Тело без смыслов в Гостином Дворе

Поистине радует готовность Министерства культуры в любое время (включая военное) предоставить лучшие выставочные помещения отборной русофобии или попросту деструкции всего, от человеческой психики до национальной идеи. Всему оскорбляющему, унижающему, издевательскому, а главное — скандальному. На скандал непременно придет толпа зевак! Ей интересно, что предпримет власть, что скажут критики, какая будет реакция, если ткнуть медведя палкой.

Да похоже, никакой. В Госдуме и Совфеде возмутились представленной на выставке «Арт Москва» в столичном Гостином Дворе скульптурой киевского художника-акциониста Олега Кулика «Большая мать». В работе усмотрели пародию на памятник «Родина-мать зовет» Евгения Вучетича на Мамаевом кургане в Волгограде — из-за позы статуи и меча в ее руке. Хотя скорее всего это киевская «Родина-мать», которую тоже начинал создавать Вучетич, а закончил Василий Бородай. Обе статуи, безусловно, относятся к святыням, обе посвящены памяти о павших воинах. Полагаете, глумление над святыней расшевелит наконец русского медведя?

  

Глава комитета Госдумы по информполитике Александр Хинштейн заявил: «Направляю запросы в прокуратуру и Следственный комитет о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 354.1 УК РФ: „Осквернение символов воинской славы России, совершенное публично“. Те, кто совершил эту гнусность, должны ответить по всей строгости закона!». «Полагаю, сей издевательский и отвратительный перформанс, проведенный во время, когда наши солдаты и офицеры сражаются и гибнут за Родину-мать, должен получить официальную оценку. И у него должны быть официальные последствия», — высказался сенатор Алексей Пушков.

Но, пожалуй, ближе всего к истинным ощущениям человека из публики оказалось высказывание экс-спикера МИД ДНР Константина Долгова: «Пока сами россияне вот так позволяют с…ть себе на голову, причем безнаказанно — можно провести тысячу спецопераций, но толку не будет. Авторы этого овертоновского г…а должны надолго сесть, те, кто им это согласовал/утвердил/выделил средства — аналогично. А если им ничего не будет — значит и говорить не о чем».

В Минкульте немедленно отговорились тем, что «Арт Москва» проводилась полностью на частные средства и ведомство не оказывало выставке какую-либо поддержку. «Большая мать» была создана в 2018 году и уже демонстрировалась на выставке в «Рихтере». В пресс-релизе тогда поясняли, что Кулик стремился показать «тело, лишенное сексуальной идентичности, социальных, экономических и юридических смыслов». Собственно, акционист Кулик тем и прославился, что тело показывал. Свое и в голом виде, бросаясь на людей и автомобили. 

  

Тем не менее в отношении художника-акциониста Олега Кулика возбудили уголовное дело по статье о реабилитации нацизма. Ч. 3 ст. 354 устанавливает ответственность за «осквернение символов воинской славы России, оскорбление памяти защитников Отечества». Она предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет или штрафа до трех миллионов рублей. Конечно, «Большую мать» господин Кулик создал в 2018 году, но устроители решили выставить ее именно сейчас. И стоило бы спросить не только с автора произведения, но и с них. Неужели устроители так прямо поверили мутным объяснениям деятеля искусств, чьи акции-перформансы рождались прямиком из пьяных выходок с беготней в голом виде, с отправлением естественных потребностей в общественных местах и прочим деградированным гусарством?

Причем за четверть века, прошедшую с далеких 90-х, среднестатистический, если так выразиться, современный художник эволюционировал лишь в том плане, что теперь он стал солиднее (особенно телом) и выставляет на всеобщее обозрение уже не свои телеса, а «Большой матери». Чтобы придать осмысленности акциям и перформансам, пишутся обтекаемые пресс-релизы: «В Гостином Дворе стартовала крупнейшая российская ярмарка искусства и антиквариата „Арт Москва“, собравшая более 100 галерей и продемонстрировавшая, что арт-рынок жив вопреки всем сложностям… В день вернисажа уже на подходе к Гостиному Двору можно было заметить вереницы дорогих автомобилей и стильно одетых людей. Внутри же царила привычная для подобных мероприятий атмосфера, в которой не чувствовалось никакого напряжения или иных признаков непростого времени». В самом деле, какая радость — в тяжелые дни спецоперации устроителям удалось заставить забыть о ней стильно одетых господ, владельцев дорогих автомобилей! Не это ли было конечной целью выставки?

