном городке. Вместе с ней за «космическую парту» сели Юрий Крикун из Киева, Павел Мухортов из Риги, два полковника из «Красной звезды» – Валерий Бабердин и Александр Андрюшков – и Валерий Шаров из «Литературной газеты». 

Каюсь, как и некоторые мои коллеги-провинциалы – участники конкурса, я в те далекие годы был уверен, что в космонавты отберут представителя из «Правды» или ТАСС. По этому поводу в апреле 1989 года я даже направил в Космическую комиссию Союза журналистов СССР письмо: «Прошу ответить на один вопрос: Кому нужна эта профанация с космическим конкурсом? Ведь уже давно решено, кто войдет в группу подготовки. А войдут туда (я уверен) различного рода “сынки” и т. д., но уж никак не дети рабочих и крестьян.
Пошлите любого мало-мальски подготовленного журналиста в космос, и он будет готовить материалы, репортажи, которыми зачитаются жители планеты. Потому что он первый! Потому что читать впечатления человека, впервые побывавшего под водой, в горах, в космосе, всегда интересно!
Я бы тоже хотел полететь в космос. Здоровье позволяет, опыт работы в печати тоже. Но, к сожалению, нет у меня высоких покровителей, кто бы мог “протолкнуть”...
И еще просьба опубликовать полностью данные о тех, кого отберут в группу подготовки. Уверен, что там сыновей рабочих и крестьян не будет».

Но сынков среди шестерки журналистов, которым 7 февраля 1992 года решением МВКК была присвоена квалификация «космонавт-исследователь», не оказалось. 
Иногда утверждают, что романтические мечты свойственны лишь молодым людям. Возраст у Саши Андрюшкова (родился 6 октября 1947 года), когда он стал победителем конкурса, был далеко не юношеский, но он жил высокой мечтой о космосе. Вырос Саша в простой семье: отец работал зоотехником в колхозе, там же работала и мама. Из четверых детей, Саша был старшим. И трудится он начал рано. После восьми классов окончил ПТУ № 7, работал в Луганске наладчиком токарных и фрезерных станков-автоматов. Одновременно в школе рабочей молодежи заканчивал десятилетку и учился в местном аэроклубе. Его манило небо. После окончания Армавирского высшего военного авиационного училища летчиков семь лет служил летчиком-истребителем в боевых частях Ленинградского и Туркестанского военных округов. Летал на МиГ-15, МиГ-17, МиГ-23, Су-9, Су-7б, стал военным летчиком 1 класса. Налет на истребителях составил 1540 часов. Совершил 111 прыжков с парашютом.
В 1982 году окончил с отличием факультет военно-воздушных сил Военно-политической академии имени В.И. Ленина, в1990 году – факультет журналистики Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова.
С Сашей мы вместе работали в газете «Красная звезда», где он был редактором отдела боевой подготовки ВВС. Космонавт-исследователь полковник Андрюшков в качестве одного из испытателей принимал участие в наземном модельном эксперименте длительностью 135 суток (с 1 сентября 1994 года по 14 января 1995 года) по изучению поведения человека в длительном космическом полете (Human Behavior in Extended Spaceflight – HUBES), редактировал журнал «Вестник авиации и космонавтики». Но не дожил и до 60 лет – сердечный приступ. 

Когда я пришел в «Красную звезду» полковник Валерий Бабердин был редактором отдела науки и техники. На год младше Андрюшкова, он родом из башкирского города Стерлитамака, воспитывался в семье военного топографа и учителя математики. Окончив электромеханический факультет Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, работал начальником отдела технического контроля (ОТК) военно-ремонтного завода в Хабаровске. С 1975 года – в печати старшим научным сотрудником, а с 1976 года – заместителем редактора журнала «Техника и вооружение». Окончил вечернее отделении факультета журналистики Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова. Валера прекрасно играл на баяне, увлекался горными лыжами, плавал. Двадцать лет назад, накануне своего 55-летия, во время командировки в Ашулук (Астраханская область) заболел гепатитом и умер. Света Омельченко, которая в одном экипаже с Бабердиным и Салижаном Шариповым выживала в пустыне, писала мне: «Нас было шестеро, а полететь мог в лучшем случае один. Каждый был готов к тому, что останется на земле. Тяжелее других это перенес бы Валера Бабердин. Он учился старательно, экзамены сдал на отлично. Мне говорил: «Прости, Светка, я всегда уступал женщине, но тебе этот полет не уступлю».

Юре Крикуну из Киева, когда мы с ним познакомились, шел 27 год. Ему, выросшему в семье режиссера и кинорежиссера, на роду было написано заниматься кино. В 1987 году он с отличием окончил кинорежиссерский факультет Киевского государственного института театрального искусства им. И.К. Карпенко-Карого, получил специальность «режиссер документального кино». Затем год обучался (экстерном) на газетно-журнальном факультете Киевского института высшего журналистского мастерства. Юрий Крикун – автор сценариев и режиссер документальных фильмов «Трудная дорога в космос», «Звездный полигон» и др. После распада Союза Юрий Юрьевич работал главным консультантом Верховной Рады Украины по вопросам молодежной политики, спорта и туризма. С 1996 году проходил отборочную комиссию в Национальном космическом агентстве Украины (набор НКАУ-1) как кандидат на полет украинского астронавта на американском шаттле, но отобран не был. В моей записной книжке остались его номера телефонов, но в последние годы на связь Юра не выходит…

