Европейская история, или Тройной юбилей Вуди Аллена

«Ты думала, это ничем не кончится?»

Фильм «Великая ирония»-2023 / Coup de chance, 18+. США-Франция

Жанр: триллер, драма, мелодрама, комедия
Слоган: «Порочные игры ценою в смерть». Или: «Хочу остаться той, кто я есть».
Режиссёр: Вуди Аллен
Сценарий: Вуди Аллен
Продюсер: Эрика Аронсон, Летти Аронсон, Рафаэль Бенолье
Оператор: Витторио Стораро
В главных ролях: Лу де Лааж, Валери Лемерсье, Мельвиль Пупо, Нильс Шнайдер, Грегори Гадебуа, Гийом де Тонкедек

Интересный факт — мысль о создании «парижского» фильма посетила Вуди Аллена в разгар пандемии 2020 года. Он тогда уже было взялся за подготовку, но — увы… Вернулся к реализации идеи только через два непростых тягучих, крайне тяжёлых ковидных года. 
На съёмки в Париж, кстати, он ехал не с кондачка... Там сняты «Все говорят, что я люблю тебя»-1996, «Полночь в Париже»-2011.

Алленовские юбилеи — это, во-первых, почти что шестидесятилетнее шествие по нашим экранам. Которое будем отмечать в 2025-м. (Дебютная работа «Что нового, киска?» вышла в 1965-м.) А собственно юбилейная «Великая ирония» — 50-й фильм маэстро: Бергмана, Чехова и Стринберга в одном флаконе, по словам мэтров искусствоведения, не абы кого. [Годара можно присовокупить, да кабы не было перебора.]

Вуди Аллена обожают в России. Обожали в СССР. С 1960-х годов он не сходит с лучших мировых киноплощадок. И если вы действительно смотрели пару-тройку его фильмов (ну, скажем, ту же парижскую «Магию лунного света»-2014 или «Пурпурную розу Каира»-1985), — то незамысловатый сюжет предвосхитить будет несложно.
Молодая красивая женщина. Богатый, — но изрядно надоевший муж. Кипучая кровь старого школьного приятеля. У коего, казалось бы, исполнилась давняя мечта: случайно встретил юношескую привязанность. Не исключено, жизнь вскоре круто изменится. Но не тут-то было… Всего лишь показалось, bro.
Между тем в «Великой иронии» имеется режиссёрское новаторство Вуди Аллена. 
Впервые — абсолютно иностранные актёры. Иностранный (не английский, в кои-то веки) — язык. 
Пригожий, причёсанный Париж (без забастовок и пожаров). «Отменно»-скучные светские вечеринки главной героини Фанни (актриса Лу де Лааж). По итогу выплеснувшиеся в чашу раздора с постылым супругом. 
Внезапно вспыхнувшая страсть к другу-писателю. Который с энтузиазмом создаёт новый роман — на волне свежих чувств, впечатлений. Новых переживаний.
Единственное, что таки связывает сюжет «Иронии» с боготворимым Нью-Йорком — общая Фанни с Аленом (Нильс Шнайдер) средняя манхэттенская школа.
«Великая ирония» — совершенно европейское кино. Давшее выход олдскульной тоске Вуди по бескрайней культуре Старого Света. Его повадкам и запахам… Пристаням-цветам-площадям.

Взаимовлияние, взаимопроникновение двух культур Нового Света и матушки-Европы идёт с эпохи главенства на экранах Ф. Трюффо, Ж. Ренуара, Г. Хоукса etc. С которых Аллен срисовал сценическую монументальность, впитал палитру технических приёмов, красок, работу с образами.
Со времён «Полночи в Париже» герои фильмографии Аллена — участники «туристического мифа»: — американские интеллектуалы проездом по люксембургской железной дороге. Ценители красоты. Эстеты духа. В подоплёке — всё ж таки праздно-расслабленные пассажиры вагонов First class. Откуда лицезрят на «Великую иллюзию» жизни (Трюффо) — из-за чисто вымытых окон. 
В «Иронии» — не так. Тут всё по-иному. Хоть и по-европейски, но — с прихватом. Алленовским прицепом.
Фильм пропитан нетленным духом космополитизма, в СССР говорили — «интернационализм». В мире и сейчас так говорят. И фразы типа «О, как это напоминает мне Америку!» — подчёркивают всепланетный авторский охват. Фильм для всех. И для нас тоже: ведь безумие чувств не имеет границ!
Парижские интерьеры, кажется, важны только писателю Алену — мыслят-то они с возлюбленной всё равно глобально. Дерзко. Упиваясь простым человеческим счастьем: жареные каштаны, простенькая мансарда, поэзия. В лёгком ветерке чистый свежий воздух из парка, — что может быть лучше, чтобы встретить… Любовь?! 
Касаемо же высшего общества, надоевшего молодой девушке, то: что французский, что нью-йоркский свет эстрадных рамп — всё слеплено из одного теста. Нувориши-капиталисты — успевают менять «трофейных» жён. А так — никакой разницы. Истеблишмент не трогает лишь принципы обогащения.
Да и сама история вполне могла бы переместиться на Лонг-Айленд, гавань в Гудзоне или Мидтаун. Где фильмы Ренуара переплетаются с лентами братьев Коэн, Трюффо хлопает по плечу Хичкока, а Отелло вдруг натыкается на Анну Каренину…