«Да и саму экспозицию никак нельзя было назвать кризисной: практически все ведущие российские галереи собрали лучшее из своего каталога, а вдобавок к этому ярмарка организовала выставки скульптур Николая Полисского и Олега Кулика — получилось изысканное обрамление стендового пространства». Объясните мне, представителю старой искусствоведческой школы — из чего именно следует извлечь изысканность в данной конкретной скульптуре, явно созданной с целью вызвать отвращение?

Это не я так вижу, а художник. Именно он постарался придать «Большой матери» максимально отталкивающий вид. Остается лишь заставить господ критиков приложить усилие и задаться вопросом: зачем скульптор Олег Кулик сделал пародию на «Родину-мать» столь уродливой? Какую мысль вложил в свое произведение (вложенное им чувство видимо и так, без усилий)? Ответ довольно прост. Но именно его критики усердно забалтывают.

Благостные пресс-релизы, экспликации и отзывы на выставки для того и пишутся, чтобы замазать смысл очередной русофобской выходки, придать глумлению вид осмысления, оскорблению — вид критического анализа, а флешмобной, тиктокерской бессмыслице — вид интеллектуального перформанса. Хотя на деле стоило бы добавить: данный художник — протеже Марата Гельмана, чье отношение к России хорошо известно и характеризуется как резко отрицательное. «Большая мать», очевидно, самая цензурная вещь из тех, какие могут создавать гельмановские протеже о России.

Борьба со штампами соцреализма и прочих «измов» советского времени к миллениуму превратилась в показуху, против которой прежнее, запрещенное искусство и боролось. Вскоре в трудах российских художников высмеивание штампов перешло в их собирание, в трансляцию штампов американских — тех самых, которыми за океаном описывают русскую и советскую историю и культуру. Художник, осуждавший конъюнктуру и идеологию, теперь сам отчаянно хочет вписаться в рамки западной идеологии. И ради этого он старается уловить подводные течения американской конъюнктуры.

Разумеется, в таких условиях ни о каких находках и творческих прорывах речи не идет. Творец больше не творит, он ищет способа доказать свою лояльность потенциальным покровителям, пытается выделиться, но не оригинальностью, а наоборот, предсказуемостью и узнаваемостью. Стоило ли бороться? Или делать вид, что борешься?

Выступления против режима, по сути своей абсолютно безопасные, обесценились в силу того, что бунтарство это — карманное, ненастоящее. Представим себе, каков будет эффект, если, скажем, художник Олег Кулик изваяет в пародийном, уродливом, лишенном «смыслов» виде статую Свободы? Слабо?

Замечу, что в «Новой Третьяковке», параллельно мероприятию в Гостином проходила выставка Гриши Брускина «Смена декораций», художника успешного, обласканного властью. Работа «Толпа и власть», созданная немногим ранее, чем «Большая мать» Олега Кулика, в 2017 году, ненамного отличается от скандального произведения.

  

Двуглавый орел с вентилями в груди, символ бесчеловечного владычества над миром и над газом, возвышающийся над безликой ордой, марширующей куда-то «в едином порыве» — это уже не СССР. Это Россия. Так же, как и «Вселенная на столе» с корявыми, обломанными фигурками «славного прошлого», разрушающимися останками верных ленинцев, подобием глиняной армии мертвого императора.

