Подвиг верности своим интересам

«Человечеству нужна жестокость. Подумай об этом, сынок. Что заставляет человечество двигаться вперед? Насилие! Это двигатель прогресса. Вот что станет началом новой эпохи. И чем более хаотично и ужасно, тем лучше. Джек Потрошитель предвещал начало XX века, а не какая-то долбаная Флоренс Найтингейл! Именно жестокость ознаменовала начало новой эры! Газовые камеры. Хиросима. 11 сентября. И мое скромное участие в этом процессе. Я — ангел-хранитель хаотичного насилия».
«Бессердечный» (британский фильм 2009 года)

Этот монолог произносит папа Би, предводитель банды рептилоидов. Фильм ужасов, содержащий в себе все идеи Chaotic Evil со времен «Заводного апельсина», в наши дни можно назвать пророческим. 11 сентября положило начало хаотичному насилию и менталитету нового века, который никак не желает помещаться в рамки гуманистических манифестов.

Манифесты рушатся как карточный домик, стоит жизни поставить перед манифестантами выбор между одобрением со стороны Запада и поддержкой своей страны в трудное время. Этот выбор мы всей страной и наблюдаем — как не считая нужным разобраться, наша творческая интеллигенция ринулась обвинять и отрекаться от Родины и даже от собственных слов про большую свою любовь к России. Хоть бы в Евангелие заглянули, интеллектуалы: «Говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня».

Сейчас трепетные пацифисты твердят одно и то же, как по методичке, упрекают Россию, призывают дать неонацизму шанс, а иноСМИ усердно всё это печатают: «Известная титулованная российская писательница Гузель Яхина, заслуги которой отмечены Правительством России, за творчеством которой Наша Газета (Новости Швейцарии) внимательно следит уже несколько лет, поделилась своими чувствами и мыслями о происходящем с нашими европейскими читателями.
„Пишу этот текст для своих друзей, издателей, переводчиков и читателей в других странах. Писать трудно — для этого требуется ясность мысли и остывшие чувства, а мои эмоции сейчас полыхают. Еще труднее что-то понять о происходящем в России и Украине. Но молчать сейчас — недопустимо“».

Только почему-то храбрецы всем скопом беседуют не с русским народом, а с иноСМИ. Кто с итальянскими, кто со швейцарскими. То ли не считают русских варваров достойной аудиторией, то ли надеются, что их «немогумолчать» и вовсе не заметят: где русская дура-публика, а где образованные, высокодуховные европейцы?

«Сегодня российские танки идут по чужой земле. Я едва могу в это поверить. Внутреннее несогласие с этим так глубоко, что хочется выть. Трудно подобрать слова, все они недостаточно сильны. Горечь, гнев, страх, бессилие — в бесконечной степени. Новости 24 февраля 2022 года смяли меня. Мой мир не перевернулся, а просто — разрушен». На читателя обрушивается порция лживой чуши про «прививку пацифизма, полученную всеми нами в СССР» (!) от автора псевдоисторической писанины. О творчестве какового автора историки говорят, что «Гузель Яхина черпает факты не то из „Википедии“, не то из исторической публицистики сомнительного качества». Похоже, любительница приврать и собственные воспоминания берет там же, после чего, старательно причесав под сиюминутные нужды, транслирует как свои.

В конце слёзной, но оттого не менее шаблонной «исповеди» нас, как всегда, ожидает излюбленный цирковой номер современного интеллигента — сверхвывод в духе андерсеновского «Мы и весь свет»: «Не понимаю, почему прививка пацифизма не помогла. Пишу от своего лица, но все мои знакомые и друзья чувствуют то же. В моём ближнем и дальнем кругу нет ни одного, кто поддерживает эту войну. Социальные сети полны гнева и просьб, призывов и требований остановить военные действия». Ну разумеется, Гузель Яхина и ее круг общения — это и есть вся Россия. Народ русский, соль земли! 

Замечу, Яхина на удивление быстро меняет национальность сообразно своим целям: когда надо она татарка, когда надо — русская, когда надо — советская. И патриотка, уж такая патриотка! Невзирая на планомерное пополнение списка литературы для «Коль из Уренгоя», жалостных историй про раненых юных эсэсовцев, которых нельзя не пожалеть: «Мамочка, да он же совсем ребенок!.. На Майю смотрят огромные, полные ужаса серые глаза в дрожащих ресницах, зрачки — как монетки. Лицо — белое, ноздри — еще белее... Большая пилотка с блестящим серебристым черепом сползла на затылок. Одно ухо торчит чуть больше второго. Из-под коротких шорт — длинные ноги». В отличие от совсем не привлекательных русских солдат, чья непривлекательность подчеркивается не раз и не два: «Обкусанные губы, из уголков рта – ручейки слюны. В оскале – желтые зубы с серым налетом, дух перегара в лицо: „Сестричка! Сестричка-а-а!.. Ох, какая молоденькая…“ Глубокие поры на лбу, черный пот струится по длинной щетине. Грязные, измазанные кровью». (рассказ «Винтовка», 2015, «Октябрь» № 5).