С Павлом Мухортовым мы оканчивали одну «альма-матер» – Львовское высшее военно-политическое ордена Красной Звезды училище. Я на одиннадцать лет раньше Павла. А родился он на Камчатке в поселке Елизово в семье летчика гражданской авиации. После окончания училища лейтенант Мухортов год служил корреспондентом-организатором дивизионной газеты «Гвардеец» учебной мотострелковой дивизии в Средней Азии. В запас уволился по болезни и преподавал физику в 5-7 классах одной из средних школ Риги. Затем работал корреспондентом газеты «Рыбак Латвии», заместителем ответственного секретаря окружной газеты «За Родину!» Прибалтийского военного округа, выпускающим газеты «Советская молодежь», издавал газету «М-ский треугольник».
С декабря 1993 года Павел Мухортов – генеральный директор и учредитель собственной фирмы ЗАО «АУМ». По мере возможности с Павлом мы общаемся. Бодр, весел, жизнерадостен. Знаю, что накануне Дня космонавтики он по устоявшейся традиции придет к врачам Института медико-биологических проблем с цветами и тортом…

Единственная женщина шестерки Света Омельченко родилась в станице Орджоникидзевская Чечено-Ингушской АССР в семье журналиста и учительницы. Отец, Еремеев Октябрь Алексеевич, погиб при исполнении служебных обязанностей, когда Свете было 7 лет. После окончания ПТУ Света работала электромонтером в одном из московских строительных управлений. Заочно окончила факультет журналистики МГУ.
Космический конкурс она выиграла, работая старшим корреспондентом отдела летно-технической эксплуатации и обеспечения полетов газеты «Воздушный транспорт». Затем работала специальным корреспондентом газеты «Деловой мир», редактировала журналы «Бизнес и страхование», «Русский смак». 
Со Светой мы переписываемся, она многое мне рассказывает о тех, с кем прошла через горнило общекосмической подготовки, особенно о моих коллегах по работе в «Красной звезде», рано ушедших из жизни, краснозвездовцах космонавтах-исследователях Бабердине и Андрюшкове. «Я вот что вспомнила о них, – пишет космонавт-исследователь Светлана Омельченко. – Одно из первых серьезных испытаний – тренировка на выживание в Арктике под Воркутой в январе 1991 года. До этого три месяца за партами динамику и баллистику изучали. Приехал в Звездный Яцек Полкевич, итальянец польского происхождения, руководитель известнейшей школы выживания. Упакован, экипирован. Определили его в экипаж к нашим краснозвездовцам. Не выжил Яцек. То есть помереть ему спасатели, конечно, не дали. Откачали, отпарили, отпоили. А Валера с Сашей продолжили тренировку. Правда и то, что им самые сложные погодные условия достались. Если у нас суммарная температура была минус 56 градусов, то у них покруче. Помню, что были еще и снежные заносы, буря. Так самое интересное, что Полкевич потом опубликовал большой материал (до нас дошел перевод), где рассказал о своем участии в тренировках космонавтов, ни слова не сказав о том, что сошел с дистанции, и не упомянув даже о Бабердине и Андрюшкове. Валерий обижался. А Александр обижаться не умел».
И еще приведу один отрывок из письма Светланы: «Валерий, всколыхнул ты воспоминания. Теперь остановить их не могу. Саша как живой перед глазами. Он ни с кем не ссорился. Только Юра Крикун мог заставить его возмущаться. Не любил он Крикуна. Хотя и не ввязывался с ним в перепалку. Один раз на моей памяти не выдержал. Юра тогда оскорбил официантку – тетю Валю. Она даже плакала. Кстати, она кормила еще Юрия Гагарина, рассказывала нам о нем. Меня удивляло, как она запоминала все наши вкусы и пристрастия и, если запаздывали с тренировок, каждому оставляла то, что он любит.
Андрюшков тогда рассвирепел и стал требовать, чтобы Юра извинился перед официанткой. Впрочем, требовал он тоже интеллигентно...»

Валерий Шаров до прихода в Звездный городок имел два высших образования – Горьковский (ныне Нижегородский) государственный университет им. Н.И. Лобачевского по специальности «Физиология и биохимия человека и животных» и факультет журналистики МГУ. Родился он в Москве в семье инженера и домохозяйки. Послужной список у Шарова приличный. С 1976 года работал старшим лаборантом кафедры психотерапии Московского центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей, затем старшим инженером сектора реабилитации слепоглухонемых лаборатории исследовательских проблем социально-психологической реабилитации слепых Специального конструкторского бюро Всероссийского общества слепых, преподавал на кафедре физического воспитания и спорта МГУ. Серьезно занимался спортом, был серебряным призером чемпионата СССР по легкой атлетике, выполнил норматив мастера спорта.
В сентябре 1984 года пришел корреспондентом в отдел науки «Литературной газеты», через три года возглавил корпункт «Литературки» на Дальнем Востоке. Затем – председатель Общественного объединения «Дальневосточный информационный центр». Написал книгу «Приглашение в космос», соавтор книги «Демографический прогноз в СССР». Девять лет назад Валерия Шарова не стало…

«Космос не только удел мужественных и смелых. Он для любознательных и терпеливых, смекалистых и твердых, идущих и верящих в будущее этого, пока еще не познанного мира». Эти слова Юрия Гагарина в полной мере можно отнести к моим коллегам Светлане Омельченко, Александру Андрюшкову, Валерию Бабердину, Павлу Мухортову, Валерию Шарову, Юрию Крикуну. Они не полетели в космос. Но они сделали все, чтобы вплотную прикоснуться к этому неизведанному миру. Что вряд ли удастся в ближайшем будущем представителям мировых средств массовой информации.

5
1
Средняя оценка: 3.01493
Проголосовало: 67