   

Все было благостно и чинно, но вдруг известие: выставка закрыта «по техническим причинам». Никаких объяснений от галереи пока не последовало. Общественность волнуется: что это? Цензура? Неполадки с электрикой? Заметили наконец-то оскорбление государственной символики? Или Министерство культуры наконец решило присмотреться, к тому, кого и что оно выставляет в лучших столичных выставочных залах, особенно во время военной спецоперации?

Как утверждают официальные источники, Брускин «является одним из самых известных современных художников российского происхождения». (Почему-то художников, даже если они живут и работают в России, избегают называть русскими.) Брускин известен тем, что на первом и последнем проходившем в Москве аукционе Сотби его картины были проданы за рекордную для современного русского искусства цену (930 тысяч долларов). А через неделю после аукциона Брускин отбыл в Америку. Причем его картины, признаться, только в памяти узких специалистов и остались, и в частных коллекциях, разумеется. Публика, как всегда, все пропустила.

Борис Гройс, своего рода апологет того, что публика неизменно пропускает, писал: «Брускин рассматривает процесс заката советской империи в перспективе Ветхого Завета, обещающей закат и падение всех империй… Брускин воспроизводит историю, как осознанный фарс, то есть как искусство. То, что когда-то было историей, возвращается сегодня как художественное событие, как перформанс». Замечу, эдаких умственных объяснений прямому оскорблению русской истории и культуры художники, критики, искусствоведы выдают множество — а Министерство их проглатывает, не жуя, предоставляя лучшие выставочные площадки любому символу ненависти ко всему русскому. Но, может быть, теперь перестанет.

Читая биографии ныне популярных творцов, удивляешься тому, сколь глубоко проросли в современное искусство не только русофобия, но и непонимание простых истин. Современный деятель искусства, проживая в Москве, как, например, известный художник Василий Шульженко, «работающий в жанре фигуративной живописи в стиле гротескного реализма» (еще один эвфемизм, прикрывающий многолетние труды на ниве русофобии), без зазрения совести демонстрирует свое отвращение не только к преступным, как он считает, политическим лидерам, но и к самому русскому народу.

Именно такого рода продукцию галеристы пристраивают в частные и музейные коллекции России, США, Европы. Труды г-на Шульженко находятся в Государственной Третьяковской галерее в Москве, в музее "М'АРС" (Москва). Весьма показательные работы, не правда ли?

Скандалы вокруг предметов современного искусства становятся все грязнее, концепции направлений и отдельных произведений — всё примитивнее, а передовыми для тусовки художников становятся те их собратья, кто живет за границей и выставляется в западных культурных заведениях. Видимо, деятель современного искусства мечтает об одном — понравиться Америке и Европе, покинуть родные пенаты и добиться успеха за морем-океаном. А потом если и выставляться на родине (бывшей, скорее всего), то исключительно как известный, успешный, популярный где-то далеко, там, где Россию понимают весьма специфически. «Своего-заграничного» у нас с радостью экспонируют, даже не глядя на содержание работ.

Тем более что скорость деградации содержания поистине ужасающая. Легко можно представить, как нечто, созданное «художником-вампиром Андреем Молодкиным, который наполняет человеческой кровью неожиданные объекты», стоит в том же Гостином Дворе и Третьяковской галерее. Почему нет? Молодкин уже достиг успеха (весьма сомнительного): гигантский портрет Владимира Путина, наполненный кровью доноров-украинцев, отправляющихся на фронт, недавно был выставлен в лондонской церкви (!) — как утверждает патентованный русофоб, пропагандист антирусского искусства Дмитрий Волчек, для желающих помолиться отнюдь не о победе русского оружия. Также «художник-вампир» Молодкин осел в  национальной коллекции Тейт и ряде частных коллекций, полностью соответствуя русофобским настроениям на Западе.

Г-на Молодкина уже выставляли «от России», хоть и за рубежом. Относительно недавно (если рассматривать в контексте искусства: ars longa, vita brevis), в 2009 году Молодкин был приглашен для участия в Российском павильоне 53-й Венецианской Биеннале, выставка была названа «Победа над будущим» (позитивное название, однако). Для павильона Молодкин представил мультимедийную инсталляцию «Le Rouge et le Noir» («Красное и черное»): полые копии статуи Ники Самофракийской, внутри которых с помощью системы насосов кровь российского солдата и ветерана Чеченской войны смешивалась с чеченской нефтью.