Яхина, как и многие не считающие нужным разбираться миролюбцы, призывает к непротивлению злу насилием — и кого? Россию, русский народ, который решено уничтожить. Давно решено. Пацифистами из-за моря-окияна. «Наступило время простых истин, бесконечного их повторения. „Нет войне“. „Миру — мир“. „Человеческая жизнь — высшая ценность“. Будем повторять, пока этот мрак не рассеется. Будем утверждать банальность добра, чтобы позже не столкнуться с банальностью зла. Это не моя война. Я отказываюсь считать ее своей“».

Действительно, это же не Гузель Яхина, обласканная правительственными чиновниками, медиа, критиками и доверчивыми русскими читателями, сидит со своими детьми в подвале, ожидая артобстрела украинскими ВСУ. Россия не довела до такого. Не дала нацикам шанса. За это ее, Россию, российская интеллигенция очень сильно порицает. И во всех западных СМИ заявляет: «Эта война — не наша война!»

Чулпан Хаматова, звезда сериала, снятого по яхинскому роману, тоже того-с… боится за свою жизнь. Когда-то она без страха заявляла: «Я, например, ненавижу Великую Отечественную войну, я не могу ей гордиться. Для меня это боль, кровь и страдание не только русского народа, но и немецкого, солдат и мирного населения других стран. Я в принципе ненавижу войны и ни одну из них никогда не поддержу. А если она всё-таки случится, то мне будет жалко все стороны конфликта». С тех пор прошло три года, и ничего с актрисой-голубицей не произошло. Но вдруг ей стало страшно.

О чем она немедленно поведала в интервью, отдельно подчеркнув, что, мол, «не предатель», а патриотка. Просто при первой возможности сбежала из страны и теперь дает понять, что мирным, но честным творческим натурам небезопасно там оставаться. Каковые сведения Западу очень, как говорится, в кассу. А пояснения вроде «Я боюсь возвращаться, чтобы не потерять совесть и себя»… Кто их заметит, верстая на всю полосу очередной лживый заголовок: «Преследования со стороны российских властей вынудили Чулпан Хаматову бежать из страны»? Главное создать casus foederis.

Господа литераторы, наколотившие грантов и премий, тоже вовсю рассказывают друг дружке ужасы на Фейсбуке: «…„литпроцесс“ уже исчез. Никаких „литпремий“ не будет. Книгоиздательство рухнет», «Они нас пересажают, убьют.... А мы будем просто молчать», «Никаких Чеховых и Чайковских не хватит чтоб отмыть эту грязь. Дети будут отмывать, и внуки тоже», «Литература осталась либо в стол, либо скрепная на госфинансировании. Эх, какая битва будет между литераторами, которые одинаково скрепны, но друг друга ненавидят», «…многие из нашего цеха уже готовятся к мести и карьерному взлету»...

Боже мой, хочется сказать, да вы оккупировали литературу, кино, театр, ТВ десятки лет! Мало вам? Вы ругали русских — и давали интервью русским СМИ, жили на стипендии, проводили мероприятия на деньги, выделенные из госбюджета. Вы получали ненавистное вам российское (а некоторые и советское) бесплатное образование, попутно ругая его. Вы и читателя ругали, русскую дуру-публику, пишущую по вашей ахинее «Тотальные диктанты» — хотя никакой другой публике вы никогда нужны не были и не будете, не льстите себе.

Не зря вас объяла паника, и вы заметались в поисках ускользающих возможностей. Это не удивительно, удивительно другое. Многие литераторы и люди из публики в ответ на пророчества о падении литпроцесса и книгоиздата пишут: «И черт с ним», после чего выражают надежду, что на бесприютном пепелище вырастет нечто новое. Отличное от вас.

Разумеется, вырастет. Чтобы литература умерла, потребуется не падение книгоиздата, не смена режима, не замещение элиты контрэлитой — всё это было в России не раз и не два. Для смерти литературы нужно продолжать тихой сапой отчуждать публику от чтения, от интереса к книге. Продолжать то, что уже делается — и не первое десятилетие. Вами, господа современные литераторы, ориентированные на Запад всем своим существом. «Вы и убили-с».

Сергей Солоух в романе «Love International», вышедшем в 2021 году, описывая будущность литературы словами пьяного советника президента по культуре,  главного чиновника литературной премии «Настоящее», писал: «Все будет скоро как в смартфоне... я тебе расскажу, Шуряк, смешной ты дуремар, по чесноку… нет, точно… блин, серьезно… как на духу... какая срань это твоя литература… все однохренственно… вот никому на фиг ненужное дерьмо». 

Пророк, прямо пророк. Но вместо ожидаемого протеста возникает любопытство. Хочется спросить: отчего это вы, господа писатели, так старательно изображаете скорбь по уходящей натуре? Сами-то вы немало сделали, чтобы было «как в смартфоне». И чтобы срань была литературой, а литература — сранью. Чтобы в ней не было неподдельной, неподкупной и оттого неудобной правды; не было добра, вами же подмененного трусостью и своевременным предательством; не было настоящей истории, замазанной коммерческой русофобией в угоду «миротворцам» из-за бугра… Чтобы писателя возвеличивали за глупые враки — чем глупее, тем выше награда. Чтобы молодежь на примере старых вралей училась делать литературную карьеру.

А теперь вы пугаете нас будущим, в котором русская литература обойдется без вас. Самим-то не смешно?

5
1
Средняя оценка: 3.6087
Проголосовало: 184