10 июля, семьдесят шесть лет назад…

К огромному сожалению, сохранилось очень немного документов по поводу жизни Героя Советского Союза младшего сержанта Исмаила Хамзалиева. 1921 года рождения, проживавшего в Согдийском (ныне Гафуровском) р-не Таджикистана. Необыкновенного молодого человека трагической, одновременно большой героической судьбы. 
До войны работал преподавателем средней школы в Канибадамском р-не Ленинабадской (сегодня Согдийской) области. В Красную Армию призван в 1941 г. Канибадамским РВК (Ленинабадская область, Таджикская ССР). На фронте — с июня 1941 года.
В военкомат ездил несколько раз — его долго не брали, т.к. учителя тоже были крайне нужны и востребованы: в тылу как на фронте.  Но настоял… 
Сперва, как положено, — «учебка» в запасной артиллерийской части. Исмаил писал домой оттуда: «Служба началась хорошо. Изучаем уставы, технику. Жду — не дождусь, пока пошлют на фронт. За меня не беспокойтесь…».
В невеликих числом архивах найдены отзывы о курсанте: «Боец Хамзалиев усердно изучает материальную часть артиллерии. По характеру общителен, в достижении цели настойчив, прям и честен». — Пятёрки абсолютно по всем предметам. 
И вот долгожданный день. Выпускник прибыл в действующую армию. Младший сержант Хамзалиев принял артиллерийский расчёт в истребительно-противотанковой батарее. 

Уничтожали ненавистных гитлеровцев. День за днём, месяц за месяцем. Неуклонно пробиваясь на Запад с 79-й танковой бригадой (19-й танковый корпус, Центральный фронт). Хамзалиев, бывало, работал и за наводчика, и заряжающего, и за командира. Его расчёт — всегда на передовой, в самой гуще сражений. 
Сообщал матери, — на отдыхе из окоп: «Бьём фашистов. Лупим, как положено. Обо мне не беспокойтесь, не подведу. Моя пушка безотказна. Так что полный порядок. Детишкам передайте: пусть хорошо учатся и не забывают своего препода…»
Курская дуга, начало июля 1943 года. Предгрозовое затишье… Семьдесят шесть лет назад.
Вскоре громыхнёт одно из величайших мировых сражений — врёмён Великой Отечественной войны. И в самом эпицентре событий был гвардии младший сержант Исмаил Хамзалиев. Бесстрашный командир артиллерийского расчёта. 

10 июля. Истребительно-противотанковая батарея обороняла небольшой пятачок земли на безымянной высоте под с. Молотычи́. Имеющий особое значение в тактическом отношении. Так как позволял контролировать дорогу — и вражескую технику, идущую по ней.
Фрицы пустили в ход авиацию. Потом мощнейшую артподготовку. В наступление двинули танки. За ними — пехота.
Хамзалиев закрепился на самом видном месте. Стрелять — чрезвычайно удобно, но… И мишень — прекрасная. По-хозяйски обосновались — волноваться нечего: — не впервой… Прорвёмся.
Приказ: «Огонь!» Снаряд за снарядом посылал расчёт Хамзалиева по идущим практически в полный рост фрицам, — решившим, что после арт. и авиаобработки в живых у русских не должно остаться никого.
Немцы вынужденно залегли. 
Тут же по наводке раздались ответные пушечные выстрелы — высота Хамзалиева вздрогнула. Внезапно — прямое попадание! Мгновение — отряда нет в живых. Кроме командира. Счёт шёл на секунды.
Исмаил рванул к соседнему орудию, солдаты которого тоже полегли минуту назад. Зарядил. Произвёл выстрел. Ещё один. Немецкий «тигр» подбит. 
Слева — взрыв! Осколок навылет пробивает грудь командира. Он упал, потеряв сознание.
Осмелев, фашисты бросаются на позиции артиллеристов. «Неужели все погибли?» — пронеслось в голове Исмаила. Прямо на него наползал фашистский танк. «Снаряды, быстрей!» — очнувшись, крикнул командир. Вернее, хотел крикнуть. Изо рта хлынула кровь вместо слов.
Превозмогая адскую боль, Исмаил дотянулся до ящика. Взял разрывной. Подполз к орудию, зарядил. 
Подобрался к прицелу, почти в бессознательном состоянии поймал в перекрестие окуляра стальную свастику. Сделав свой последний залп… [Умер в госпитале 16 августа 1943.]
Говорит генерал-лейтенант Н. Попель, в ту пору член военсовета 1-й танковой армии: «Пожалуй, ни я, никто другой из наших командиров не видели… такого количества вражеских танков. Генерал-полковник Гот, командовавший 4-й танковой армией гитлеровцев, ставил на кон всё. Против каждой нашей роты действовали 30-40 танков. Гот отлично понимал, что если он прорвётся к Курску, любые потери будут оправданы, любые жертвы не напрасны». 
Фашистские танки не прошли. В этом есть и заслуга Хамзалиева.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1943 г. ему присвоено звание Героя Советского Союза. А имя отважного воина навечно занесено в списки личного состава полка. 
Закончим наше скромное повествование о той жуткой эпохе незабвенной фразой А. Толстого: «Родина наша — колыбель героев, огненный горн, где плавятся простые души, становятся крепкими, как алмаз и сталь». 
В память о простом таджикском учителе Исмаиле Хамзалиеве. Отдавшем за Родину жизнь. Державшемся до конца.