Однако куратор павильона смутился и удалил описание произведения из экспозиции. Только описание, но и этого хватило. Без описания данное произведение утратило свои концептуальные качества. Осталась лишь незатейливая копия Ники Самофракийской непривычного цвета. (Замечу: если художественному произведению непременно требуется пояснение, оно, скорее всего, недостаточно художественное. Но таково едва ли не все концептуальное искусство.) Сейчас ничего из спорных (а точнее сказать, оскорбительных для России) опусов кураторы ниоткуда удалять не будут. Художественная ценность в подобном случае отнюдь не обязательна. Главное — устроить скандал вокруг произведения.

Наша культурная тусовка или, если хотите, диаспора так долго шла след в след за западными веяниями, что давно перестала различать, где искусствоведческие россказни, а где здравый смысл, где индульгенция в духе «Он художник, он так видит», а где понимание, что видишь ты сам, зритель.

Конечно, искусствоведы запросто объяснят, почему это творчество востребовано и почему художники сосредоточены именно на нем, а не на устаревшем чувстве любви и уважения к Родине, к русской душе и культуре… Весь вопрос в том, где крутятся самые большие деньги — и за какие именно тенденции в так называемом искусстве их можно получить. Американские и европейские галеристы четко выставляют рамки направлений, которые их интересуют: это новые материалы и технологии (вроде крови в полых блоках, изображающих что-нибудь на злобу дня); секс и этника (как тот же сплав ветхозаветного с социалистическим). Неудивительно, что художники — причем не только те, кто давным-давно проживает на Западе, но и те, кто неплохо устроился в России — корчат из себя «аборигенов-папуасов», устраивают из своих работ аттракционы для туристов, пародируют и глумятся над образами и образАми.

Так, американский художник российского происхождения Семен Скрепецкий не только демонстрирует ненависть к Президенту России — он и ненависть к православию демонстрирует без всякого сомнения в том, стоит ли оскорблять чувства верующих, а не только значимые политические фигуры. Для скандала всё сгодится.

Охотно верю, что проживание за океаном форматирует психику, особенно неустойчивую психику художника. Вскоре забываются и осмеянные толпой «духовные скрепы» (а попросту семейные, национальные, культурные, религиозные ценности — все то, ради чего человек живет, ради чего может идти на войну, на смерть, на лишения), и всякие «высокие слова» — Родина, Отечество, честь, вера и проч. Ради привлечения внимания, ради желания угодить толпе в ее неистовом желании развлечься скандалом художник идет на многое — на подлость, на хулиганство, на преступление. А критики потом придумывают красивые названия и путаные объяснения. Дабы не смущать стильно одетую чистую публику, выходящую из дорогих авто.

Не пора ли хотя бы на государственном уровне обратить внимание на пронизанную программной русофобией современную культуру? Речь не о репрессиях, речь именно о том, чтобы прекратить заигрывать с прославленными аукционами, музеями и галереями, которые и раньше предпочитали культурный продукт с русофобским уклоном, а нынче и вовсе будут выбирать исключительно символы и проявления ненависти ко всему русскому. Пусть господа художники перестанут разрываться между предательством Родины и «аятаквидением», почему-то всегда направленном туда, куда указывает Запад.

Согласитесь, высказывания в духе «Минкульт не оказывал материальной поддержки данной выставке, а всего лишь предоставил ей помещения рядом с Красной площадью и в Третьяковской галерее» — это смешно. Так же смешно, как объяснение акта глумления над «Родиной-матерью», что это же просто тело, без сексуальной идентичности, социальных, экономических и юридических смыслов. Если без смыслов — пусть гражданин Кулик идет делать что-нибудь осмысленное. Попутного ему ветра.

5
1
Средняя оценка: 3.50691
Проголосовало: 217