Критика

Profession de foi или «амнепонра»?

Profession de foi или «амнепонра»?

Пресловутое «а мне понравилось», оно же «амнепонра», «мне зашло», «это мое» раздается из всех углов и уже стало общепринятым оценочным критерием. И критика профессиональная, похоже, решила не протестовать, а влиться в это козлогласование, приняв как данность право критика на творчество. И это выглядело бы смешно, не будь оно так печально. То от одного, то от другого назначенного критиком слышишь: «Я читал(а) — мне понравилось», «Я обнаружил(а), что по моему лицу текут слезы», «Я читал(а) эту книгу вслух домашним», «Моя душа поет», «Мой мозг разворачивает свои стрекозиные крылышки»… И что? — хочется спросить у господ вроде бы критиков, а отнюдь не читателей, изливающих душу в «отзывиках». Это что-нибудь значит — ну, кроме того, что кто-то отчего-то плакал, читал вслух, пел или вовсе расстался с внезапно улетевшим содержимым черепной коробки? И чем сей факт столь показателен?..

подробнее
Яхинский эшелон

Яхинский эшелон

ТАСС уполномочен очернить. То есть по мере сил и возможностей (а они у ТАСС немаленькие) поучаствовать в продвижении очередного мрака антиотечественной литературы, прямиком из редакции Елены Шубиной имени Елены Шубиной...

подробнее
История на погорелой пустоши

История на погорелой пустоши

Сырьем для «Сада» послужила не русская, но антирусская мифология. Мифы о праздных помещиках, которые если чем занимались, то бессмысленным и беспощадным обустройством сада. Об императоре, который во время холеры с перепугу замарал подштанники и «замуровался заживо в Петергофе». О грязном и тупом народе сплошь из «гоминидов первобытных»...

подробнее
Страна слепых

Страна слепых

Если мегаломаны с претензиями «книга не выйдет, пока автор не ублажит меня», — берутся за что бы то ни было, от критики до аналитики, мера их вредоносности, никчемности и безграмотности оказывается такова, что ее не увидит только слепой. Но что поделать, мы оказались в стране слепых...

подробнее
Эдипов комплекс российской прозы

Эдипов комплекс российской прозы

Современная российская проза страдает феминизмом в острой форме. Все по Пушкину: модная болезнь; она недавно нам подарена. Вот именно: модная. Поэтому по степени распространения вполне может соперничать с ковидом. Краткий реестр симптомов: психомоторное возбуждение; ригидность, а также дезорганизация мышления – тангенциальность, паралогии; стойкая копролалия при упоминании мужского пола; навязчивые идеи преследования; различного рода сексуальные девиации...

подробнее
Комната краха

Комната краха

...Но вы, уважаемые творцы и редакторы, попытайтесь хотя бы прислушаться к голосу тех, ради кого (по идее) вся ваша деятельность и производится. Речь, если что, о читателях. О тех, кого вы «низами» величаете. А они, «низы», от ваших попыток спрятать халтурное отношение к тексту камланием про «ловлю блох» уже откровенно устали. И говорят вам открыто: «Задумайтесь о метафоричной основе слова “блохи”. Вы имеете в виду нечто мелкое, несущественное. Но, как и в разбираемой книге, вы не в состоянии точно выразить свою мысль. Блохи – это совсем не мелочи. Они не водятся у здорового и опрятного человека. Блохи вызывают брезгливость. Блохи, наконец, переносят смертельные заболевания»...

подробнее