Основная мнемоника слоёв кинопроизведения непритязательна и проста:

•    Опереточно ревнивый Жан (М. Пуппо). От нелепости — к чрезвычайной жути беспощадного «Отелло».
•    Традиционные Алленовские многоугольники любви.
•    Непременный закадровый джаз.
•    Уют древних букинистических лавочек;
•  Образ В. Лемерсье — мамы влюблённой Фанни — частично склеен из эксцентрично-прекрасной Дайаны Китон («Загадочное убийство на Манхэттене»-1993). 

При всём обилии интертекста, точнее, кино-интертекста — явных прямых отсылок к своим же фильмам двадцати-сорокалетней давности Аллен не даёт. Это и понятно — рука мастера не позволяет. Еле зримые мазки… Чисто флёр, сигаретный дымок прошлого, улетевший в звёздное небо. Звёздное — от количества знаменитостей, выпущенных Алленом в большую жизнь: будущие «Дик Трейси» и «Багси» в исполнении Уоррена Битти; самая известная немка-актриса Роми Шнайдер; секс-символ Урсула Андресс; первая леди Франции Карла Бруни, мн.-мн. др.
Смотрите! — в «Иронии» промелькнул-вспомнился антураж из 1980-х: «Сентябрь», «Другая женщина». Где-то проплыли знакомые декорации. Аллен и не скрывает некоего саркастичного, одномоментно уважительного отношения к сценарию, зрителю. Где в каждом кадре читается позитивизм. В каждом взгляде, позе — отточенный профессионализм. С эмпирикой кантовского поиска истины.

И невзирая на то, что последние тридцать лет киноиндустрия время от времени вздрагивает от неприятных доносов и скандалов, связанных с «сексуализацией» имени Вуди Аллена, нынешний 80-й Венецианский фестиваль принял «Великую иронию» довольно приветливо (внеконкурсный показ). «Ирония» в прямом и переносном смыслах по праву оценена жюри. Одобрена просвещённой публикой.
Хотя лично мне фильм не зашёл, если честно... Показался пресновато-скучноватым (я — приверженец экшн со Стейтемом). Чуть постановочным, что ли. И если б картину делал малоизвестный режиссёр, думается, её ждала бы незавидная участь — буквально на грани провала. Но — то лишь моё мнение, не претендующее на лавры евро-Гуру Антона Долина1.
К тому же — на то он и Вуди Аллен, чтобы никто кроме него не мог скрупулёзно выписать в «Великой иронии» следующие маркеры блестящего иллюзиониста цвета и жанра. Присущие сугубо ему:

•    Магия случая;
•    Неземное счастье уикендов;
•    Восхищение классической литературой, старым кинематографом;
•    Роскошь дорогих ресторанов-бутиков. 
•    Королевская охота, наслаждение музыкой: old style;
•    Долгие начальные титры под традиционный джаз;
•    Фамилии архитекторов и строителей картины напечатаны характерным для фильмов 1950-х шрифтом с «засечками».

Пункты, за коими грандиозная, по результату мрачная лексема жизни перевоплощается порой в цинизм и сумасшествие — до преступления. До — Иронии с заглавной буквы.
Об этом — фильм. Дальше спойлерить нет резону. Сюжет и впрямь незатейлив.

Кстати…

В 2022 году, на встрече с Алеком Болдуином, В. Аллен сказал, дескать, скорее всего эта юбилейная пятидесятая лента будет последней. (Предыдущий фильм «Фестиваль Рифкина»-2020 провалился). И — он уйдёт на пенсию. 
Где и отпразднует своё 60-летие оскароносно-режиссёрской, авторско-музыкальной, продюсерско-актёрской деятельности. Заодно с собственным 90-летием. 
Долгих лет!

Признан в РФ иноагентом.

5
1
Средняя оценка: 2.54545
Проголосовало: 22